Архив метки: одна из тьмы

Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 10. Мать и мачеха.

stanovlenie 19

 

 

Как давно это было? Как давно все это началось? Вспомнить бы …

Кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Якутской АССР, Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская никогда не планировала стать ведьмой. Атеизм и любимая наука верно шагали рядом с Александрой рука об руку во всех экспедициях, где она пропадала с мужем. Все изменилось однажды, когда во время экспедиции Александру укусила гадюка. Попытки отсосать яд из раны улучшили ситуацию только на время. Продолжающиеся сильные ливневые дожди не давали возможности отправить Александру в районный центр, так как дороги полностью развезло. Чудом оказавшийся в соседнем селении фельдшер пытался использовать различные лекарственные компрессы и примочки, но рука Александры продолжала чернеть, а саму её постоянно лихорадило и клонило в сон. Также, внезапно начались периодические кровотечения из носа, в том числе во время сна, так что муж Александры стал опасаться, как бы его жена не истекла кровью во сне, еще больше ослабев на фоне укуса змеи.

Отчаяние толкало мужа Александры хвататься за любую соломинку, лишь бы помочь жене. И такую соломинку ему предложил все тот же фельдшер из соседнего селения, заявив, что никогда не сталкивался с такими осложнениями после укуса, но недалеко по соседству живет бабка, которая за свою жизнь повидала много змеиных укусов и успешно их лечит «народными методами».

Стоит заметить, что это происшествие было само по себе событием удивительным, так как за долгие годы экспедиций Александра никогда не подвергалась укусам змей. В этот раз змея появилась словно из ниоткуда, укусив Александру за руку в тот момент, когда заслуженный геолог потянулась поднять с земли интересный образец руды.

Когда Александру привезли к бабке, возле её дома смиренно скучало человек десять. Оказалось, что «баба Таня», как звали её в округе, была местной целительницей. Знахаркой, к которой за помощью постоянно шли люди за неимением в округе нормальной медицины. Впрочем, как в последствии Александре стало известно, шли к бабе Тане не только и не столько по медицинским вопросам.

Кандидат геолого-минералогических наук открыла глаза, ощущая забытую за несколько дней легкость в теле. Казалось, жизнь возвращается в неё невидимыми могучими энергетическими толчками. Она лежала на кровати, напоминающей топчан. Над ней висели пучки сухих трав, свисающих на веревках с деревянного потолка. В комнате пахло мятой, медом и почему-то молоком. Рука Александры была плотно перевязана бинтами, но, как ни странно, неудобства или боли она не чувствовала. Сильно захотелось есть.

Дверь в комнату отворилась и внутрь зашла маленькая сухонькая старушка, с лицом похожим на печеное «райское» яблочко.

- «Оклемалась, я гляжу. Хорошо. Вставай девонька, тебе нужно поесть.» — мурчащий голос бабы Тани словно вода разлился по комнате.

Александра приподнялась и старушка вручила ей чашку, в которой дымилась какая-то непонятная мутная жидкость. Впрочем, пахло из чашки приятно, а на вкус оказалось куриным бульоном, смешанным с мукой, травами и грибами. Ничего подобного Александра никогда не пила и ей, пролежавшей без сил в беспамятстве несколько дней, данное блюдо показалось верхом кулинарного изыска.

Отблагодарив старушку, Александра вернулась в экспедицию. Рука больше не беспокоила и когда, месяц спустя, Александра показала её врачебному светилу областного центра, тот только развел руками: рука, которая за несколько дней почернела, то есть начался некроз тканей, и в дальнейшем подлежала ампутации, неведомым образом полностью излечилась и восстановилась так, что даже шрамиков от укуса змеи не осталось на нежной женской коже, как воспоминания о неприятном инциденте. После чего, Александра решила для себя, что старушка явилась ей словно «ангел-хранитель» в смертельно опасной ситуации, спасла её от смерти и ампутации руки неведомым науке способом, и терять контакт с таким человеком Александра посчитала для себя нецелесообразным.

С тех пор, Александра постоянно навещала бабу Таню, одаривая старушку подарками и развлекая разговорами. Благо экспедиция находилась неподалеку.

В том, что баба Таня обладает чем-то невиданным и необъяснимым с точки зрения науки, Александра стала убеждаться практически при каждой их встрече. Ей казалось, что приезжая к бабе Тане она убегала от такого понятного атеистического-материалистического мира и погружалась в мир детской волшебной сказки, где по дому бабы Тани сами собой как живые перемещались предметы, где кот с хитрыми глазами мог случайно поздороваться человеческим голосом, где люди, доставленные к старушке со страшными ранами или неведомыми болезнями, уходили самостоятельно в бодром состоянии через пару часов после «лечения» бабы Тани. В такие моменты Александре нравилось думать, что она словно Василиса Премудрая из сказки приезжает к своей волшебной бабушке — Бабе Яге.

Как настоящий ученый, который стремится познать и объяснить неизведанное через призму научных знаний, Александра решила во что бы то ни стало узнать секрет бабы Тани, благодаря которому волшебная сказка, наблюдаемая Александрой, становилась явью. Долго упрашивала Александра бабу Таню, чтобы та научила её всему, что знала сама. Улыбчивая старушка все отнекивалась, но однажды внезапно став серьезной, ответила, подбирая слова из арсенала Александры, что прежде чем научить, сначала нужно сделать ненаучное действие, обряд, являющийся народным религиозным пережитком.

Снисходительно считая, что ничего плохого от какого-то народного обряда быть не может и он несет только символическое значение, Александра быстро согласилась.

В тот день баба Таня потребовала от Александры, чтобы та осталась у неё до утра. Ближе к полуночи баба Таня повела Александру в баню, в которой старушка принимала болезных людей. Разведя огонь в банной печи, при свете свечи баба Таня резанула свой палец и окровавленным пальцем стала водить в чашке с водой, бормоча что-то неразборчивое. На какое-то мгновение Александре показалось, что вода в чашке под пальцем старушки словно закипает, вот и воздушные бульбочки пошли. Наконец, баба Таня перестала водить пальцем и со словами «Выпей чашу до дна!» передала чашку Александре.

В первый момент Александра ощутила брезгливость, все-таки пить воду с чужой кровью, а вдруг в ней болезни и микробы всякие. Но мгновение спустя, вспомнив, что она прежде всего исследователь, ученый, а баба Таня сама практически не болела, зато излечивала других, Александра залпом выпила содержимое кружки. На вкус это была обычная вода.

Удовлетворительно хмыкнув, баба Таня дала Александре старый, черный, словно обожженный, христианский нательный крестик, и жестко приказала плюнуть на него, точнее наслюнявить, и бросить его в каменку (банную печку). Находясь в приподнятом настроении, атеистка Александра быстро выполнила приказанное, совсем не удивляясь, что она выполняет приказ. После этого, баба Таня приказала ждать и даже завела разговор на отвлеченную тему.

Минут через десять разговора о том, что морошка в ентом годе уродилась на славу, дверца банной печки скрипнула и оттуда вывалилась черная пылающая головешка, так сначала показалось Александре. Опасаясь пожара в натопленной деревянной бане, Александра вскочила с места, намереваясь закинуть головешку обратно. Но маленькая худая ручка бабы Тани жестко осадила её обратно на табурет.

- «Не спеши! Гляди!» — старушка, ухмыляясь ткнула пальцем в сторону печки.

То, что сначала показалось черной пылающей головешкой, вдруг задвигалось и вот уже на Александру смотрит алыми немигающими глазами отвратительная черная жаба.

Внезапно у Александры стало все плыть перед глазами, появилась тошнота. И тут она сообразила, что черная жаба растет, увеличивается в размерах, словно кто-то надувает её сзади из соломинки. Александре вспомнилось детство, когда мальчишки желая произвести впечатление на девочек надували лягушек из соломинок и бросали их в костер, где бедные лягушки взрывались, хлопая словно хлопушки. А черная жаба тем временем выросла до потолка и Александре лениво подумалось, что если такая огромная надутая жаба взорвется от жара, то мало ни Александре, ни бабе Тане не покажется.

Внезапно жаба открыла пасть и оттуда пахнуло жаром. Пасть внутри была похожа на вход в какую-то пещеру, откуда доносились непонятные звуки и были видны как-бы отблески пламени.

- «Иди туда!» — строго велела баба Таня и Александра, словно автоматически, встала и шагнула в пасть жабы.

В первое мгновение Александре показалось, что она находится непонятно где, а вокруг неё клубятся только туманные черно-алые отблески пространства да жар, от которого трещат волосы. Но через секунды пространство прояснилось и Александра обнаружила себя сидящей на табурете возле стола какого-то чиновника. Чиновник был странным: абсолютно незапоминающееся лицо мужчины средних лет, которое тем не менее казалось знакомым, в выглаженном чистом черном костюме, с ненатурально черными волосами, густыми черными бровями и какими-то черно-красными глазами, сидящим с новой кожаной черной папкой за старым, потертым и чем-то заляпанным (возможно чернилами) деревянным столом.

Чиновник скучно посмотрел на Александру и произнес голосом, напоминающим скрежет металла по стеклу: «Принимаете?»

- «Что принимаю?» — не поняла Александра.

- «Все!» — тон чиновника из скучного стал раздраженным, словно его вопрос был понятен даже ежу.

И тут Александра поняла, что находится под действием некоего наркотического препарата природного происхождения, возможно какого-то гриба, и все, что она видит это галлюцинации, которые сопровождают обряд бабы Тани. И вероятно баба Таня все слышит, что говорит Александра этому чиновнику, даже если Александра сама бабу Таню не может видеть из-за галлюцинаций.

Рассудив, что без правильного завершения обряда баба Таня не станет раскрывать свои тайны, Александра улыбнулась в лицо чиновнику и сказала: «Принимаю!»

- «Примите и распишитесь!» — скрежетнули слова и чиновник открыл папку, придвинув Александре какие-то бумаги.

Александра взяла бумаги и пыталась понять, что там написано. Это было похоже на приказы о каких-то назначениях, в которых было впечатано её имя.

- «Чем подписывать?» — Александра не обнаружила пера и чернильницы.

- «Вы уже приняли и расписались!» — чиновник забирал бумаги обратно и Александра успела увидеть свою размашистую подпись и слова «ознакомлена, приняла», воспроизведенные на бумаге красными чернилами.

Пространство вокруг снова затянуло черным и алым, и вот Александра уже видит себя сидящей на табурете возле бабы Тани, которая удовлетворенно улыбается.

- «Поздравляю, теперя ты ведьма, кровь от моей крови. Не сильная, но уже ведьма. Теперича можно тебя учить!» — и баба Таня дико и страшно расхохоталась, чего никак нельзя было ожидать от милой старушки. Казалось, что от этого смеха бабы Тани затих окружавший баню ночной лес, а мимо бежавшие во тьме волки бросились в рассыпную, словно на них сверху упал жуткий звериный ночной кошмар.

В дальнейшем попытки Александры что-то объяснить себе с научной точки зрения потерпели полный крах. Баба Таня, решила обрушить последние атеистическо-материалистические основы самосознания Александры на первом же уроке. Старая ведьма стала учить Александру воровать молоко у чужих коров, выдаивая его потом с топора у себя дома.

- «Ведьма должна быть сыта, даже если все люди вокруг мрут, даже за счет благ и жизней других людей! Ты уже не человек и если ты не будешь сыта, значит отрицаешь ту нечеловеческую Силу, которая тебе дадена, которую ты несешь и которая дает тебе свою заботу! Тогда ты света белого невзвидишь!» — говорила страшные слова баба Таня, милосердная целительница и знахарка, помогающая всем людям, кто обращался к ней за помощью.

То, что делала и чему учила Александру баба Таня было просто невозможно с научной и атеистическо-материалистической точек зрения.

Например, перед началом урока по добыванию чужого молока колдовством баба Таня стала кружиться на месте и через минуту-другую Александра увидела, что на месте бабы Тани кружится вихрь, а сама старушка стоит на месте. Но вот внезапно вихрь опал и вместо старушки перед Александрой стояла молодая, дышащая силой и здоровьем, черноволосая женщина в длинном простом и каком-то старомодном черном платье до земли. Женщина расхохоталась и заверила Александру, что это по-прежнему она (баба Таня), просто теперь Александра видит истинный облик ведьмы Татьяны, который знают на всех окрестных ведьминских шабашах и все всех мирах, куда ведьма Татьяна имеет доступ.

После этого, в руке молодой ведьмы Татьяны откуда-то появилась длинная метла и, лихо закинув на неё ногу, молодая ведьма приказала Александре сесть позади неё на метлу.

Через мгновение Александра уже летела по воздуху на метле, крепко вцепившись в молодую ведьму бабу Таню, которая от страха Александры хохотала не переставая. Спустя тягостные минуты страх высоты сменился в груди Александры каким-то непередаваемым восторгом, а затем весельем. И уже сама Александра, не сдерживая себя летела и хохотала, подобно управляющей метлой ведьме.

Похоже, что полет и смех этих ведьм не был никому виден и слышен. Со смехом они пронеслись по воздуху над селением, но на них никто не обратил внимание. Опустившись в один из селянских дворов, ведьма Татьяна провела рукой по сторонам и Александра почувствовала, что все люди и живые существа стали словно парализованными волей её наставницы. Александра осознала, что никто здесь не причинит им вреда и, вероятно, их вообще не видят и не замечают.

Сойдя с метлы, ведьма Татьяна потащила Александру в хлев, где в каком-то сонном состоянии стояла корова. Взяв в хлеву стоящий у стены хозяйский топор, ведьма Татьяна дунула на него и деревянное топорище выскользнуло из топора, словно было смазано маслом. Подняв выпавшую деревянную ручку топора, ведьма Татьяна ударила им по корове три раза, затем взяв железный топор, оставшийся без ручки, процедила через дыру его обуха, куда вставляется ручка топора, немного молока. Александре показалось, что молоко, попав в железную дыру топора, так и не пролилось на пол хлева, исчезнув где-то во тьме железной дыры топора.

- «Запоминай все что я делаю!» — весело рявкнула ведьма Татьяна, подхватила деревянную ручку топора и ловко вставила её обратно в железную часть топора, словно ей для этого не потребовалось никаких физических усилий.

Затем, выудив откуда-то веревку, ведьма Татьяна соорудила из неё себе пояс на платье и лихо засунула топор себе за пояс, невольно став похожей на предводительницу разбойников. Засмеявшись произведенному эффекту от своего внешнего вида, ведьма Татьяна скомандовала посадку на метлу и через минуту обе ведьмы уже летели назад над ничего не подозревающим селением.

