Архив метки: магия

Алкоголь в магии. Высший уровень использования.

1

 

Использование алкоголя в магических обрядах не новость. Спектр его применения достаточно разнообразен. Алкоголь приносят в жертву духам. Также, его колдовским образом обрабатывают, чтобы через опой навести порчу на того, кто отведает такого алкоголя, или приворожить. Еще он используется в обрядах очищения от негатива, а также в некоторых обрядах вызова духов и контролируемой временной одержимости (речь не о том, чтобы упиться до «белки» и видеть «чертиков»). Но это, так сказать, всем известный «базовый» уровень его использования.

 

Есть более сложный уровень применения алкоголя в магических обрядах. Для этого практик (носитель Силы) должен быть не только очень силен (в том числе в плане своего реального, а не нафантазированного статуса среди духов), но иметь более чем прекрасно развитые способности видеть, дистанционно точно считывать информацию с других людей об их прошлом, настоящем и вероятном будущем, а также иметь возможности быстрого (а главное энергетически устойчивого и активного) перемещения его души в мире мертвых и духов. Почему так? В качестве ответа приведу пару примеров из реальной жизни.

 

Пример первый. Назовем его относительно «пассивным». Визуально (для постороннего наблюдателя) старая ведьма вышла из своего частного дома с открытой бутылкой алкоголя. Что-то бурча себе под нос, то ли песенку, то ли детскую считалку, она принялась выливать содержимое бутылки на землю по ходу своего движения. А двигалась она почти вокруг дома. Почти, потому что с одной стороны забор её дома примыкал к соседскому забору. Когда содержимое бутылки закончилось, ведьма вернулась в дом и вышла с новой бутылкой. Так продолжалось до тех пор, пока тонкая дорожка из алкоголя на земле не оградила внешнюю и внутреннюю часть дома ведьмы невидимым кругом. Через несколько дней ведьма уехала в город по делам. По возвращению назад она обнаружила во дворе своего дома парочку любителей поживиться чужим добром. Воры с невменяемыми лицами ползали по земле словно пьяные и пускали слюни. В отделе полиции они не могли толком объяснить, что с ними произошло во дворе. Все, что они помнили это как они перелезли через забор и выдавили на дворовую собаку содержимое своих газовых баллончиков. Дальше в их памяти был пробел… В реальности, как только воры оказались за чертой, сделанной ведьмой с помощью алкоголя, их атаковали духи-помощники ведьмы. Несмотря на то, что алкоголь на земле давно испарился (вместе с каналами, который имел бы стандартный подклад), действие черты осталось активным в мире духов благодаря сложному обряду, проведенному ведьмой. Переступив черту, воры словно оказались в другой реальности, где их сознание сразу стало будто пьяным, а подсознание было взято духами-помощниками ведьмы под жесткий контроль. И если бы ведьма заложила в обряд разрешение убить воров, то они бы не ползали по земле, а лежали бы уже бездыханными. После случаев с ворами, старая ведьма не обновляла обряд. Духи-помощники не исчерпали свои возможности в этом обряде, а наоборот усилили их за счет успешной реализации и энергии воров. Теперь, если кто-то залез бы к ведьме снова, эффект мог бы настать для воров гораздо быстрее… Может ли подобное повторить большинство тех, кто называет себя ведьмами? Ответ очевиден.

Конечно, можно попробовать провести параллель с методиками сбросами негатива, где жидкость (в том числе алкоголь) подливают на землю врагу или случайному человеку, чтобы человек коснулся её. Благодаря чему на врага или случайного человека, вступившего или прикоснувшегося к жидкости, перебрасывается негатив. Но такие сбросы одноразовы и если жидкость высыхает, то и эффект теряется. Исключением является кровь (жертвенная), но в этом посте мы говорим про алкоголь, а не про кровь.

