Архив метки: Повешенный

Таро и парфюмерные ассоциации Аркан XII Повешенный и Drama Nuui 23 Pierre Guillaume Paris

повеш

 

Мученик. Латинское «martyr» означает «свидетель».

Путь познания через страдания, дабы стать свидетелем незримого, неявленного и непознанного. Зачастую страданий добровольных и даже желанных.

В христианстве мученики почитаются как святые и житие их прославляется именно за свидетельство о Христе «до смерти своей».

Христос сам был жертвой. Жертвой Бога себя самому себе. Но учитывая, что он имел природу богочеловека, то страдания он понес физические, а воскрешением своим свидетельствовал о бескрайнем божественном могуществе.

Бог Один прибил себя копьем к древу Иггдрасиль и взывал к самому себе. Он искал этой жертвы. Искал, чтобы обрести мудрость. И обрел. И свидетельствовал о ней другим, подарив нам руны.

Шаман претерпевает страдания в период шаманской болезни и курсирует между мирами, обретая силу и знание, а потом всей своей жизнью свидетельствует о наличии Мира Духа и посредничает между людьми и Духами.

 

Совершенно логично, что Повешенный движется вперед к Смерти, и совершенно не важно, умрет ли вся суть его прежнего существования, наступит ли конец прежним воззрениям или он навсегда расстанется со своим бренным телом, и отправится в лучшие из миров. В самом высшем проявлении, он оставит нам всем память о своей бесконечной вере и огромном мужестве нести свидетельства существования других планов бытия.

Если говорить не о приземленных бытовых трактовках аркана, а именно о части духовного пути, то не в нем ли происходит все самое главное?

 

Иногда мы зависаем между мирами, но и в этом состоянии живем. Живем, ищем, стремимся. Мы все время нуждаемся в большем. Получаем силу и знания, а потом они перестают нас удовлетворять, и мы хотим подняться на хотя бы еще одну ступеньку выше. И рано или поздно встает вопрос жертвы и последующего перехода на новый уровень.

Весь вопрос в том, за что умирать идем и какая сила побуждает взойти на крест. Кто ты в этот момент – жертва или соискатель? Действительно ли жертва идет от тебя или тебя самого принуждают ею стать?

В этом месте должно было бы продемонстрировать целые тома «Собраний Величайших Иллюзий», особенно по теме магии и колдовства, но оставим их в библиотеке всемирных заблуждений.

 

Кстати, ведь важно и по какой системе идем.

Что предварит состояние Повешенного. Сила или Справедливость?

Двигаясь от Справедливости (Правосудия), где есть не только меч, но и милосердие, ты вероятно будешь чуть больше уверен. Это конечно при условии осознания всего того, что ты делаешь. А вот Сила, с ее активным контактом с инстинктом, может здорово потрепать.

Мне посчастливилось приходить к Повешенному и из Силы, и из Правосудия. Ощущения были очень разные, но Дерево по итогу все равно одно. Вот такая история.

 

Для иллюстрации Аркана Повешенный я возьму парфюм Drama Nuui 23 Pierre Guillaume Paris.

Чем дольше он настаивается, тем сильнее меняется и куда в более лучшую сторону. В нем становится больше горечи и он меньше индолит. Хотя в этой индольности есть своя прелесть.

Парфюм изменчив. И если на старте он раскрывается крикливым жасмином, то в раскрытии становится нежнее и тоньше.

Драма. Драма, которой на самом деле нет.

Ночь все скроет. Что-то усилит или ослабит, а что-то спрячет навсегда.

Присутствие артемизии, не особо активной, но тем не менее хорошо проявленной и слаженного хора специй делает этот парфюм необыкновенным. Он очень меняется и это как раз о том, что мы заходим в состояние Повешенного одними, а выходим совсем другими.

Очень красив на мужчинах, что отважатся пережить откровенный жасмин. Когда он ослабеет и вместе с ним сойдет сладость, аромат становится абсолютнейшим унисексом. Мужчины зачастую имеют большое пристрастие к полыни и ждут явление абсента, однако не ожидайте встречи с ним в этом парфюме. Он все-таки о медленных танцах жасмина с лилейным подтоном, артемизии и ненавязчивых специях.

 

Добавлю стихотворение Марины Цветаевой.

Очень оно мне откликается.

 

Уж сколько их упало в эту бездну…

 

Уж сколько их упало в эту бездну,

Разверзтую вдали!

Настанет день, когда и я исчезну

С поверхности земли.

 

Застынет все, что пело и боролось,

Сияло и рвалось.

И зелень глаз моих, и нежный голос,

И золото волос.

 

И будет жизнь с ее насущным хлебом,

С забывчивостью дня.

И будет все — как будто бы под небом

И не было меня!

 

Изменчивой, как дети, в каждой мине,

И так недолго злой,

Любившей час, когда дрова в камине

Становятся золой.

 

Виолончель, и кавалькады в чаще,

И колокол в селе…

— Меня, такой живой и настоящей

На ласковой земле!

 

К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,

Чужие и свои?!

Я обращаюсь с требованьем веры

И с просьбой о любви.

 

И день и ночь, и письменно и устно:

За правду да и нет,

За то, что мне так часто — слишком грустно

И только двадцать лет,

 

За то, что мне прямая неизбежность —

Прощение обид,

За всю мою безудержную нежность

И слишком гордый вид,

 

За быстроту стремительных событий,

За правду, за игру…

— Послушайте! Еще меня любите

За то, что я умру.

 

Марина Цветаева

1913 г.

 

Ссылка на песню в исполнении Мериам Мирабовой

https://www.youtube.com/watch?v=R4QnKp4Dzw4

 

Елена Сибирякова