По прилету домой, ведьма Татьяна подошла к косяку бани и ударила в него топором. К огромному удивлению Александры с топора сразу начало литься свежее коровье молоко, которое тут же стал слизывать с земли Татьянин кот.

- «Чего лупаешь глазами? Неси скорее горшок, а то наш Васька от молока лопнет!» — захохотала ведьма Татьяна.

Обучение Александры растянулось на 7 длинных лет. За это время Александра сильно изменилась, превратившись в сильную опытную ведьму. Не было шабаша на севере, который бы не знал ведьму Александру. Наличие в Александре нечеловеческой Силы не могло не отразиться на её отношении к родным, близким и людям вообще. Нет, Александра не стала злой или равнодушной. Но она стала холодеть к своему мужу и подрастающей дочке Марине. К своему ужасу, Александра понимала, что все больше воспринимает своих родных как ценных энергетических доноров, которых она может использовать «на черный день». Вкусив нечеловеческой Силы, получив ни с чем непередаваемое удовольствие от ношения и реализации этой Силы, Александра смотрела на мир и окружающих людей совсем другими глазами. Ничего более не могло занимать Александру кроме страсти получить ещё больше Силы, еще больше власти и возможностей, которая дает Сила. Подрастающая дочь Марина перестала узнавать в Александре добрую и отзывчивую маму, зато все чаще стала познавать в ней холодную и жесткую мачеху.

Затем, баба Таня умерла, передав Александре оставшиеся у неё Силу и духов. Тогда-то Александра и узнала, что змея не случайно укусила её много лет назад, а была одержима духами бабы Тани, которые искали для старой ведьмы достойную преемницу. Возможно, заслуженный геолог Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская и возмутилась бы такой внезапно открывшейся неприятной правде, но ведьме Александре уже было все равно, и она воспринимала это как оправдывающую старую ведьму необходимость найти преемницу.

Однажды, Александра узнала, как можно было в разы увеличить данную ей Силу, но для этого ей нужно было принести в жертву родного или близкого ей человека. Нисколько не сомневаясь, Александра решила принести в жертву своего мужа Владимира, который ранее положил свои профессиональные достижения, карьеру и здоровье на алтарь своей обожаемой жены. Теперь ему предстояло положить на алтарь Александры и собственную жизнь. В следствие чего, в один из неприятных холодных дней, когда люди праздновали очередной праздник, Владимир тихо и быстро сгорел от неизлечимой болезни. Отдав дань похоронам и формальному вдовству, Александра устроила и себе праздник: с помощью увеличенной в разы Силы она уничтожила несколько раздражающих её верховных ведьм разных шабашей и объединила обезглавленные таким образом шабаши в один могучий шабаш, где она стала верховной ведьмой, единственной и всесильной.

 

Кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Якутской АССР, Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская, верховная ведьма одного из самых сильных шабашей северной территории СССР, отвлеклась от воспоминаний и сошла с метлы, обведя холодным взглядом ведьму Варвару, Сколопендру и Маринку.

Властно подняв правую ладонь вперед, словно она хотела остановить нечто невидимое, ведьма Александра произнесла звук, напоминающий нечто среднее между каким-то латинским словом, рыком зверя и шипением змеи. В этот момент сознание Маринки затуманилось и её тело словно парализовало.

Тучи чужих бесов и покойников окружили ведьму Варвару, Сколопендру и её трех ведьм плотным кольцом. Кольцо увеличивалось и плотнело, бесы и покойники все пребывали и пребывали из неведомых далей. На уровне восприятия обычных людей в пространстве фонила такая тревога, что никакое живое существо на физическом уровне инстинктивно не решалось подойти к месту битвы, невидимой простым смертным.

Впрочем, судя по всему, намечалась уже не битва, а настоящая магическая бойня.

- «Привет, Саша!» — мужской голос заставил ведьму Александру вздрогнуть и обернуться.

Позади Александры стоял колдун двоедушник Алексей по прозвищу Феникс, о котором все забыли в пылу колдовской схватки. Или может быть ведьма Варвара хотела, чтобы о нем все забыли? Сейчас это было уже не так важно. Основные силы ведьмы Александры были направлены на Маринку, Варвару и Сколопендру с её ведьмами. И появившийся сзади двоедушник Алексей делал Александру уязвимой.

- «Ты забыла у меня свою игрушку!» — зло ухмыльнулся Алексей и с размаха всадил в горло ведьмы Александры острие старого ржавого крюка, который внешне походил на обычные рыболовные крючки, только был размером с крупную мужскую ладонь.

Но, к удивлению Алексея из горла Александры не брызгнула кровь, а сама ведьма спокойно стояла и взявшись за крюк пыталась вытащить его из своего горла.

Заподозрив неладное, двоедушник Алексей хотел было обернуться, но не успел: на него сзади запрыгнула и принялась душить настоящая ведьма Александра, а не тот фантом, который стоял и пытался вытащить крюк из своего горла. Алексей хрипел, его горло охватила петля, на которой обычно заканчивают свой век висельники самоубийцы.

Почти задохнувшись двоедушник Алексей схватил ведьму Александру за волосы и дернул вниз, к своему лицу. Когда глаза Александры оказались в его зоне видимости, Алексей плюнул в них, вызвав у ведьмы Александры приступ острой боли, словно это были не слюни, а нечто, вызывающее у ведьмы Александры жжение. Сразу же у Александры пошла носом кровь и её захват ослаб. Двоедушник Алексей воспользовался моментом и скинул Александру с себя на землю. К его удивлению, на своей шее он не обнаружил петли висельника: она неведомым образом оказалась в руке, упавшей на землю Александры.

Подойдя к фантому ведьмы Александры, двоедушник Алексей вырвал крюк из горла искусственно созданного двойника, после чего фантом Александры как-то нелепо завалился на землю, бледнея и тая на глазах, словно был соткан из плотного воздуха. Зажав в руке крюк, Алексей обернулся к ведьме Александре.

Кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Якутской АССР, Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская, верховная ведьма одного из самых сильных шабашей северной территории СССР тем временем уже поднялась с земли.

Посверлив несколько мгновений друг друга глазами, ведьма Александра и двоедушник Алексей в каком-то странном и даже страшном молчании бросились друг на друга, неся в себе только одно намерение: раз и навсегда стереть находящегося перед ними противника с лица земли.

 

(Продолжение следует)

Елена Сибирякова


    Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 9. И швец, и жнец, и на дуде игрец. Продолжение.

    stanovlenie 18

     

    Поединок ведьм … Вы участвовали когда-нибудь в колдовском поединке ведьм, которые в реальном мире оказались друг на против друга, или хотя-бы наблюдали такой поединок со стороны? Я сейчас говорю о ведьмах, как о реальных практиках колдовства и носителей Силы, а не про фантазийных ведьм с волшебными палочками или тех, кто в жизни наивно или иллюзорно причисляет себя к ведьмам, оставаясь перед Силами по-прежнему просто людьми.

    Сражающиеся между собой ведьмы могут находиться друг напротив друга, их физические тела могут стоять, сидеть, даже не двигаться, но то, что при этом может происходить вокруг них в сокрытом от простых людских глаз пространстве, часто предвосхищает самые смелые фантазии писателей на тему магических поединков. А энергетические возмущения в сокрытом от простого людского глаза пространстве могут достигать такого накала, что их последствия немедленно проявляются в реальном мире в виде различного рода разрушений или других странных проявлений.

    В поединке ведьм участвует не только воля и Сила ведьмы, но и всё, вся и все, кто может ей помочь в сражении. Участвовать могут все: боги, демоны, бесы, духи мертвых, духи животных, птиц, духи стихий. Ведь на кону стоит жизнь ведьмы, а значит и её Сила, воля и власть!

    Это не просто обычный колдовской конфликт, когда, например, одна ведьма уничтожает человека, а другая его чистит и защищает, и при этом ведьмы периодически обмениваются колдовскими ударами, порчами, оморочками или другими видами колдовского воздействия. Это поединок двух неземных совершенных зверей, хищников, не подвластных человеческой логике, за право такими жить и властвовать колдовством в мире людей!

     

    - «Да-а-а… На ловца, как говориться, и зверь прибежал!» — задумчиво пробормотала баба Варя и отошла от окна кухни.

    За окном светало. Солнце нещадно заливало ярким светом пустынные улицы, а ведь на часах еще не было и шести утра. Лето, однако.

    В спальне на кровати тихо сопела Маринка. Колдун-двоедушник Алексей потребовал постелить ему в ванной, по-джентельменски отказавшись от любимого кресла бабы Вари и раскладного дивана, и безмятежно спал внутри ванной, распространяя свой громогласный храп на весь многоквартирный дом благодаря вытяжному отверстию ванны.

    Сегодня ведьма Варвара планировала обязательный выход в город, точнее за город. Разумеется, вместе с Маринкой, которую нельзя было оставлять одной при сложившейся ситуации. Ведьме Варваре нужно было сделать на природе вдали от людей важные годовые обрядовые действия для укрепления своих сил. То, что она делала в квартире в условиях колдовской осады, пока Маринка и Алексей спали, усыпленные её чарами, давало временный эффект. Нужен был полноценный обряд. Сроки истекали, а в условиях активной колдовской войны любое магическое ослабление могло стать для ведьмы Варвары началом быстрого конца.

    Благодаря сотрудничеству с Алексеем и его бесами, бабе Варе удалось значительно ослабить силы и возможности ведьмы Сколопендры. В связи с чем, колдовская осада с дома, где жила ведьма Варвара, была снята. Все магические ловушки, расставленные Сколопендрой и её ведьмами по пути следования из дома, рассыпались в энергетический прах. Без хвастовства можно было сказать, что Сколопендра понесла серьезные потери. Но даже при таком раскладе, ведьма Сколопендра оставалась серьезным и опасным противником, под началом которой был целый шабаш неслабых ведьм. Поэтому, надеяться на то, что Сколопендра и её ведьмы пропустят вылазку бабы Вари, было бы легкомысленно.

    Когда ведьма Варвара взглянула через кухонное окно во двор, то она нисколько не удивилась, узрев своим духовным взором чужие свежие магические приготовления для колдовского сражения. Вне всяких сомнений, ведьма Сколопендра с помощью своих богов или кого-нибудь еще в мире духов считала информацию о том, что сегодня у ведьмы Варвары последний день для проведения годового обряда на укрепление сил. И Сколопендра понимала, что Варвара обязательно покинет свою квартиру.

    Визуально в духе изучая характер чужих магических приготовлений к сражению, баба Варя пришла к выводу, что планируется не просто сражение, а настоящая бойня. Причем, было похоже, что в данной ситуации Маринка для Сколопендры временно отошла на второй план, уступив место стремлению Сколопендры раз и навсегда уничтожить ведьму Варвару.

    Тихо открыв на лестничную площадку дверь своей квартиры, Баба Варя просканировала пространство своим ведьминским оком. Ничего опасного или интересного она не обнаружила. Подойдя к лестнице, Варвара глянула вниз по лестнице, а также на нижние пролеты вплоть до внутренней части крыльца, и снова не обнаружила никаких вражеских каналов, порталов или просто подозрительных скоплений энергий.

    Получалось, что Сколопендра и её ведьмы не стали обрабатывать магией подступы к квартире ведьмы Варвары в самом доме, ограничившись колдовской проработкой улицы возле подъезда и вокруг дома. Что ж, в этом была своя логика. В прямом магическом поединке между двумя сильными ведьмами больший шанс на победу получает та ведьма, которая атакует свою оппонентшу на своей духовной территории, в проработанном ею с помощью колдовства пространстве.

    Попасть в зону воздействия такого пространства обычному человеку немудрено: иногда достаточно пройти обработанный чужой магией пеший перекресток или открыть дверь из подъезда на улицу, пройдя через порог. Вариантов масса. В большинстве случаев обычный человек ничего не почувствует, все вроде бы как всегда, но на духовном уровне его жизнь начнет меняться, прямо отражаясь на жизни реальной. Вокруг человека будет совершенно иное духовное пространство, в которое он влез и носителем которого он стал. И через это пространство чужая ведьма и её духи будут управлять жизнью человека.

    Но, опять же, большинство случаев — не является равным всем случаям.

    Во-первых, такая обработка обычно бывает с расчетом на одного человека. То есть, если один человек зацепит на себя это пространство, то другие уже ничего на этом месте на себя не зацепят.

    Во-вторых, на человеке может стоять хорошая магическая защита, в том числе на невосприимчивость к подобным колдовским манипуляциям, и духи его просто не пустят на это место или вытолкнут перед человеком кого-то другого, кто возьмет на себя все прелести чужой опасной магии.

    Ведьма не обычный человек и она сразу увидит места, обработанные чужой магией под вход в такое пространство. Но это видение и осознание не придаст ведьме легкости решения проблемы. Представьте, что вы милая девушка в легком платьице и туфельках идете по дороге, по бокам дороги пропасть, а впереди на развилке лежат шипя и извиваясь пару сотен ядовитых змей. Вы их видите и понимаете всю опасность. Что можно сделать? Можно остановиться и стоять до скончания веков, пока змеи как-то сами не рассосутся. Можно вернуться назад. Но что делать, если вам нужно идти только вперед?!

    Обнаружив такую опасность, особенно подкрепленную серьезными подкладами, подливами и привязками, ведьма понимает, что есть две духовные реальности: одна реальность, в которой ведьма пройдет обработанное место и ей ничего не будет, потому что там ничего опасного нет, и вторая реальность, в которой ведьма пройдя опасное место окажется под воздействием чужого пространства, где хозяйка и бог вражеская ведьма и её духи. А тот факт, что ведьма наблюдает чужое пространство на обработанном магией опасном месте, сам по себе говорит, что для восприятия ведьмы, для её реальности, чужая опасная реальность успешно наложена на привычную безопасную реальность.

    Поэтому, чтобы пройти опасное место и не оказаться под воздействием чужого пространства самое простое для ведьмы — это провести энергетическо-духовное разделение безопасной реальности от чужой опасной для ведьмы реальности. Ведьма должна сделать действия, которые переведут эту чужую магическую работу в разряд оморочек и глюков не только для восприятия самой ведьмы, но и для восприятия окружающих людей и их реальностей.

    Это не так просто, особенно при серьезных работах, обеспеченных грамотно сделанными подкладами. И самовнушения из разряда «я в это не буду верить, поэтому меня это не коснется» или «это просто страшный глюк, который нужно выбросить из головы и все будет хорошо» не сработают.