 

Пример второй. Более «активный». Сильная ведьма получила заказ навести порчу на смерть. Процедура наведения порчи осложнялась тем, что возможности сделать окорм, опой или подклад не существовало, а сам объект порчи находился под минимальной защитой другой ведьмы (имеется ввиду, что объект имел в наличии защитный талисман, а также на его квартиру была установлена минимальная магическая защита). Эти меры предосторожности позволяли успешно отражать попытки разных ведьм, колдунов, а также жриц и жрецов всяких религиозно-магических культов, навести на него порчи (в том числе на смерть). Для того, чтобы обойти защиты и получить результат, сильная ведьма провела сложный обряд, где алкоголь был использован как символическо-духовные врата входа её духов-помощников в человека. Речь идет не про обработку алкоголя для опоя. Повторюсь, у ведьмы не было возможности сделать подклад, в том числе бутылкой алкоголя, так, чтобы из нужной бутылки выпил бы только объект порчи. Ведьма считала с объекта порчи информацию о том, что в определенный день он посетит вечеринку. Объект порчи не страдал употреблением алкоголя и если случалось так, что ему приходилось выпить, то пил немного и исключительно определенный вид алкоголя. Учитывая выбранный обряд, адрес, где будет проходить вечеринка, ведьму уже не интересовал. Её интересовало чтобы объект порчи, игнорируя собственные убеждения (получив внушение от духов-помощников ведьмы), отпил хотя бы пару капель такого же алкоголя, который был использован ведьмой в обряде. Этого должно было быть достаточно, чтобы духи-помощники ведьмы обошли защиту другой ведьмы и атаковали бы объекта порчи принесенной ими «программой» смерти. В реальности реализация обряда выглядела так: объект порчи «уперто» пришел на вечеринку (несмотря на все «палки в колеса», которые ему подстраивали духи-помощники ведьмы, защищающей его, а также заранее выданную ею ему информацию про наличие рядом с ним хорошо «заряженных» чужих агрессивных духов, которые не атакуют, а «чего-то ждут»), будучи в здравии он вопреки своим убеждениям отхлебнул немного нужного ведьме алкоголя (внушение духов-помощников нападающей ведьмы удалось) и через короткий промежуток времени объект порчи упал без чувств, глядя в потолок открытыми стеклянными глазами (духи-помощники нападающей ведьмы ворвались в него со своей порчей на смерть), дыхание его остановилось … Впрочем, через несколько мгновений дыхание у человека появилось снова и он пришёл в себя, но только чтобы снова упасть и снова без дыхания … Может ли подобный результат (без подкладов и окормов/опоев) повторить большинство тех, кто называет себя ведьмами? Ответ также, как и в первом, примере очевиден.

Забегая наперед в этом примере, отмечу, что врачи не подтвердят у объекта порчи отравление алкоголем или какими-либо токсинами, наличие аллергической реакции, шока или эпилептического приступа. Никаких инсультов и инфарктов. Врачи не найдут причин, почему человек два раза упал без сознания и дыхания, по сути немножко два раза умер, но все равно встал и продолжил жить, без последствий для своего здоровья. Ответственность за одну «врачебную загадку»: почему человек беспричинно дважды как бы «умер», мы возложим на ведьму, которая проводила сложный обряд порчи на смерть. Согласитесь, уровень у ведьмы высок. А ответственность за другую «врачебную загадку»: почему человек выжил несмотря на профессионально наведенную на него порчу на смерть (дважды духи-помощницы атакующей ведьмы наносили смертельные удары) и продолжил жить без последствий для здоровья, мы возложим на ведьму, которая защищала объект порчи.

 

Из приведенных выше примеров мы видим, что уровень магических обрядов, в которых используется алкоголь, более сложен и более действенен, чем стандартные опои, обряды очищения или жертвоприношений духам. Но и уровень практика (носителя Силы) в мире духов должен быть соответствующим.

 

Елена Сибирякова


    Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 4. Сердца трех. Продолжение.

    fon

     

    Виола Александровна Поросенец в свои 33 года была директором большого вино-водочного магазина. Начиная с должности секретаря директора местного вино-водочного завода, не имея высшего образования, Виола Александровна не брезговала возможностью служебных романов, включая директора завода, чтобы шагать по карьерной лестнице. Ни на кого в этой жизни она не могла положится, кроме как на себя любимую и на красное вино, которое всегда дарило ей хорошее настроение и стимул в жизни.

    Родители Виолы Александровны, почувствовавшие на себе все невзгоды репрессий сталинского режима, после освобождения, нашли себе душевное успокоение в закрытой от постороннего глаза секте баптистов. Маленькой Виолетте был не ясен такой странный выбор родителей, но жесткие нравы в семье не позволяли ей спорить. И она понимала, что в жизни у неё будет всего два пути: уйти тропой родителей в секту или пробиваться в жизни самостоятельно.