    Другим вариантом для ведьмы является не разделение реальностей, а попытка подчинить и изменить чужую опасную реальность в свою пользу. Но это уже более сложный уровень.

    Так что, все не так просто.

    Да, не так просто, но только не для опытной ведьмы, какой была Варвара. И Сколопендра это понимала, поэтому не обрабатывала магией места там, где ведьма Варвара неоднократно колдовством нарабатывала пространство сама, а именно: внутри дома, где находилась квартира бабы Вари. Такое пространство могло быть более отзывчивым для Варвары и способствовать её успеху, если учесть усиление воли ведьмы Варвары на фоне потерь, которые понесла ведьма Сколопендра.

     

    Что же такого сделала ведьма Сколопендра и её ведьмы? Как она приготовилась к поединку с ведьмой Варварой?

    Взор обычного человека, посмотревшего из окна во двор или непосредственно вышедшего во двор, ничего особо подозрительного не заметил бы. Но ведьма — это не обычный человек и часто перед тем как обратить внимание на подозрительную вещь, ведьма прежде всего увидит в духе подозрительное скопление энергий, чужой опасный канал и/или духов, которые находятся при них. И уже после этого обратит внимание на привязку в реальном мире: на саму подозрительную материальную вещь.

    Первое, что бросилось в глаза бабе Варе, когда она поглядела на двор из окна своей кухни, так это скопление странных энергий над тропинкой у дома. «Дворник» зачем-то тщательно полил земляную тропинку, которая упиралась в дом, после чего зачем-то посыпал мокрую землю то ли песком, то ли смесью песка с чем-то еще. Настроившись в духе на эту тропинку, Варвара увидела вместо тропинки черный и похоже очень глубокий ров. Что было на его дне, в его мрачных глубинах, бабе Варе знать не хотелось.

    Эта тропинка была единственной дорогой к дому. Шла она через маленький пустырь, на котором пересекалась с другой тропинкой, образуя пеший перекресток. Переведя духовный взор с тропинки на перекресток, баба Варя увидела отдельный вход в чужое духовное пространство. Посреди перекрестка в духе виднелась белая дверь, она была открыта, обнажив за собой черное как уголь ничто, черную дыру. К сожалению, баба Варя не видела из окна материальных привязок, за которые цеплялось чужое магическое пространство. Но если привязками были определенным образом сделанная магическая жидкость и особое зелье, разлитые на земляном пешем перекрестке, то ничего кроме чужого пространства Варвара все равно бы не увидела.

    Какая редкая наивность полагать, что земля, поглощая в себя колдовские жидкости или зелья, автоматически разряжает их от негатива и, таким образом, делает безопасными места на земле, политые указанными жидкостями/зельями! Тот, кто видел в духе места, где на землю пролилась кровь при убийстве человека, знает, что такие места еще долго держат в духе жирный след негатива, даже если прошли годы и там выросли кусты или деревья. И это просто убийство! А что тогда говорить про мощь магии и колдовства, с помощью которых сотворены жидкости, содержащие не только кровь, но и многое другое очень активное в мире духов?! Следы и порталы от обработки такими жидкостями — места на земле будут держать очень долго!

    Ведьма Варвара не видела в духе где находится Сколопендра, но понимала, что она где-то рядом. Сколопендра была хорошо сокрыта своей магией и если бы Варвара вошла в пространство, которое разместила Сколопендра на перекрестке, то сразу бы увидела её. Но это было бы уже не по воле Варвары, а по воле Сколопендры, ведь все что происходило бы в пространстве Сколопендры было бы по её воле.

    С другой стороны, баба Варя чувствовала себя сильнее Сколопендры и лукавые мысли о том, что Варвара все равно сможет одержать победу даже в пространстве Сколопендры, соблазняли бабу Варю на безрассудство.

    На земле, по обоим бокам тропинки, а также недалеко от перекрестка, Варвара рассмотрела около десятка мертвых птиц. Похоже, что это были голуби. У птиц чего-то недоставало и, наконец, баба Варя поняла, что у птиц нет голов. В поисках логического объяснения можно было предположить, что какой-то голодный кот напал на стаю голубей, передушил их и сожрал голубиные головы. Так можно было бы предположить, если бы невидимые в духе энергетические сплетения, которые подобно диковинным паутинам, соединяли тушки птиц по пути движения по тропинке, заканчивая свои переплетения на перекрестке.

    Затем, взгляд бабы Вари зацепился за провод электропередач, который был протянут между столбами возле дома. Провод в воздухе проходил над тропинкой практически в самом её начале возле дома. На проводе, располагавшемся на высоте примерно на уровне третьего этажа дома, висели связанные ремешками темные женские туфли. Как они попали туда, было не ясно. Если их кто-то потерял, то зачем было забрасывать их так высоко? Можно было оставить на лавке у подъезда. Да и сбить эти туфли, в случае их опознания хозяином, было бы очень и очень трудно.

    Также, из кухонного окна бабе Варе не был виден выход из подъезда, но она была уверена, что с внешней стороны дверь в подъезд и крыльцо были обработаны чужой магией.

    Ведьма Варвара не ошибалась: во все четыре деревянных косяка над дверью и внизу двери в подъезд были вбиты маленькие ржавые гвоздики, еле заметные на фоне старого потрепанного входа в подъезд. Ко всем гвоздикам была привязана нить так, что образовывала квадрат из нити внутри которого как бы помещалась дверь. Нить была серая, толстая, словно из обрывков распущенной веревки, так как была связана между собой. Кроме того, нить была вымазана какой-то засохшей грязью, что также её делало не особенно заметной.

    В центре деревянной двери в подъезд какие-то «хулиганы» проделали дыру, которая теперь была неряшливо забита огрызком странной, старой и плесневелой доски, не похожей на те, из которых в то советское время сколачивали деревянные двери для подъездов.

    На бетонной плите крыльца какие-то «дети» нарисовали вроде бы белым мелом странные витиеватые рисунки, напоминающие не то фантастические цветы, не то каляки-маляки, а также странные буквы или их подобие, на которые не наступить не было никакой возможности, если человек становился на крыльцо.

    Козырек крыльца подъезда также не был оставлен без внимания. Кто-то насыпал на край козырька горки мусора, состоящего из смеси сухой земли, песка, глины, каких-то пожухлых листьев, кусочков веточек и какой-то пыли. При этом, каждое легкое дуновение ветерка вызывало просыпание этого мусора с козырька вниз. Так что если кто-то в этот момент проходил под козырьком, то его голова обязательно покрывалась легким слоем мусора.

    Остановите обычного человека и скажите ему, что все вышеуказанное это результат чужих колдовских действий. Вас засмеют или посоветуют обратиться к психиатру. Потому что нет и не может быть во всех вышеуказанных вещах ничего необычного для обычной жизни советских граждан. Для обычного советского человека колдовства и магии не существует. Иди по своим делам обычный советский человек, не обращай внимание на странности, не забивай себе голову ерундой.

     

    - «Госпожа, вы уверены, что Варвара сегодня выйдет из дома вместе с Мариной?» — три ведьмы с сомнением посмотрели на хозяйку их шабаша.

    Сколопендра и три ведьмы были хорошо сокрыты от взора обычных людей оморочкой магического пространства, размещенного ими на пешем перекрестке. Они трудились почти пол ночи, обрабатывая магией территорию вокруг дома, где жила баба Варя, и теперь ждали.

    Впрочем, ждали не только они, но и духи, бесы, демоны и прочие существа из мира мертвых, которых привлекли Сколопендра и её ведьмы для атаки на Варвару. Существа были привязаны к обработанным магией местам и ждали приказа, чтобы вцепиться в глотку на того, на кого укажет воля Сколопендры и её ведьм.

    На дело, чтобы убить в магическом поединке ведьму Варвару, ведьма Сколопендра взяла только трех своих самых старших ведьм, в преданности которых не сомневалась. Всех ведьм шабаша в это мероприятие Сколопендра решила не привлекать. Ведь, во время поединка с бабой Варей, которая была сильной и опытной противницей, могло пойти что-то не так, как планировала Сколопендра, а выглядеть внезапно слабой перед всем шабашем и потом унизительно отчитываться перед ними о своих промахах в поединке, чтобы сохранить образ сильной хозяйки шабаша, ведьма Сколопендра не собиралась.

    - «Уверена!» — красивое лицо Сколопендры перекосилось от злости: «Если она не выйдет, я наведу мгновенную порчу на трубы над квартирой, где живет Варвара, чтобы они стали заливать её сверху! Или магией подожгу этот дом! Я выкурю её на улицу, клянусь! Варваре сегодня не уйти от поединка со мной!»

     

    Маринка не хотела просыпаться, но баба Варя продолжала её тормошить.

    - «Вставай Маринка, вставай, а то смерть свою проспишь!» — рявкнула ведьма Варвара.

    От этих слов Марина раскрыла наконец глаза и с выражением лица, какое бывает у людей, страдающих лунатизмом, пошла умываться на кухню. В ванной безмятежно храпел колдун Алексей. Его будить Варвара не позволила.

    Затем был чай, в который баба Варя добавила каких-то трав, и оладьи с вареньем.

    Варвара дождалась пока Маринка позавтракает, после чего сказала: «Ты была со мной в мире духов, участвовала в сражениях. Ты видела очень много из того, что обычные люди никогда не увидят. Ты успешно прошла разные испытания. Сегодня, тебе придется пройти новое испытание. И не просто где-то в этом мире, а прямо во дворе нашего дома.»

    - «А что будет? Что я должна буду делать?» — Маринке сразу перехотелось куда-то идти. Почему-то новое неизвестное испытание начало червячком неприятной тревоги копошиться у неё в груди.

    - «Тебе нужно будет выполнять все в точности как я буду говорить! И держаться все время позади меня!» — строго сказала баба Варя и более спокойно продолжила: «Сегодня нам обязательно нужно поехать в лес, сделать важный обряд. Но внизу нас ждет засада. Сколопендра с ведьмами. Они хотят меня убить, а тебя выкрасть и тоже потом убить.»

    - «Что же делать? Может нам никуда не идти?» — еле выдавила из себя Маринка. Ужас от услышанного накрыл её словно одеяло, с головы до ног.

    - «Как что делать? Обязательно идти, прорывать засаду, по возможности перебить ведьм и Сколопендру, а потом ехать в лес! Нас ждет обряд!» — как-то слишком буднично ответила ведьма Варвара, выпивая из чашки отвар с травами.

    После кратких сборов, баба Варя вручила Маринке матерчатую сумку, которую она должна была нести как оруженосец, покуда Варвара будет «прорывать засаду».

    Попытка Маринки попробовать задействовать дополнительную силу в виде колдуна Алексея быстро потерпела неудачу, баба Варя почему-то опять не разрешила его будить.

    Тихо закрыв входную дверь, ведьма Варвара и Маринка спустились по лестнице вниз, в лестничный коридор входной двери в подъезд.

    - «Запоминай Маринка все, что я буду говорить и делать! И в точности выполняй все мои указания! И не вылезай без спросу из-за моей спины!» — строго и как-то холодно проговорила ведьма Варвара.

    В это время, на улице погода солнечного утра начала быстро меняться. Подул сильный прохладный ветер. На небе, где не было облачка, теперь собирались темные тучи, грозя близким дождем.

    Увидев это резкое изменение погоды, Сколопендра ухмыльнулась и сказала своим ведьмам: «Варвара идет! Занимайте свои позиции!»

    Три ведьмы с гиканьем и улюлюканьем, впрочем, не слышным для обычных людей, выпорхнули из пространства Сколопендры и зависли на метлах в воздухе возле висящих на проводе женских туфель.

    Рядом с ведьмами пристроились несколько призванных ими демонов и бесов. Другие демоны, бесы и покойники заняли свои места на крыльце подъезда, расположившись на рисунках внизу крыльца, усевшись на козырьке, где был странный мусор, а также встав возле нити, вбитой в косяки возле двери в подъезд. Основная часть демонов и других духовных существ расположилась по всей протяженности тропинки, идущей от дома до пешего перекрестка.

    Сколопендра усилила оморочки вокруг дома, чтобы никакой человек в это время не появился возле дома, мешая приближающемуся магическому поединку ведьм.

    Все дальнейшее перед взором Маринки произошло в режиме «нон стоп», когда баба Варя быстро говорила то, что Марина не понимала, и быстро делала то, что Марина не понимала еще больше.

    - «С той стороны вокруг двери на косяках петля с веревки повешенного. Кладбищенские гвозди. На двери крышка гроба.» — как робот проговорила ведьма Варвара и также механически продолжила: «Нет времени разделять. Подчиняем и обезвреживаем.»

    С этими словами баба Варя вытянула вперед руки и Маринка почувствовала, как из груди и рук Варвары вырвалась холодная энергетическая волна и ударила в дверь.

    Ведьма Варвара действовала по «старой школе», правила которой гласили, что быстро подчинить вражеских духов можно только значительным применением силы. Нужно было как следует энергетически ударить духа, введя его в шок, а потом духа, находящегося в шоке, подчинять и направлять как будет ведьме угодно. Во многих ситуациях, в которых оказывалась ведьма Варвара, этот метод всегда срабатывал.

    После того, как по ощущениям словно Снежная Королева коснулась двери подъезда, баба Варя быстро подошла к двери и достав из кармана нечто, похожее на шкуру змеи, легко ударила ею все четыре внутренние косяка двери. В этот момент, лопнула нить, снаружи завязанная на гвоздиках, вбитых в деревянные косяки над дверью и внизу двери в подъезд. Нить лопнула в нескольких местах так, что куски нити полетели вниз и опустились на крыльцо в фигуры, напоминающие свернувшихся змей. Несколько бесов и покойников, стоящие возле двери, громко ойкнули и вспыхнув, рассыпались в духовный и энергетический прах, полностью разрядившись для пребывания в мире живых.

    Затем, повернувшись к Марине, ведьма Варвара сунула руку в сумку, которую держала Маринка, и вытащила из нее жменю земли.

    - «Такой землицы они еще не знали. Крышка гроба в землю поди, на кого упадешь, всех с собой забери.» — с этими словами баба Варя бросила три горсти земли из своей жмени прямо в середину внутренней стороны двери подъезда.

    Глядя на то, как Варвара бросает землю, Маринке вспомнилось как бросали землю на похоронах в могилу на крышку гроба родственника.

    От воспоминаний Марину отвлек страшный треск. Дверь подъезда, словно сама выломавшись из петель, с грохотом упала во вне, на крыльцо. Дико завизжали покойники, демоны и бесы, которые стояли на крыльце. Совершенно непостижимым для них образом дверь накрыла их всех, придавила к крыльцу и теперь они поочередно вспыхивали как спички, обращаясь в духовный и энергетический прах.

    В этот момент в небе сверкнула молния, громыхнул гром и начался ливень. Бесы, демоны и покойники, которые сидели на козырьке подъезда, ожидая возможности вместе с мусором прыгнуть на головы Варвары и Марины, упали на землю перед крыльцом вместе с мусором, смываемым с козырька потоками дождя. Разумеется, они были видны только для ведьм и тех, кто умел видеть в духе.

    Баба Варя вышла на крыльцо подъезда, остановившись на лежащей двери. За её спиной, осторожно наступая на дверь, семенила Марина.

    Лицезрея обескураженных демонов, бесов и покойников, упавших на землю с козырька крыльца, Варвара медленно сказала, удерживая своим взглядом очи этих духовных существ: «Из мертвого сухого дерева пришли, в мертвое сухие дерево обратно ушли. Исполните закон: кормите небесный огонь.»

    Внезапно в небе сверкнула молния, громыхнул гром. Ведьма Варвара быстро подняла руки и, к изумлению Маринки, с рук Варвары сорвались молнии и ударили сквозь демонов, бесов и покойников, упавших с козырька крыльца, в землю позади них.

    Конечно, молнии сорвались с рук Варвары не в материальной реальности, а в духовном пространстве ведьмы Варвары, которое она распространяла вокруг себя вместе со своей волей и силой. Никто из обычных людей этих молний не увидел бы, как и не увидел бы Варвару с Мариной. Они также были сокрыты от взоров обычных людей оморочками духовного пространства ведьмы Варвары.

    Демоны, бесы и покойники, сквозь которых прошли молнии, будто просто рассыпались. Все остальные духовные существа, стоящие вдоль тропинки и висящие вместе с тремя ведьмами в воздухе, равно как и сами ведьмы, опешили. Их словно парализовало. Они никогда не видели, чтобы ведьма так легко в духе использовала молнии для разрядки и уничтожения насыщенных энергией тел демонов, бесов и покойников. Они вообще такого не видели. На какое-то мгновение ведьма Варвара почудилась им всем воплощением грозного божества грома и молний.

    И словно в подтверждение этого, баба Варя вышла под дождь с поднятыми руками, стала там, где сгорели от её молний демоны, бесы и покойники, и закричала: «Как эти сгорели, так и остальные сгорят! Вы все одним мертвым деревом мазаны!»

    В небе снова сверкнула молния и с рук ведьмы Варвары в разные стороны сорвались молнии, которые начали поражать всех демонов, бесов и покойников, имевших прямые духовные связи со сгоревшими от её молний демонами, бесами и покойниками.

    Молнии били с рук бабы Вари вверх, вниз и в стороны, проходя сквозь указанных духовных существ в землю. Существа вскрикивали, вспыхивали и рассыпались в прах. Три ведьмы, не понимая природы силы Варвары, бросились в воздухе врассыпную.

    Зрелище было настолько потрясающим, что Маринка не двигалась, словно завороженная. Она все видела так, как видят ведьмы. Она уже не была простым человеком.

    Из пространства на перекрестке выскочила Сколопендра. Она была в ярости, её план рушился на глазах. В отличии от трех ведьм, а также демонов, бесов и покойников, ведьма Сколопендра догадалась, что вероятно в земле, в тех местах, где молнии били в землю, ведьма Варвара когда-то поместила иглы с нитками из савана или гвоздики с кладбища. Поэтому, духовные молнии проходя через бесов и покойников разряжали их в ноль в мире живых и отправляли их прямо в мир мертвых.

    Объяснять все это трем ведьмам и оставшимся в живых бесам у Сколопендры не было времени, нужно было спасать ситуацию.

    - «Идиотки!» — закричала Сколопендра ведьмам: «Атакуйте Марину! Нужно сбить волю и пространство этой старухи! Вырубите девчонку и несите в шабаш!»

    Крик хозяйки шабаша привел в чувство трех ведьм и они, окликнув оставшихся в живых демонов и бесов, ринулись в сторону Марины.

    Этот крик услышала и Варвара. Опустив руки и перестав испускать молнии, она сжала кулаки и дико закричала. Из груди и рта ведьмы Варвары вырвалась толстая волна ядовито желтого света и, прокатившись по тропинке, ударила в перекресток, на котором стояла Сколопендра и располагался вход в её духовное пространство.

    От неожиданности ведьма Сколопендра рванулась в сторону, перекатившись по земле и уходя таким образом от удара энергетической волны Варвары.

    Но входу в её духовное пространство не повезло. Удар Варвары был настолько энергетически объемным и сильным, что напрочь снес и испарил в прах белые двери вместе с зияющей чернотой входа в духовное пространство Сколопендры. А на материальном уровне на перекресток, словно из ниоткуда, упали как будто сорванные железные дверные петли, окрашенные в белый цвет.

    Также, не повезло духовному глубокому рву, который был наложен на реальность тропинки. Он просто испарился, как будто его никогда и не было.

    Этого не видели три ведьмы и оставшееся при них воинство демонов и бесов. Они подлетали к Маринке, готовые выполнить приказ своей госпожи.

    Варвара обернулась и оценила обстановку. Она не успеет помочь Маринке, потому что должна набрать энергии для дальнейшего боя, затраченной на удар по Сколопендре, которого увы Сколопендра сумела избежать.

    Энергией Варвара набиралась достаточно быстро. В этот момент многие люди в городе, служащие у неё донорами, падали без чувств от резкой потери энергии. Но этого времени все равно не хватало, чтобы помочь Маринке. Сейчас три ведьмы вырубят Маринку, ограничив волю Варвары над ней, и это будет начало конца не только для Маринки, но и для самой ведьмы Варвары.

    Внезапно, откуда-то сбоку на трех ведьм и их бесовское воинство налетела туча чужих бесов и покойников. Завязалась драка.

    - «Что всем вам нужно от моей дочери?!» — в пространстве, позади тучи чужих бесов и покойников, возник резкий, нервный и гневный женский крик.

    С неба на метле спускалась незнакомая ведьма. Она была полновата, но, вероятно, стеснялась этого, так как пыталась скрыть полноту свободным длинным ситцевым платьем. Глаза ведьмы немного косили в разные стороны, но, опять же, она старалась скрыть и этот, по её мнению, дефект копной длинных, прямых и крашенных в цвет спелого сена волос.

    - «Мама?!» — невольно вырвалось у Маринки. Сказать, что Марина была удивлена и растеряна, это значит ничего не сказать.

    - «Привет, Саша! Давно не виделись!» — глаза ведьмы Варвары хищно сверкнули в сторону ведьмы Александры, матери Маринки: «Видишь, дочку твою защищаю, от того, чтобы её другие ведьмы жизни не лишили!»

    - «Старая идиотка!» — с земли поднялась ведьма Сколопендра, обращаясь к бабе Варе: «Эта ведьма, мать этой девчонки, она первая, кто хочет её убить! Ведьма Александра решила принести в жертву свою собственную дочь Марину! И пусть меня сейчас насмерть поразят Силы, если я солгала!»

    - «О как!» — глаза ведьмы Варвары стали еще более хищными: «А я то, старая, думала, что это Лешка главный швец, и жнец, и на дуде игрец! А, оказывается, Саша, ты всех переплюнула в ентом виде спорта?!»

    Верить в услышанное Маринка отказывалась. А её мать Александра, как оказалось тоже ведьма, тем временем приземлилась на землю.

     

    (Продолжение следует)

    Елена Сибирякова


      Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 9. И швец, и жнец, и на дуде игрец.

      Depositphotos_34042701_l-2015-pic905-895x505-85752

       

      - «Писец!» — громко и нервно разносилось по квартире Боброва Оюшминальда Григорьевича или в дружеском сокращении Нальдика.

      - «Они уволили меня! Ты слышишь? Они уволили меня с занесением в личное дело!» — Нальдик бессильно рухнул в кресло и сразу налил себе новую порцию кубинского рома, взяв бутылку с маленького антикварного столика.

      У БОГа, как любил сам себя называть Нальдик по первым буквам своего имени (Бобров Оюшминальд Григорьевич), возникли серьезные неприятности. Некоторое время назад ему позвонили и пригласили в министерство. Перед выходом Нальдик, как всегда, сделал предсказание и оракул обещал успех. Да, успех сейчас ему не помешал бы. Для того же душевного и физического восстановления после недавнего столкновения с ведьмой Варварой. Например, срочная командировка в торговое представительство на Кубу: к океану, рому, расслаблению, девушкам.

      К удивлению Нальдика разговор с ним повел не его непосредственный шеф в министерстве, а куратор из КГБ, и непосредственно о девушках. В жесткой форме Нальдик сначала был отчитан за многократные беспорядочные связи с женщинами на территории Кубы. Затем, Нальдику было предъявлено фото, на котором Бобров Оюшминальд Григорьевич делил ложе с молоденьким кубинским мальчиком. Нальдик покраснел. Он плохо помнил ту ночь и даже не понимал, что заставило его попробовать такую «экзотику». Проклятый ром!

      Куратор из КГБ понаблюдал за реакцией Нальдика, скривился и на стол легла новая фотография, на которой Нальдик был запечатлен в обнимку с красивой девушкой. Да, Нальдик помнил её, эта «ла чика» тогда произвела на него огромное впечатление. То, что она с ним вытворяла в постели, не шло ни в какое сравнение и с ранее соблазненными им десятками кубинских девушек, и с молоденьким кубинским мальчишкой, благодаря которому Нальдик узнал о себе много нового. Куратор из КГБ сообщил Нальдику, что девушка на фото это сотрудница ЦРУ, занимающаяся промышленным шпионажем. И благодаря Нальдику црушница узнала много секретов советского торгового представительства на Кубе. Поэтому, Бобров Оюшминальд Григорьевич больше не работает сотрудником этого представительства, а в его личное дело буду занесены соответствующие данные, не совместимые с почетным званием советского дипломата.

      - «Мой оракул… Он соврал мне! Он сказал, что меня ждет успех, а меня уволили! Как же так?! Первый раз такое!.. Моей карьере конец! Мне конец!..» — Нальдик противно ныл, проваливаясь в истерику все глубже и глубже.

      - «Разве я не предупреждала тебя? Разве ты не обещал мне, что перестанешь трахать своих грязных девок? — ледяным голосом обратилась к Нальдику Сколопендра и продолжила: «Ты клялся нашими богами! Ты клялся Силой! И превзошел самого себя: натешившись со шлюхами, ты решил перейти с девок на мальцов, напоследок переспав со шпионкой! Странно, что тебя не арестовали, а только уволили!»

      Сколопендра стояла возле окна в балахоне насыщенно бронзового цвета, её белоснежные руки были сцеплены в замок на уровне груди. Казалось, что Сколопендра смотрит в окно, но похоже, что смотрела она куда-то глубоко в себя.

      - «Зачем ты так? Ты же знаешь, что я не просто спал с девками ради удовлетворения похоти! Они… Они были пища! Их жрали наши демоны!» — Нальдик закусил кулак. Ему казалось, что идея с пожиранием демонами девиц, в которых они проникали через Нальдикову постель, была прекрасным прикрытием для его слабости к блуду. Нальдик верил, что Госпожа ведьм, считающая его своим мужчиной, именно так воспринимает Нальдиковы постельные приключения на Кубе и смотрит на его кубинских «ла чико» сквозь пальцы.

      - «Ты перестал заводить демонов в грязных девок, с которыми ты спал, еще два года назад! Я все знала и прощала тебе, надеясь, что мой мальчик наиграется в мачо и, наконец, возьмется за ум! Я ошиблась: вместо «взяться за ум», мой мальчик взял и себе «на конец» насадил мальца и шпионку!» — Сколопендра резко повернулась к Нальдику, её красивое лицо исказилось словно от судороги: «Твои поездки были важны для Дела наших богов! Ты все про… провертел на своем похотливом «болте»! Тебе действительно конец, Нальдик! Прощай!»

      Сколопендра двинулась по направлению к двери. Нальдик взвыл, вскочил с кресла и рухнул в колени своей Госпожи.

      - «Нет! Не оставляй меня, прошу! Я готов искупить! Я сделаю все, что ты хочешь!» — Бобров Оюшминальд Григорьевич заливался пьяными слезами. Ужас объял все его тело, потому что он знал, что как только Госпожа ведьм выйдет за двери (таким вот образом с ним простившись), её верные ведьмы ворвутся к нему в квартиру и учинят над Нальдиком магический разбой. Нальдик знал, что ведьмы его Госпожи были затейницами в плане издевательств над людьми и не людьми. А потом в милицейском протоколе будет написано, что Бобров Оюшминальд Григорьевич сам утопил себя в унитазе, при этом, чтобы достать голову Нальдика из унитаза пришлось разбить этот самый унитаз. И все, что Нальдику останется — это посмертие в виде вечного духа-раба при какой-нибудь ведьме их Шабаша.

      Сколопендра с отвращением посмотрела на вчерашнего любовника и сказала: «Хорошо, я дам тебе последний шанс. Выпьешь снадобье. Через несколько минут в тебя начнет входить один из наших богов. Он овладеет твоим телом и сделает все, что нам нужно.»

      Из балахона бронзового цвета появилась белоснежная изысканная рука, держащая стеклянный пузырек. Нальдик уставился на пузырек, словно кролик на удава.

      - «Но если что-то пойдет не так, то я могу сойти с ума и на всю оставшуюся жизнь стану шизофреником.» — начал было Нальдик.

      - «Кто сказал тебе, что у тебя осталась какая-то жизнь, после того, что ты натворил?» — словно по-змеиному прошептала Сколопендра.

      Нальдик мертвенной рукой взял пузырек, открыл его и выпил.

      - «Молодец!» — Сколопендра улыбнулась ослепительной улыбкой и шагнула к двери.

      Нальдик остановившимися глазами смотрел ей вслед и когда у самой двери его Госпожа ведьм обернулась вихрем и вылетела сквозь закрытую дверь, он без сил лег на пол и стал ждать.

       

      Зоя Васькина спешила. Её ушастый запорожец выжимал из себя все, что мог. Она выполнила задание Госпожи ведьм и теперь надеялась получить вознаграждение в виде полноценного участия в Шабаше на правах старшей ведьмы.