    Секта ей претила с самого начала и от бубнения странных молитв её тошнило. А чтобы пробиться в жизни самой Виоле нужны были возможности. Которых не было.

     

    Судьбу Виолы Александровны решил случай. Однажды, когда Виолетте было 18 лет, на свадьбе своей подружки она познакомилась с молодым, уже состоявшимся в жизни мужчиной. Не познакомиться с ним она не могла, так как играла на свадьбе роль дружки невесты, а молодой человек был шафером жениха.

    Это был директор одного из винодельческих совхозов Молдавии, Владимир Снегуряну, приехавший к другу на свадьбу.

    Приехал он не один, а со своей мамой. Явно строгой женщиной, с цыганскими чертами лица и одетой в темные одежды. Она гордо восседала за столом, ни с кем особенно не общаясь.

    А ее сын, Владимир, наоборот, болтал без умолку, подливал Виоле вино и рассказывал о себе, вине и бескрайних налитых солнцем молдавских виноградниках.

    Виолетта слушала, пила вино и понимала, что встретила свою судьбу.

    Больше самой себя Виола любила только вкусное вино. Это передалось ей от деда, который, как говорили, работал при царском режиме в ресторане, отвечая за приобретение и подачу в ресторане хороших вин. Иностранное слово «сомелье», как в те времена называли её деда, прочно засело в подсознании Виолы.

    И, через несколько месяцев, в одном из солнечных районов Молдавии отгремела пышная свадьба директора совхоза и юной Виолетты, которая решила, что словила удачу за хвост и теперь её жизнь будет сплошной мед с вином.

    Это было наивным заблуждением.

    Первое, с чем столкнулась Виола, оставшись жить с мужем, это была её свекровь.

    Жесткая сухая женщина с черными бездонными глазами, Аника Снегуряну, через неделю после свадьбы, в теплый воскресный день усадила Виолетту перед собой и сказала:

    - «Если ты думаешь, что тебя выбрал мой сын, то ошибаешься. Тебя выбрала я! Мой сын выполняет все, что скажу я! Захочу я и он тебя озолотит, захочу и сегодня же зарубит топором. Это я тебе говорю для того, чтобы ты понимала, что ты здесь зависишь только от меня. Я ведьма, одна из самых сильных в моем шабаше. Но я стара и скоро уйду на покой к моим Хозяевам. Мне нужна преемница и ты ею станешь! Или умрешь! Выбирай. И знай, что эти тайны я за порог дома не выношу. Мне проще тебя убить, чем решать последствия твоего длинного языка…» — Аника тихо засмеялась.

    Виолетта сидела не жива, не мертва. Она не знала как реагировать на слова свекрови. Первые мысли, которые родились у Виолы это, что свекровь сумасшедшая и нужно срочно поговорить с мужем.

    Словно прочитав мысли Виолетты, Аника изменилась в лице и зло прошипела:

    - «Считаешь меня сумасшедшей? Что ж, сейчас я тебе кое-что покажу. Это станет тебе уроком и началом твоего обучения.»

    С этими словами Аника встала и глянула Виоле прямо в глаза.

    Виолетта услышала шум в ушах, голову словно обложили ватой, а тело перестало слушаться, словно парализованное.

    Не сводя с неё глаз, Аника приказала Виоле раздеться до гола. Виолетта выполнила приказание свекрови, чувствуя себя деревянной куклой из кукольного театра, которую дергают за веревочки.

    Через некоторое время в комнату вошел муж Виолы, Владимир. Казалось, он не был удивлен тому, что происходило, и молча встал рядом с Виолеттой.

    - «Возьми её за руку!» — приказала сыну молдавская ведьма.

    Затем, она взяла со стола пустую эмалированную кружку и сунула её себе под юбку… До присутствующих в комнате донесся специфический журчащий звук, словно струя воды лилась в железную посудину.

    Несмотря на паралич тела и туманность сознания, Виола понимала, что это не струя воды, а моча. И от дурного предчувствия у Виолы начала кружится от тошноты голова.

    Ведьма вытащила из под своего платья кружку, полную желтой жидкости, и стала водить над нею рукой, что-то при этом приговаривая. На секунду Виоле показалось, что моча в чашке начала ходить водоворотом. Но через мгновение, в чашке снова все было спокойно.