      После того, как Шабаш понес серьезный ущерб от блокирования кладбищенских каналов Госпожи ведьм, которую ведьма Варвара именовала Сколопендрой, и колдовская воля и Сила Госпожи ведьм была значительно усечена, требовалось быстрое восстановление утраченных духовных позиций. Сколопендра понимала, что попытка установить новые кладбищенские каналы по старой схеме в других местах ждет тоже самое, что случилось с каналами её мертвых родственников. Нужно было другое решение и Сколопендра получила от своих богов рекомендации.

      Новая схема основывалась на том, что кладбищенские каналы будут завязываться не на могилах, а на живом человеке — медиуме, который в отличии от могил будет всегда под рукой и под круглосуточной защитой ведьм шабаша. Да, было в этой схеме и слабое звено: будучи вместилищем кладбищенских каналов носитель этих каналов быстро изнашивался и умирал. Боги рекомендовали Сколопендре несколько обрядов, которые должны были не только контролировать аккуратное пользование кладбищенскими каналами, завязанными на живом человеке, но и продлить время жизни их носителя.

      Оставалось найти подходящую кандидатуру для пробного варианта завязывания кладбищенских каналов. И такая кандидатура была найдена: способная начинающая ведьма Зоя горела желанием угодить Госпоже ведьм и услышав, что от неё требуется, не мешкая согласилась. Зое пообещали статус старшей ведьмы шабаша и круглосуточную работу при шабаше. О подобном начинающая ведьма Зоя Васькина и мечтать не смела.

      Её отправили в другую область искать старое, затерянное в лесах кладбище. Найдя кладбище, Зоя должна была разыскать нужную могилу и провести особый обряд. После чего, съесть земли с этой могилы и срочно возвращаться назад, чтобы успеть до полуночи. То есть, с того момента, как Зоя проглотила землю она должна была успеть вернуться назад пока часы не пробили двенадцать ночи. В полночь шабаш должен будет провести над Зоей обряд по схеме Госпожи ведьм, наполнив Зою особой силой, которая принесет блага всему шабашу.

      Несколько дней потратила Зоя пока нашла заброшенное кладбище в лесу. Еще сутки ушли на то, чтобы «просканировать» в духе все могилы этого кладбища. Наконец, найдя нужную могилу, Зоя на рассвете провела нужный обряд, проглотила землю и выехала в обратный путь.

      За рулем Зоя была сама. Водить машину её научил сосед. Тогда Зоя еще не была ведьмой. Она была веселой и наивной студенткой, считая что сосед дядя Федя учит её водить машину по доброте душевной. Научив всему, что знал о вождении автомобиля, дядя Федя устроил Зое «экзамен» по вождению за городом, который она с успехом сдала. После чего, дядя Федор изнасиловал Зою на сиденье своей «Волги», опять же, по доброте душевной. Заявление на дядю Федора Зоя писать не стала, он работал в милиции и обещал опозорить её на весь город «если что».

      Время шло, Зоя окончила институт, уехала из города в село, устроившись работать в колхоз по специальности агроном. Там она и встретила своего будущего мужа, вдового председателя колхоза. Разница в возрасте её не пугала, за новым мужем она была как за каменной стеной. Да и председатель колхоза в своей молодой жене души не чаял. И, уже зная пристрастие Зои к вождению автомобиля, подарил ей запорожец. Надежный и обеспеченный муж, собственный дом, личная машина, казалось бы о чем ещё Зое можно мечтать?

      Внезапно стала плохо чувствовать себя свекровь, мать мужа. Казалось, что скоро она отойдет в мир иной. Призвав Зою, свекровь поведала, что является родовой ведьмой и не может умереть, пока не передаст свою Силу.

      Разумеется, Зоя не поверила словам свекрови. Поэтому умирающая ведьма продемонстрировала свою силу, без помощи рук и каких-нибудь средств подняв Зою вместе со стулом, на котором Зоя сидела, вверх к потолку хаты и опустив обратно. Увы, это все, на что хватило у свекрови физических и энергетических сил.

      Но Зое этого было достаточно. Уверовав в колдовскую силу свекрови, Зоя приняла от умирающей ведьмы Силу и старая ведьма почила с миром. Правда, через 9 дней проявилась у Зои в голове и начала учить колдовать.

      Не все у Зои получалось, даже с Дарами покойной ведьмы. Но простейшие порчи и простейшие исцеления Зоя делать научилась. И однажды, в борьбе за здоровье клиента, Зоя столкнулась с ведьмами из шабаша Сколопендры. Госпожа ведьм не стала убивать Зою, узрев в ней что-то для себя полезное. Напротив, оставив в покое её клиента, пригласила Зою в свой шабаш.

      Итак, Зоя спешила. Дорога была пуста. По бокам дороги мелькали поля и лесопосадки. Светило солнце. Встречный ветер влетал в окна с опущенными боковыми стеклами передних дверей. Радио Маяк транслировало какую-то песню. Мысли Зои блуждали вокруг будущего, которое выстраивалось для неё в заманчивом виде. Все было просто и понятно. Единственным нерешенным вопросом для Зои был её муж, которому придется объяснять куда она будет ездить каждый день. Зоя понимала, что муж вряд ли будет её отпускать на работу в шабаш. Ей итак удалось кое-как отвести мужу глаза, чтобы она могла на несколько дней уехать по делу, порученному Сколопендрой, заставив поверить мужа в то, что она едет в город навестить родителей, но при этом звонить её родителям каждый день, узнавая как у неё дела, не нужно.

      Внезапно, впереди на дороге Зоя заметила фигуру человека. По мере приближения стало видно, что какой-то неопрятного вида мужик идет по той полосе дороги, по которой ехала Зоя, и несет на спине здоровенный оббитый красной тканью гроб. Зрелище не только удивило Зою, но и разозлило её: из-за психа с гробом она не могла проехать. Как назло по встречной полосе, словно появляясь из ниоткуда, стали проноситься машины. Они проезжали мимо и, казалось, не обращают никакого внимания на мужика с гробом. Зоя сигналила странному психу, чтобы он ушел с проезжей части, но мужик, казалось, не слышит.

      Наконец, улучшив момент Зоя обогнала мужика с гробом и на нервах прокричала ему в открытое окно правой двери: «Придурок, смотри, переломишься!»

      Мужик повернул лицо и Зоя опешила: лицо человека было безумным. Он оскалился и проговорил: «Кто меня обгоняет, тот на себя забирает!»

      Все это произошло в какие-то мгновения. И, возможно, Зое только показалось, что безумец такое сказал. Возвращаться и переспрашивать Зоя не собиралась. Она и так задержалась из-за этого психа на дороге.

      Внезапно, Зоя услышала страшный скрежет. Краем глаза Зоя увидела, что переднее левое колесо отделилось от автомобиля и унеслось куда-то влево, словно начало жить своей жизнью. Машину резко мотнуло в сторону. Зоя вдавила педаль тормоза в пол и тут увидела прямо перед собой дерево. Потом был удар и темнота…

      Когда к Зое вернулось сознание, она обнаружила себя лежащей на земле. Зоя практически не чувствовала своего тела. Даже не могла повернуть головой. Все что она могла это смотреть глазами на дорогу благодаря голове, которая обездвижено лежала на боку.

      Вдруг, глаза и сознание Зои зафиксировали перед собой какое-то движение. Она увидела мужика с гробом. Буря эмоций пронеслась в голове у Зои, но она по-прежнему не могла двигаться и даже шевельнуть языком.

      Мужик бросил гроб на землю прямо перед Зоей и наклонившись к ней сказал: «Раз забрала, теперь примеряй!»

      После чего, мужик расхохотался, вышел на дорогу и опустился на колени, упершись руками в асфальт. Гаснущим сознанием Зоя успела увидеть, как мужик начал словно вертеться вокруг себя волчком. Потом пришла мысль, что это вертится не мужик, а вихрь вокруг мужика. Через мгновение вихрь опал и вместо мужика на дороге стояла большая черная собака. Зое показалось, что собака смотрит на неё и беззвучно по собачьи смеется. Затем, сознание Зои погасло окончательно и уже насовсем.

      Первая попытка Сколопендры завести кладбищенский канал через живого человека провалилась.

       

      Нальдик лежал на полу в своей квартире и ждал прихода божества. Однако, прошло уже около часа, но ничего так и не происходило. Никаких движений энергий в теле, никаких ощущений присутствия рядом огромной Силы.

      Нальдик встал, пнул ногой пустую бутылку рома и решил пойти на кухню, заварить себе кофе. Возможно, Госпожа ведьм просто решила проверить Нальдика на вшивость и скоро вернется к нему, предложив настоящее дело. А в том, что он должен будет сделать что-то очень важное для искупления своей вины перед Госпожой ведьм, Нальдик не сомневался.

      Открыв дверь на кухню Нальдик остолбенел. Вместо кухни он увидел песчаный берег с пальмами, который омывал теплый океан. Еще не веря, Нальдик ступил на песок и взял его в руки. Песок как песок. Ощущения вполне реальны. Легкий бриз обдувает лицо, и сознание Нальдика уже фиксирует весь комплекс запахов и ароматов, какие обитают на побережье тропиков и океана.

      Нальдик обернулся назад и вместо двери из коридора на кухню в своей квартире он увидел вход в полуразрушенную хижину. Ещё не осознавая, но чувствуя подсознательно весь ужас своего положения, Нальдик влетел в хижину и застыл. Вместо коридора своей квартиры, который он надеялся увидеть и понимая, что так часто бывает во снах, когда разные образы сочетаются друг с другом, перед ним была единственная комната этой полуразрушенной хижины.

      Нальдик бессильно опустился на пол хижины и все понял. Божество давно уже овладело телом Нальдика и аккуратно удалило сознание Нальдика и его душу, поместив их «на берег океана». Божество не хотело, чтобы Нальдик присутствовал (даже глазами) при том, что оно будет делать, используя тело Нальдика как свое орудие или марионетку.

      Но это было пол беды. Нальдик знал, что если божество пожелает, то может оставить сознание Нальдика и его душу «на берегу океана» навсегда. Тогда в миру тело Нальдика станет безумным «овощем», не знающим себя. Станет безвольной и тупой куклой, смысл существования которого будет в том, чтобы быть просто энергетическим кормом для ведьм его Госпожи.

       

      А тем временем, из подъезда дома, где жил Нальдик, вышло его тело, одержимое божеством из пантеона Сколопендры. Учитывая, что тело Нальдика было опрятно одето в выглаженный белый костюм тройку и черную рубашку, а на глазах красовались модные среди советских граждан черные солнцезащитные очки, божество было явно не буйным. В духе вокруг тела Нальдика бушевали потоки энергий, что отражалось на материальном пространстве вокруг тела Нальдика, которое визуально словно преломлялось подобно миражу или дрожащим потокам горячего воздуха, поднимающегося от асфальта к небесам.

      Тело Нальдика медленно покрутило головой по сторонам, изучая местность возле дома и сканируя его божественной духовной силой на предмет наличия чужих колдовских воздействий. Ничего интересного божество не обнаружило, кроме мужчины, лениво сидящего на лавке возле подъезда. Внешне мужчина не представлял интереса: лохматая нечесаная голова, неопрятная щетина на лице, перегар распространяющийся от него на несколько метров, не первой свежести штаны и рубашка. Рядом на лавке стояла открытая бутылка пива «Жигулевское». Типичный местный алкаш. Глаза мужчины были прикрыты, он то ли спал сидя, то ли жмурился на солнце.

      Божество двинуло тело Нальдика вперед, минуя алкаша, сидящего на лавке по правую сторону. Сегодня в мире людей у божества много дел. Слишком много ударов было нанесено шабашу Сколопендры и он, божество, имеющее источник силы в далеких теплых странах, должен помочь Госпоже ведьм, носительнице их божественных сил.

      - «Огоньку не найдется, гражданин хороший?» — вопрос возник со стороны алкаша. Он сидел и ухмыляясь, жмурился на солнце, поигрывая во рту незажженной папиросой «Беломорканал».

      Первая мысль божества была мгновенно убить это человеческое отребье. Да как он смеет так обращаться к одному из верховных божеств далекой земли, где миллионы людей (рабов божеств) готовы ежедневно приносить на алтари свои жизни и жизни своих детей, только бы божества не гневались?!

      Через мгновение божество успокоилось, вынуждено приняв, что оно все-таки в теле советского гражданина Боброва Оюшминальда Григорьевича и жертвенные алтари с рабами очень далеко. А потому, божество решило не убивать лично, а только наказать алкаша, лишив его рассудка с помощью своей духовной силы.

      - «Огонек для тебя найдется, но не здесь…» — сухо ответило алкашу тело Нальдика.

      - «Это как?» — не понял алкаш, а затем ухмыльнувшись, сказал: «Аааа! В смысле, что сообразим на двоих? Так мы завсегда с удовольствием!» (имея ввиду возможность распития спиртных напитков вместе с гражданином в белом костюме и за счет этого гражданина).

      - «Тогда пойдем!» — тело Нальдика двинулось к алкашу. Глаза Нальдика начали разгораться мертвенным голубоватым светом и это стало видно даже сквозь солнцезащитные очки.

      Впрочем, казалось, алкаш ничего не замечал. Пружинисто встав, алкаш взял в руки бутылку со скамейки, намереваясь допить её одним разом и уже пустую бросить под лавку. Иди мыть бутылку и затем сдавать её в пункт приема стеклотары, как часто делали не только алкаши, но и обычные советские граждане, алкаш уже не собирался. Ведь для него впереди маячила перспектива бухнуть с интересного вида гражданином.

      Божество протянуло руку Нальдика по направлению к алкашу. Такой обычный дружеский жест: поздороваться. Сейчас алкаш возьмется за руку Нальдика и сразу получит порцию духовного удара прямо в свое пьяное сознание. После чего, сознание и душа алкаша отправятся в далекое путешествие, а его уже безумное тело будет неприкаянно бродить по улицам, пока не найдет случайную смерть под колесами автомобиля или пока не окажется в психушке.

      Но алкаш, вместо того, чтобы допить пиво, внезапно брызнул содержимым бутылки прямо в лицо Нальдика. Жидкость обильно попала на лоб и лицо Нальдика. Вспыхнув гневом, божество выбросило вперед кулак Нальдика, чтобы ударить пьяницу по лицу, мгновенно передав через кулак убийственную для сердца алкаша долю энергии.

      Вероятно, пьянь случайно обрызгал лицо Нальдика, нелепо пошатнувшись от постоянного употребления алкоголя. Но стерпеть подобное, даже если это случайность, божество в теле Нальдика не могло.

      Внезапно, божество зафиксировало, что начинает терять зрение в голове Нальдика и тело Нальдика перестает слушаться. Не только алкаш исчез из поля зрения глаз Нальдика, но и, вообще, для глаз Нальдика наступила темнота. Только голос «алкаша» глухо донесся откуда-то из темной пустоты: «… сим повелеваю изыди демон из грешной плоти дурного раба …», а потом все окончательно затихло.

       

      Нальдик сидел на берегу океана и бездумно смотрел вдаль. Вдруг, он увидел, как вдали в океанской дали прямо из воды стало подниматься гигантское строение, внешне напоминающее улей. От гигантского «улья» отделились и понеслись по небу в сторону Нальдика две точки. По мере их приближения, Нальдик различил двух страшных демонов, похожих на гигантских шершней.

      Нальдик содрогнулся. Он знал этот вид демонов и знал, что их посылают забирать души умерших, которых определяют в вечные духовные рабы.

      - «Неужели мое тело мертво?» — возникла паническая мысль.

      Вместо ответа два демона, похожие на гигантских шершней, на лету схватили Нальдика за плечи своими жуткими и острыми когтями, причинив ему дикую боль, и понесли свою добычу обратно в гигантский «улей».

      В полете над водой Нальдик истошно закричал от накатившего на него ужаса и невыносимой боли. Но демонам, несущим Нальдика было все равно, как и окружающему Нальдика миру.

       

      Сколопендра, Госпожа ведьм могущественного шабаша, сидела на метле в трех метрах над землей. Насыщенно бронзового цвета балахон медленно развевался на ветру. Красивое лицо Сколопендры было скорбно. Она была невидима для простых смертных. Внизу на асфальте лежало искалеченное и окровавленное тело Нальдика. Пустые глаза бывшего любовника Сколопендры смотрели в небо. Врачи скорой помощи и патруль милиции фиксировали в протоколе смерть от несчастного случая. Бедняга в белом костюме неизвестно по какой причине выбежал на дорогу, прямо под колеса автомобиля.

      - «Вот и закончился твой путь, мой тигр! Жаль!» — холодно промолвила Сколопендра. Она действительно жалела об утрате. С Нальдиком Сколопендра могла чувствовать себя счастливой, не забывая о том, что она носитель сил божеств из дальних теплых стран и Госпожа ведьм могущественного шабаша.

      Сколопендра нисколько не сомневалась, что в смерти Нальдика виновна ведьма Варвара. Но как Варвара смогла победить одно из сильнейших верховных божеств пантеона Сколопендры и получить контроль над телом Нальдика Сколопендра не понимала.

      Дикая необузданная ненависть захлестывала Сколопендру. Она была готова прямо сейчас отправиться к ведьме Варваре и просто придушить её голыми руками. Но нельзя! Сколопендра пыталась успокаивать себя тем, что месть Варваре должна быть изысканной, чтобы старая ведьма долго и мучительно страдала, умоляя о быстрой смерти для себя!

      И, вообще, главное — это дело! Дело, порученное Сколопендре ее божествами. Ничего, скоро должна приехать Зоя, шабаш ведьм проведет все нужные обряды и Сколопендра начнет восстанавливать свои силы. И дело, порученное божествами, снова начнет воплощаться в жизнь.

      - «Прости, моя Госпожа. Зоя мертва. Разбилась на машине по пути назад.» — прошелестел голос ведьмы рядом со Сколопендрой.

      Это была последняя капля. Попытка Сколопендры завести кладбищенский канал через живого человека провалилась. И снова из-за ведьмы Варвары. Красивое лицо Сколопендры исказилось и мощный поток ненависти затопил сознание Сколопендры, вытесняя оттуда все ограничения, которыми она пыталась себя сдерживать.

       

      - «Как же я устал!» — двоедушник Алексей, по прозвищу Феникс рухнул на стул в кухне ведьмы Варвары.

      С тех пор, как старшие бесы пленили всех покойников Сколопендры и закрыли кладбищенские каналы, которыми пользовалась Сколопендра, сила её магии значительно ослабла. Смертельные порчи и блокировки, наведенные Сколопендрой и её шабашем ведьмам, которыми была окружена квартира ведьмы Варвары, были саморазрушены, оставшись без надлежащей духовной и энергетической поддержки. Поэтому, бабе Варе пришлось только счищать и убирать полуживые остовы порч и блокировок, а также несложно разряжать вражеских духов, которые по той или иной причине не смогли освободить себя от связи духовными трупами магических программ Сколопендры.

      - «Пока по твоей просьбе ведьму Зою убивал, пока любовника Сколопендры по статье увольнял и потом из его тела чужого бога изгонял, пока его смерть Нальдика через несчастный случай организовывал, думал развалюсь как старый пень! Представляешь, этот бог Сколопендры хотел сделать меня безумным и отправить бродить на дорогу под колеса машин! Ну я его и того… Короче, тело любовника Сколопендры само под колеса попало!» — двоедушник вздыхал, обращаясь к ведьме Варваре.

      Баба Варя улыбнулась в ответ, поставила на стол перед колдуном двоедушником Алексеем чашку чая, тарелку с блинами, сметану, мед, домашнее смородиновое варенье и сказала: «Прямо так и само? Эх, Лешка, ты мой герой! Прямо и швец, и жнец, и на дуде игрец!»

       

      (Продолжение следует)

       

      Елена Сибирякова


        Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 7. Бесы. Продолжение.

        stanovlenie 14

         

        - «Итак, Маринка, что ты знаешь о бесах?» — баба Варя отодвинула в сторону китайский фарфоровый чайник с изображениями цветов, птиц и драконов.

        - «Ну, бесы — это фольклорные персонажи …» — начала было Марина.

        - «Как и мы, ведьмы и колдуны, тоже фольклорные персонажи!..» — смеясь перебила Маринку ведьма Варвара и продолжила — «Ничего ты не знаешь про бесов! Как и никто ничего не знает про бесов, кроме ведьм, которые с ними работают! Те, кто болтают, что знают о бесах все: христианские священники, пророки, ясновидцы и всякие там бесноватые люди, на самом деле знают о бесах только малую часть из того, что бесы и настоящие хозяева бесов позволяют им знать и видеть! Ведьмы знают о бесах все, но молчат! И я не скажу тебе всего, а только лишь то, что поможет тебе не стать для бесов безвольной куклой и дурной поварихой! Но, обо всем по порядку. И для того, чтобы ты могла лучше все воспринять, дайка мне свой волос!»

        Ведьма Варвара ловко выдернула волос из головы Маринки и бросила его в стакан с водой. Что-то прошептала над ним и плюнула в него.

        - «Это чтобы ты лучше видела то, что я буду тебе показывать!» — буднично сказала баба Варя.

        Марина почувствовала, что у неё по спине пробегает стадо мурашек.

         

        - «Прежде всего, Маринка, ты должна усвоить, что бесы — это настоящие мастера иллюзий и обмана! Все, что они делают, содержит в себе двойное и тройное дно, которое позволяет им иметь лазейки для контроля над любым человеком, будь он ведьма, колдун или простой смертный! Тебе нужно научиться определять и отделять то, что реально и то, что нужно, от всего того, чтоб тебе «паровозом» навязывает воля бесов!» — ведьма Варвара налила себе еще чаю и продолжила: «Начнем с простого примера: возникновение у человека страха перед обликом беса!»

        Внезапно воображение Марины словно само собой очень ярко нарисовало образ беса. Перед собой Маринка видела классическую морду такого чудовища: смесь козлиной головы с рогами, человеческого носа и подбородка, а также острых волчьих зубов.

        Марина ощутила внутри себя липкий ужас. Но не из-за внешнего вида беса, а из-за того, что из его красных глаз волнами изливалась дикая злоба и холодная ненависть. Это была не человеческая ненависть. Создавалось ощущение, что бес ненавидел Марину очень давно и так сильно, что ненависть к Марине стала единственной целью в жизни беса. С такой ненавистью совершают самые страшные преступления, с такой ненавистью идут до конца, даже если конец это мучительная смерть.

        Марина ощущала, что перед ней настоящий враг, безжалостный и беспощадный, который для её уничтожения пойдет на все. С этим врагом нельзя подружиться, его нельзя умилостивить или купить, даже если его поработить, то к нему не повернешься спиной.

        Страх сковал Марину и она почувствовала, как из-за страха лишается сил. Ее энергия словно пылесосом втягивалась в образ беса.

        - «И как ты, став ведьмой, будешь работать с таким бесом? Он же ненавидит тебя всем своим существом?» — от видения Маринку оторвал вопрос бабы Вари.

        Маринка поняла, что ведьма Варвара видела то, что являлось перед взором Марины, а может даже сама внушала Марине эти видения и ощущения.

        - «Никак! С ним невозможно работать!» — внутренне содрогаясь от страха сказала Маринка.

        - «Вот и все так думают! Особенно те люди, которые начитавшись сказок и легенд пытаются стать ведьмами и колдунами. Большинство из них ищут источники Силы, но не могут найти, потому что Силам они по тем или иным причинам не интересны. Имея свои скудные знания и фантастические предположения, такие люди ищут бесов, пытаются договариваться с бесами, воспринимая их как врагов рода человеческого, воспринимая их ненависть к человеку за чистую монету, кормя бесов своим страхом. И в этом их первая ошибка. А бесы ловят их в свой первый капкан и дальше ведут их такими тропами, по которым эти люди, а также их семьи, никогда больше не выберутся, став едой для нечеловеческих существ. Как говориться: по вере вашей!..» — баба Варя отхлебнула чаю и продолжила: «Правда заключается в том, что бес — это не человек, и воспринимать беса и его действия так же, как воспринимается человек и его действия есть опасная ошибка! Человек ходит в материальном мире на земле, имея для этого физическое тело. Для хождения в мире духов и мертвых у человека есть дух. Физическое тело для духа как костюм. Есть еще душа, которая играет роль связующего звена между духом и телом. Такой у человека незамысловатый набор. Проснулся человек по утру, ощутил себя в теле, читай одел дух человека через душу свой материальный костюм — своё физическое тело, и пошел в нем по материальному миру. Лег спать человек, уснул, читай снял свой физический костюм, и ходит по миру духов, пока его физическое тело спит. Для того, чтобы человек мог двигаться в своем физическом теле, тело нужно питать силой, энергией. Для этого человек ест материальную пищу. Бес существо более совершенное, чем человек. Его дух более развит чем дух человека, а его костюм в разы совершеннее, чем наше грубое человеческое тело. Бес может ходить в своем «костюме» по материальному миру, не боясь ранений своего тела, повреждений или смерти. Потому что тело беса, в котором он ходит по материальному миру, не воспринимается миром и его законами как грубо-материальное тело. А значит его нельзя повредить как любое физическое тело. Когда бесам нужно воздействовать на предметы и существ материального мира, они воздействуют в первую очередь на души этих материальных предметов и существ. Самая привычная для бесов задача — это управлять материальными предметами и существами, водя их души на цепях бесовской воли. Душа и физическое тело человека с его сознанием и подсознанием, как души и тела зверей, птиц, рыб, насекомых, подходят для этого идеально. Так вот, о ненависти беса к людям. Когда бесу нужно воздействовать на предметы и существа физического мира так, чтобы это проявилось на уровне материи, бес наполняет свой костюм, свое материально тело, силой и энергией того качества, которое ему необходимо для дела. Например, бесу нужно что-то переместить с места на место, или разрушить внешнюю или внутреннюю часть материального, или пробить что-то. Бес наполняет свое тело тяжелой энергией агрессии, ненависти, злобы. Наполняет так, что светится этой энергией ненависти словно солнце. Это не еда беса. Бесу не нужно переваривать эту энергию. Это как готовое топливо для машины, для того, чтобы тело беса могло функционировать так, как нужно бесу. Выполняя свою задачу, бес истратит всю эту энергию до остатка. Чтобы завтра, к примеру, наполнить тело другим видом энергии, для других задач. Ведьмы об этом знают, а несведущие воспринимают эту наполненность энергией за личное отношение беса к человеку и отдельно наполняют беса своей энергией страха, отдавая под контроль свою душу, а затем и тело. А ведь бес наполнен не своими личными энергиями агрессии и ненависти, а энергией из бесовского источника, который пополняется агрессивными энергиями всех живущих на земле людей. У бесов нет таких эмоций, как у человека и они не раздают энергии, которые вырабатывают их тела, направо и налево. Кормить бесов и других существ энергиями, которые вырабатывает тело, это древняя функция человека.»

        - «Но как же научиться не бояться беса в таком его виде, когда кажется, что он просто разорвет меня в своей злобе? Как это делают ведьмы? Если бы я умела молиться, я, наверное, начала бы шептать слова молитвы!» — вырвалось у Марины.

        - «Запомни все что я тебе сказала, обдумай все что я тебе сказала и научись через это знание испытывать к бесу сострадание!» — как-то буднично ответила баба Варя.

        - «Сострадание?» — удивление Марины было не скрыть.

        - «Да! Жалей такого беса! Он несет в себе небывалую силу, он может все, но сила его однородна и излучает только ненависть и агрессию. Зарядить свое тело спокойной и не агрессивной медвежьей силой, какую имеют к примеру могучие борцы, валяющие друг друга на коврах, бес не может. Делай как я говорю и ты перестанешь их бояться. Но быть настороже ты должна всегда, ведь не просто так перед тобой будут возникать бесы, наполненные энергией агрессии и разрушения!» — сказала баба Варя и конфетка «Птичье молоко» отправилась к ней в рот.

         

        - «А я таких чужих бесов сразу разряжаю, атакую их, связываю и перевожу энергию, которой они наполнены, во что-то, что должно разрушиться вместо меня. Ведь не зря же такой чужой бес передо мной оказываться будет, наверняка чтобы разрушить что-то у меня. А чужие бесы без энергии для меня не страшны, моя душа и тело давно закрыты от их уловок.» — лениво приосанился Алексей.

        - «Хвастун! Знамо, что чужих бесов разряжаешь и от чужих бесов закрыт! Твои же бесы тебя от чужих и закрывают, и чужих бесов тебе разряжать помогают!» — сказала, словно отрезала, ведьма Варвара.

         

        - «Раз уж Феникс завел разговор про разрядку, то у бесов есть простой трюк, который у обычного человека всегда, а у ведьм и колдунов иногда, блокирует возможность разрядить чужого беса. Это действия, которые вызывают у человека по отношению к бесу эмоции: сначала смущения и обиды, а потом ненависти. То есть «закольцовку». Выглядят они как глумление, издевательства и хохот над человеком.» — баба Варя отхлебнула чаю.

        Перед взором Маринки появился бес, который смеялся над ней, говорил обидные слова и издевательства, корчил рожицы и всячески давал понять, что Маринка для беса меньше чем самое мелкое ничтожество.

        - «Этот трюк может и блокирует разрядку, но и работать с таким бесом тоже невозможно!» — внутри Марины бурлила обида и раздражение.

        - «Умница, Маринка! Быстро схватываешь!» — ухмыльнулась баба Варя и продолжила: «Этот трюк не только блокировка разрядки, но и очередная ловушка для человека. И если человек хоть на мгновение уверует, что он для беса ничтожество, а еще и допустит эмоции смущения, обиды и ненависти, то все – воля беса возьмет контроль над волей человека, над его душой. Я повторяю тебе Маринка: бесы не испытывают таких же эмоций к человеку, как люди друг к другу. Все что бесы делают, все это их первоклассное актерское мастерство, является манипуляцией для сохранения и внедрения тех энергий, которые они несут. Им нужно делать дело и они его делают!»

        - «Иногда бесы подсовывают вместо себя ложных бесов, которых делают из мертвых духов людей. Людей, которые попали к ним в рабство при жизни или были убиты порчей на смерть, а также другими колдовскими деяниями.» — вставил свои «пять копеек» сотрудник КГБ на пенсии.

        - «Он прав, Маринка, таких ложных бесов хватает. Настоящие бесы дают им особые духовные одежды, чтобы эти духи мертвых людей могли словно настоящие бесы морочить живым головы и менять облики. Но они, в отличии от настоящих бесов, испытывают к людям настоящие эмоции ненависти, злости, наслаждения от издевательств!» — мирно сказала ведьма Варвара.

        - «Как же отличить настоящих бесов от ложных?» — вырвалось у Марины.

        - «По косвенным признакам и одному простому действию!» — баба Варя сжевала конфетку и продолжила: «Например, для воздействия на простого человека обычно достаточно одного настоящего беса. Для воздействия на ведьму или колдуна обычно достаточно от двух до семи настоящих бесов, в зависимости от силы ведьмы и колдуна. Когда на дело посылают ложных бесов, сделанных их духов мертвых людей, то их приходит толпа. Чем сильнее воля человека, тем больше толпа. А чтобы воздействовать на ведьму или колдуна количество таких ложных бесов должно начинаться от сотни, не меньше!»

        - «Поняла! Значит, если я вижу толпу злых бесов, то с большей долей вероятности это ложные бесы, сделанные из духов мертвых людей! Правильно?» — чувствовалось, что Маринка с удовольствием внимает новые знания.

        - «Правильно, Маринка! А чтобы уже совсем удостовериться в том, кто перед тобой, тебе достаточно будет прочитать одну или две особенные христианские молитвы! И если эти бесы начнут исчезать от твоих молитв, то перед тобой были ложные бесы!» — баба Варя была явно довольна разговором.

        - «А что настоящие бесы от христианских молитв не убегут?» — вырвалось у Маринки.

        - «Не убегут, потому что настоящие бесы используют христианство и церковные обряды в своих целях. И не духовная система христианства управляет бесами, а бесы используют духовную систему христианства. Чего не скажешь про ложных бесов, которые в духовном мире по сути остаются мертвыми духами людей. И когда человек начинает читать особую молитву перед ложным бесом, то духовная система христианства обращает свой взор на это существо и обнаруживает, что это не бес, а мертвая душа, и начинает процесс извлечения этой блуждающей и запутавшейся мертвой души из мира живых прямиком в мир мертвых. Поэтому эти ложные бесы, а в реальности замаскированные настоящими бесами мертвые духи людей, и бегут от молитв. Им не хочется в мир мертвых, где их ждет совсем не сладкая жизнь.» — наставительно сказала ведьма Варвара.

        - «Но ведь мы живем в стране победившего атеизма! И власти попов и их христианства у нас больше нет! Как же так, что духовная система христианства все равно включается?» — не успокаивалась Маринка.

        - «Нет ничего удивительного! Ты живешь на земле, которая тысячу лет поливалась кровью православных христиан! Что может быть сильнее кровных жертв? Предки всех людей, которые живут в нашей стране, тысячу лет до 1917 года были христианами. Поэтому христианство своей духовной системой крепко держит души и духов всех живущих за «хвост» крови их мертвых предков, даже если живущий будет атеист или буддист!» — зевнула баба Варя и, хитро прищурившись, обратилась уже к Алексею: «Расскажи Маринке как ты бесом был?»

        - «Как это, бесом? Алексей же живой!» — не поняла Маринка: «Я так поняла, что только мертвых людей можно за бесов выдавать?!»

        - «Не только мертвых, но и живых людей, точнее колдунов и ведьм, если они угодили в рабство к настоящим бесам и их хозяевам!» — ответил Алексей и смущенно продолжил — «Да, было дело. Давно это было. Как-то проштрафился я перед своим духовным хозяином очень сильно! Пришлось отрабатывать при жизни: поработать ложным бесом по вызову у того колдуна или ведьмы, на которых мой хозяин будет указывать. В мире людей мое тело периодически уходило на недели в запой, а в мире духов я прислуживал бесом по вызову. Потом выходил из запоя, лечился, набирался сил и снова в запой, снова отрабатывать!»

        - «Хороший из тебя бес был, покладистый!» — ухмыльнулась ведьма Варвара и продолжила, обращаясь к Маринке: «Это ж я так с ним и познакомилась, с птичкой нашей, из пепла воскресающей!»

         

        Дальнейшие воспоминания и разговоры о бесах, а также о способах их контроля, затянулись до поздней ночи. Из глубокой задумчивости и разыгравшегося воображения Марину вывел мерный звук храпа.

        Обе женщины, баба Варя и Маринка, синхронно повернулись к Алексею, который облокотился на спинку стула, откинул назад голову с открытым храпящим ртом и беспечно пребывал в царстве Морфея.

        - «Жаль у меня вороны нет!» — отхлебнув чая сказала ведьма Варвара.

        - «Почему?» — не поняла Маринка.

        - «Она бы аккуратно села ему на лицо и какнула прямо в рот!» — злорадно ухмыльнулась баба Варя.

        - «Фуу!» — съежилась Маринка, хотя и не могла скрыть улыбки от забавности такого предположения.

        - «Ну а че он тут храпит?!..» — сказала баба Варя и прищурившись громко рявкнула на всю кухню: «Эй, Феникс! Я твой схрон в лесу нашла! Свой амулет будешь у меня выкупать, аль нет?»

        Алексей всхрапнул так громко и страшно, словно это всхрапнул не человек, а одновременно несколько злых лошадей. Он открыл мутные глаза и дико обвел ими все вокруг.

        - «Т-ты нашла мой схрон?» — сфокусировавшись на ведьме Варваре обеспокоенно пролепетал Алексей сонным голосом.

        - «Какой схрон? Ты о чем? Приснилось что-то?» — баба Варя сделала удивленное лицо.

        - «Похоже на то, приснится же такое …» — Алексей отхлебнул остывшего чая из своей чашки.

        - «Так что насчет передачи мне трех бесов, из тех, которые выполняют особые поручения твоего хозяина, и имеют возможности охотиться на очень древних духовных дорогах? Ты же, надеюсь, не просто так тут храпел и успел сходить к своему хозяину?!» — требовательно обратилась баба Варя к Алексею.

        К ведьме Варваре возвращался жесткий тон разговора.

        (Продолжение следует)
        Елена Сибирякова


          Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 4. Сердца трех. Продолжение.

          fon

           

          Виола Александровна Поросенец в свои 33 года была директором большого вино-водочного магазина. Начиная с должности секретаря директора местного вино-водочного завода, не имея высшего образования, Виола Александровна не брезговала возможностью служебных романов, включая директора завода, чтобы шагать по карьерной лестнице. Ни на кого в этой жизни она не могла положится, кроме как на себя любимую и на красное вино, которое всегда дарило ей хорошее настроение и стимул в жизни.

          Родители Виолы Александровны, почувствовавшие на себе все невзгоды репрессий сталинского режима, после освобождения, нашли себе душевное успокоение в закрытой от постороннего глаза секте баптистов. Маленькой Виолетте был не ясен такой странный выбор родителей, но жесткие нравы в семье не позволяли ей спорить. И она понимала, что в жизни у неё будет всего два пути: уйти тропой родителей в секту или пробиваться в жизни самостоятельно.

          Секта ей претила с самого начала и от бубнения странных молитв её тошнило. А чтобы пробиться в жизни самой Виоле нужны были возможности. Которых не было.

           

          Судьбу Виолы Александровны решил случай. Однажды, когда Виолетте было 18 лет, на свадьбе своей подружки она познакомилась с молодым, уже состоявшимся в жизни мужчиной. Не познакомиться с ним она не могла, так как играла на свадьбе роль дружки невесты, а молодой человек был шафером жениха.

          Это был директор одного из винодельческих совхозов Молдавии, Владимир Снегуряну, приехавший к другу на свадьбу.

          Приехал он не один, а со своей мамой. Явно строгой женщиной, с цыганскими чертами лица и одетой в темные одежды. Она гордо восседала за столом, ни с кем особенно не общаясь.

          А ее сын, Владимир, наоборот, болтал без умолку, подливал Виоле вино и рассказывал о себе, вине и бескрайних налитых солнцем молдавских виноградниках.

          Виолетта слушала, пила вино и понимала, что встретила свою судьбу.

          Больше самой себя Виола любила только вкусное вино. Это передалось ей от деда, который, как говорили, работал при царском режиме в ресторане, отвечая за приобретение и подачу в ресторане хороших вин. Иностранное слово «сомелье», как в те времена называли её деда, прочно засело в подсознании Виолы.

          И, через несколько месяцев, в одном из солнечных районов Молдавии отгремела пышная свадьба директора совхоза и юной Виолетты, которая решила, что словила удачу за хвост и теперь её жизнь будет сплошной мед с вином.

          Это было наивным заблуждением.

          Первое, с чем столкнулась Виола, оставшись жить с мужем, это была её свекровь.

          Жесткая сухая женщина с черными бездонными глазами, Аника Снегуряну, через неделю после свадьбы, в теплый воскресный день усадила Виолетту перед собой и сказала:

          - «Если ты думаешь, что тебя выбрал мой сын, то ошибаешься. Тебя выбрала я! Мой сын выполняет все, что скажу я! Захочу я и он тебя озолотит, захочу и сегодня же зарубит топором. Это я тебе говорю для того, чтобы ты понимала, что ты здесь зависишь только от меня. Я ведьма, одна из самых сильных в моем шабаше. Но я стара и скоро уйду на покой к моим Хозяевам. Мне нужна преемница и ты ею станешь! Или умрешь! Выбирай. И знай, что эти тайны я за порог дома не выношу. Мне проще тебя убить, чем решать последствия твоего длинного языка…» — Аника тихо засмеялась.

          Виолетта сидела не жива, не мертва. Она не знала как реагировать на слова свекрови. Первые мысли, которые родились у Виолы это, что свекровь сумасшедшая и нужно срочно поговорить с мужем.

          Словно прочитав мысли Виолетты, Аника изменилась в лице и зло прошипела:

          - «Считаешь меня сумасшедшей? Что ж, сейчас я тебе кое-что покажу. Это станет тебе уроком и началом твоего обучения.»

          С этими словами Аника встала и глянула Виоле прямо в глаза.

          Виолетта услышала шум в ушах, голову словно обложили ватой, а тело перестало слушаться, словно парализованное.

          Не сводя с неё глаз, Аника приказала Виоле раздеться до гола. Виолетта выполнила приказание свекрови, чувствуя себя деревянной куклой из кукольного театра, которую дергают за веревочки.

          Через некоторое время в комнату вошел муж Виолы, Владимир. Казалось, он не был удивлен тому, что происходило, и молча встал рядом с Виолеттой.

          - «Возьми её за руку!» — приказала сыну молдавская ведьма.

          Затем, она взяла со стола пустую эмалированную кружку и сунула её себе под юбку… До присутствующих в комнате донесся специфический журчащий звук, словно струя воды лилась в железную посудину.

          Несмотря на паралич тела и туманность сознания, Виола понимала, что это не струя воды, а моча. И от дурного предчувствия у Виолы начала кружится от тошноты голова.

          Ведьма вытащила из под своего платья кружку, полную желтой жидкости, и стала водить над нею рукой, что-то при этом приговаривая. На секунду Виоле показалось, что моча в чашке начала ходить водоворотом. Но через мгновение, в чашке снова все было спокойно.

          - «Пей!» — ухмыляясь сказала Аника, протягивая кружку Виолете. – «Не бойся, я три дня ничего не ела и пила только особенное вино. Пей. И мои бесы зайдут в тебя. Ты станешь их еще одним домом. А потом, когда я умру, ты станешь для них домом единственным и неповторимым. Пока, как и я, не найдешь себе преемницу.»

          Как бы внутренне не сопротивлялась Виола, как бы её не тошнило, но руки сами взяли кружку, механически поднесли к её рту и бабкина желтая жидкость проникла в Виолетту.

          - «Отныне моя печать и печати моих бесов на тебе! И отныне твое ведьминское имя будет Ника!» — торжествовала молдавская ведьма.

          Такого морального и физического насилия Виолетта в жизни еще не испытывала. Но это было только начало.

          После того, как Виола выпила содержимое кружки, молдавская ведьма приказала ей развернуться к мужу спиной и встать на пол на четвереньки. Затем, Аника приказала своему сыну, чтобы он вступил в половую связь со своей юной женой в «собачьей позиции» прямо перед наблюдающей за ними молдавской ведьмой.

          Это должна была стать первая в жизни Виолы половая связь. В ночь свадьбы и почти целую неделю после неё Владимир не смог выполнить свои обязанности супруга по причине не оканчивающегося алкогольного опьянения. И только сегодня, словно по мановению волшебной палочки, он встал утром практически трезвым и заявил, что празднование свадьбы завершено и он готов исполнять свои супружеские обязанности.

          - «Мне нужно закрепить доминирование моих бесов над тобой. Поэтому, через мою кровь, через моего сына, они возьмут тебя и будут доминировать над тобой!» — ухмыльнулась Аника.

          Виола не знала сколько прошло времени с момента, когда её муж, словно одержимый бешенный зверь, насиловал её в задней позиции. Когда она закрывала глаза, чтобы справиться с болью, перед её взором оказывались странные и страшные существа, внешне похожие на смесь горилл и гиганских (в рост человека) мохнатых ос, которые вместо мужа насиловали её как только было можно. Пол под Виолой был весь в крови, столь грубое лишение девственности вызвало у неё сильное кровотечение.

          Когда все было кончено, Аника подошла и стала собирать кровь Виолы с пола и размазывать её по телу юной изнасилованной преемницы молдавской ведьмы.

          - «Ты будешь теперь каждую неделю кормить своей кровью бесов. Размазывая её по своему телу. И мне все равно откуда ты будешь её брать: из разрезанных ран или из кровотечения женских дней.» — сказала Аника и, протянув Виолетте пустую кружку, добавила: — «Писай сюда. Сейчас.»

          Обессиленная Виола, выполняя роль послушной деревянной куклы какого-то страшного кукольного театра, без сопротивления справила малую нужду в кружку, уже предугадывая, что страшная ведьма потребует от Виолы выпить эту, уже её, мочу,

          Так и произошло. Когда, голая и измазанная кровью Виола, не чувствуя тела, пошатываясь как раб выпила свою мочу, Аника хлопнула в ладоши и сказала:

          - «Круг замкнулся. Отныне тебе из него только один выход: смерть.»

           

          Со временем, Виола привыкла к своей новой действительности. Свекровь учила её своей магии, учила работе с бесами, учила входить людям в их сны и менять их судьбы, учила воровать здоровье и блага, закрывать людям пути. Учила Виолу секретам проводить шабаши, правильно приносить жертвы, оборачиваться кем хочешь и наводить морок. И убивать, убивать магией не только людей, но и таких же ведьм, как и сама Аника. Платой за обучение и работу бесов была её кровь и обязанность раз в месяц, на полную Луну, выпивать стакан своей мочи.

          Виола не знала: можно было ли научиться магии по другому или такой отвратительный метод обучения был личным изобретением её свекрови. Но и никаких других примеров обучения магии она не знала. И, самое главное, у Виолы все получалось. Она оказалась одаренной ученицей и преемницей. Бесы выполняли её команды, все колдовские обряды реализовывались «на ура», а местные ведьмы, которые были слабее её, уважительно называли Виолу «дочь Дьявола». Со временем, Виолетта вошла во вкус и уже не представляла себя и свою жизнь без магии, которой её научила молдавская ведьма.

          А потом, ведьма Аника умерла. Бесы окончательно перешли к Виоле и первое, что она сделала, это убила быстрой порчей своего, уже ставшего к тому времени глубоко ненавистным, мужа. Вся боль совместной жизни выплеснулась в её гневе, когда он, директор совхоза, случайно заживо сгорел на внезапно вспыхнувшем пожаром винном складе. И то, что вместе с бесами к Виоле перешел дух мертвой Аники, не помешало Виолетте расправится с кровью Аники в виде её сына так, как она считала нужным.

          Став вдовой, Виола быстро продала дом и вернулась на родину. Совместных детей у неё с мужем не было и она чувствовала себя абсолютно свободной от каких-либо обязательств.

           

          Прибыв на родину, первое, что сделала Виола это поработила магией волю своих родителей и родственников. Никто и ничего больше не смел ей сказать поперек, слово Виолетты отныне стало в семье её родителей главным.

          Затем, Виола дождалась полнолуния, намазала себя своей кровью, достала метлу, сделанную из особого дерева на кладбище, надела на себя маску из особой белой ткани, призвала мертвых ведьм: свою наставницу Анику и её родовых мертвых наставниц, открыла окно и, обернув себя в фиолетового цвета балахон, который достался ей от Аники, изнутри подшитый заплатками из Бог знает каких саванов, исчезла из материального мира живых … Если бы кто-то находился в этот момент в комнате Виолы, то он бы увидел такую картину: вот Виола стоит в балахоне, вот на мгновение вместо неё смазанное черное пятно и вот уже в комнате никого нет.

          Но на самом деле она в комнате была, просто её никто не видел. Обернутая мертвыми ведьмами, поддерживаемая бесами, Виола легко вылетела на улицу сквозь окно на своей мертвой метле.

          Она летела на шабаш. Не на какой-то конкретный. Она летела на любой шабаш или любые шабаши, которые она встретит по пути в эту ночь. Виола хотела заявить о себе перед другими ведьмами и их Силами, показать себя и получить свои права ведьмы самого сильного шабаша, контролирующего территории, к которой относилась и та местность, где она теперь проживала.

          Ту ночь полнолуния запомнили многие шабаши ведьм. Когда из мрака ночи явилась молодая дерзкая ведьма и вызывала на статусный поединок многих матерых ведьм, главенствующих на их шабашах. Побеждая каждую главную ведьму на их шабашах или чувствуя себя равной ей по силе, Виола оставляла такой шабаш и летела дальше. Пока не оказалась на шабаше, где главенствовала ведьма такой силы, какую Виолетта в жизни еще не видела.

          Так она стала младшей ведьмой в шабаше из четырех ведьм. Оказалось, что этот шабаш был самым сильным не только в округе, но и далеко за его пределами. Потому что пределов магической силы королевы этого шабаша ни Виола, ни остальные ведьмы пока не видели.

          Получив статус в ведьминых кругах, Виолетта устроилась работать секретарем на вино-водочный завод. Конечно, это произошло не без помощи магии и Виоле пришлось убить порчей, реализованной через несчастный случай, работающую на заводе секретаршу. А дальше, со временем, Виола стала директором, а по сути хозяйкой, фирменного вино-водочного магазина от того самого завода, где она еще относительно недавно работала секретарем.

          Через этот магазин Виола не только обогащалась деньгами за счет продажи «левого» товара, но и выполняла разные важные поручения шабаша, связанного как с поставками вина для обрядов шабаша, так и с обработкой магией всей продукции магазина, которая поступала в продажу. Люди даже не догадывались, что употребляя заколдованные вина и водку, они открывали свои души и жизни этим ведьмам и их бесам, которые могли воспользоваться этими открытыми «дверями» для своих любых нужд, когда это было бы им необходимо.

          Параллельно всем колдовским делам, получив за взятки отдельную трехкомнатную квартиру, приобретя новенький автомобиль марки Москвич и купаясь во внимании разных богатых, важных, нужных и просто красивых мужчин, Виола почувствовала себя полноценной хозяйкой жизни.

          Правда, ненадолго. В их шабаш влилась еще одна молодая ведьма. Она стала пятой в их шабаше и, соответственно, младшей ведьмой. Новая ведьма оказалась прыткой и стала, практически, наступать Виоле на пятки, пытаясь её обойти и вернув Виолу в статус младшей ведьмы. Виолу, разумеется, это не устраивало. Может быть раньше ей и было бы все равно. Но не сейчас, когда она стала такой эффектной мадам.

           

          Итак, Виола Александровна находилась у себя дома и ждала особую гостью, чтобы её убить. Да, речь шла про ведьму Варвару.

          Виола сама инициировала передачу адреса своей квартиры колдуну Валерию и потом убила его порчей, реализованной через случайное убийство при задержании опасных преступников.

          Сделала она это по своей личной инициативе, не ставя в известность других ведьм своего шабаша. Она хотела преподнести королеве шабаша смерть ведьмы Варвары как дар, навсегда закрепив за собой статус старшей ведьмы.

          Когда колдун Валерий погиб и его душу привели в темницу мертвых душ шабаша, королева этого шабаша все поняла и быстро вышла на связь с Виолой.

          - «Ты сделала это без моего согласия. Тебе и нести ответственность. Если у тебя все получится, то ты станешь старшей ведьмой. А если нет, то посмотрим…» — сухо отозвалась в сознании Виолы королева шабаша.

          - «Как у меня может не получится? Наш шабаш самый сильный…» — начала было Виола, но королева шабаша перебила её:

          - «Шабаш здесь тебе помочь не может! Ты сделала это без моего согласия и запустила реализацию эпизода будущего так, как хочешь ты, а не шабаш! Вы, мои ведьмы, должны были навести на эту строптивую бабку моих новых демонов, а вместо этого ты самолично решила выпендриться! Шабаш может тебе помочь только если я дам на это согласие. А если я дам, то я тогда вынуждена буду согласиться с твоей волей, которая запустила этот процесс с колдуном Валерией. И это будет значить, что я теперь подчиняюсь твоей воле, а не ты моей, и что я больше не королева шабаша! Так что ты сама заварила эту кашу, сама теперь и расхлебывай! И победа и поражение теперь только в твоих руках!..»

          Когда голос королевы шабаша пропал из головы Виолы, она сказала сама себе, что справится и не подведет свою королеву.

          Однако, магия магией, порчи порчами, а приготовить дополнительные средства нападения в столкновении со старой, но опытной, ведьмой было бы не лишним. Виола это понимала.

          В прихожей она поставила банку обработанного магией раствора спирта с керосином и чем-то еще едким, чтобы первым делом вылить содержимое банки бабе Варе прямо в глаза. А потом, добить её уже исключительно магией.

          Под половичками вне квартиры и внутри квартиры Виолетта нарисовала смесью могильной земли и особой черной соли нужные ей магические печати, чтобы ослабить и парализовать любую ведьму, которая наступит на них ногой.

          Встречать старуху Виола решила в красивом длинном синем платье с пояском вокруг пояса, в который за спиной сунула свой видавший всякое колдовской нож. Нанизав на шею, уши и пальцы дорогие украшения, Виола хотела выглядеть эффектно во время своего триумфа.

          Что же, Виола готова, трепещи старая дрянь!

           

          Внезапно в дверь позвонили. Виолетта глянула ведьминым взором и поняла, что за дверью стоит неизвестная ей ведьма…

          Получилось! Бабка клюнула! Это она явно закрывается! Восторг близкой победы волной накрыл Виолу.

          Она протянула руку к двери и замок открываясь щелкнул.

          Ей бы посмотреть перед этим в глазок. Но Виола этого не сделала умышленно, считая, что ведьма Варвара может попытаться навести на неё морок, чтобы Виола не смогла видеть Варвару в реальности, а могла видеть только через глазок двери. Пришлось бы тогда вырывать глазок из двери, бегая как с ним в глазу как с моноклем, или ловить старуху сканируя пространство «ведьминым ощупом».

          Когда замок щелкнул дверь внезапно распахнулась и в Вилу, перепрыгивая через оба половичка, врезалась какая-то женщина, одетая в черное с ног до головы. Это была не ведьма Варвара…

          Виола не выдержала толчка и обе женщины упали на пол прихожей.

          Незнакомая женщина спохватилась первой и прямо на полу принялась душить Виолу, руки у неё оказались на удивление сильными.

          Хрепя от удушья Виола вытащила левой рукой свой нож из-за спины и ударила им незнакомку наугад в район печени.

          Связка женщин распалась. Они поднимались с пола тяжело дыша и с ненавистью смотря друг на друга.

          - «Кто ты такая?» — держась одной рукой за горло прохрипела Виола.

          - «Я ведьма Ольга. Жена колдуна Валеры, которого ты убила своей порчей. Его жизнь была под моей волей. Ты его убила, подавив мою волю. Теперь я убью тебя, чтобы вернуть свою власть над его душой, пусть и мертвой.» — прошипела женщина в черном, держась правой рукой за окровавленный бок.

          Внезапно ведьма Ольга махнула окровавленной рукой сначала в сторону банки с едким раствором и затем в сторону Виолы. Банка сорвалась с места и полетела прямо в голову Виоле, в полете разворачиваясь и грозя вылить содержимое ей на лицо. Без пяти минут старшая ведьма инстинктивно выставила вперед руку со своим ведьминым ножом и банка, ударившись о нож, лопнула, окатывая голову и лицо Виолы едкой жидкостью.

          Виолетта взвыла и, выронив нож, схватилась за лицо. В прихожей распространился специфический едкий запах паленой кожи, керосина и чего-то химического.

          Ведьма Ольга вынула из складок своего черного платья коробок спичек.

          - «Этим коробком Валера последний раз в жизни подкуривал, как раз на том проклятом последнем задании. Думаю, он не будет против.» — сказала Ольга и чиркнула спичкой о коробок…

          Без пяти минут старшая ведьма самого сильного шабаша в регионе, «дочь Дьявола» и просто молодая, но перспективная директор вино-водочного магазина, Виола Александровна Поросенец вспыхнула как сухая солома, в своем красивом синем платье и эффектных драгоценностях. Истошно крича и ударяясь о стены, она, словно живой факел, на ощупь выскочила из своей квартиры в открытую дверь и, ступив на ступеньки, кубарем покатилась вниз по лестнице, по пути ломая себе руки, выворачивая ноги, окончательно теряя сознание от болевого шока.

           

          Спустя два часа в больничную палату, где лежала Виола, вошла королева шабаша.   Разумеется, никто из больничного персонала её не видел, благодаря сильной оморочке.

          Виола выглядела очень плохо: её лицо и голова сильно обгорели, руки и ноги были в гипсе, а сама Виола пребывала в бреду.

          Королева шабаша в духе быстро нащупала душу и сознание своей подчиненной и задала в них вопрос:

          - «Где твое сердце? Я могу тебя исцелить, но мне нужно твое сердце. И ты навсегда останешься в нашем шабаше младшей ведьмой. Согласна?»

          - «Согласна!..» — донеслось из сознания Виолы и продолжилось: «Сердце осталось дома… В моем ноже!..»

           

          Ведьма Ольга, истекая кровью, в полуобморочном состоянии сидела рядом с железнодорожными рельсами. В метре от неё на рельсах лежал нож. Тот самый, в котором Виола на духовном уровне спрятала свое сердце. Ольга ждала, когда пройдет поезд и нож под весом его колес разломится. Тогда Виола умрет и Ольга победит, освободив душу Валеры. Тогда можно и умереть самой… Главное не умереть раньше, ведь тогда она и Виола окажутся в равных позициях в загробном мире, что было для ведьмы Ольги не желательно.

          Поезд появился неожиданно и как неминуемая судьба промчался мимо, шумно громыхая колесами по рельсам. Падая в забытье, ведьма Ольга успела увидеть как переломился надвое, лежащий на рельсах ведьмин нож. И где-то в больничной палате дико вскрикнув испустила дух без пяти минут старшая ведьма самого сильного шабаша в регионе, «дочь Дьявола» и просто молодая, но перспективная директор вино-водочного магазина Виола Александровна Поросенец.

          А старая, но все ещё сильная, черная ведьма Варвара открыла глаза и улыбнулась всему, что она смогла увидеть глазами ведьмы Ольги…

           

          (Продолжение следует)

           

          Елена Сибирякова