    - «Пей!» — ухмыляясь сказала Аника, протягивая кружку Виолете. – «Не бойся, я три дня ничего не ела и пила только особенное вино. Пей. И мои бесы зайдут в тебя. Ты станешь их еще одним домом. А потом, когда я умру, ты станешь для них домом единственным и неповторимым. Пока, как и я, не найдешь себе преемницу.»

    Как бы внутренне не сопротивлялась Виола, как бы её не тошнило, но руки сами взяли кружку, механически поднесли к её рту и бабкина желтая жидкость проникла в Виолетту.

    - «Отныне моя печать и печати моих бесов на тебе! И отныне твое ведьминское имя будет Ника!» — торжествовала молдавская ведьма.

    Такого морального и физического насилия Виолетта в жизни еще не испытывала. Но это было только начало.

    После того, как Виола выпила содержимое кружки, молдавская ведьма приказала ей развернуться к мужу спиной и встать на пол на четвереньки. Затем, Аника приказала своему сыну, чтобы он вступил в половую связь со своей юной женой в «собачьей позиции» прямо перед наблюдающей за ними молдавской ведьмой.

    Это должна была стать первая в жизни Виолы половая связь. В ночь свадьбы и почти целую неделю после неё Владимир не смог выполнить свои обязанности супруга по причине не оканчивающегося алкогольного опьянения. И только сегодня, словно по мановению волшебной палочки, он встал утром практически трезвым и заявил, что празднование свадьбы завершено и он готов исполнять свои супружеские обязанности.

    - «Мне нужно закрепить доминирование моих бесов над тобой. Поэтому, через мою кровь, через моего сына, они возьмут тебя и будут доминировать над тобой!» — ухмыльнулась Аника.

    Виола не знала сколько прошло времени с момента, когда её муж, словно одержимый бешенный зверь, насиловал её в задней позиции. Когда она закрывала глаза, чтобы справиться с болью, перед её взором оказывались странные и страшные существа, внешне похожие на смесь горилл и гиганских (в рост человека) мохнатых ос, которые вместо мужа насиловали её как только было можно. Пол под Виолой был весь в крови, столь грубое лишение девственности вызвало у неё сильное кровотечение.

    Когда все было кончено, Аника подошла и стала собирать кровь Виолы с пола и размазывать её по телу юной изнасилованной преемницы молдавской ведьмы.

    - «Ты будешь теперь каждую неделю кормить своей кровью бесов. Размазывая её по своему телу. И мне все равно откуда ты будешь её брать: из разрезанных ран или из кровотечения женских дней.» — сказала Аника и, протянув Виолетте пустую кружку, добавила: — «Писай сюда. Сейчас.»

    Обессиленная Виола, выполняя роль послушной деревянной куклы какого-то страшного кукольного театра, без сопротивления справила малую нужду в кружку, уже предугадывая, что страшная ведьма потребует от Виолы выпить эту, уже её, мочу,

    Так и произошло. Когда, голая и измазанная кровью Виола, не чувствуя тела, пошатываясь как раб выпила свою мочу, Аника хлопнула в ладоши и сказала:

    - «Круг замкнулся. Отныне тебе из него только один выход: смерть.»

     

    Со временем, Виола привыкла к своей новой действительности. Свекровь учила её своей магии, учила работе с бесами, учила входить людям в их сны и менять их судьбы, учила воровать здоровье и блага, закрывать людям пути. Учила Виолу секретам проводить шабаши, правильно приносить жертвы, оборачиваться кем хочешь и наводить морок. И убивать, убивать магией не только людей, но и таких же ведьм, как и сама Аника. Платой за обучение и работу бесов была её кровь и обязанность раз в месяц, на полную Луну, выпивать стакан своей мочи.

    Виола не знала: можно было ли научиться магии по другому или такой отвратительный метод обучения был личным изобретением её свекрови. Но и никаких других примеров обучения магии она не знала. И, самое главное, у Виолы все получалось. Она оказалась одаренной ученицей и преемницей. Бесы выполняли её команды, все колдовские обряды реализовывались «на ура», а местные ведьмы, которые были слабее её, уважительно называли Виолу «дочь Дьявола». Со временем, Виолетта вошла во вкус и уже не представляла себя и свою жизнь без магии, которой её научила молдавская ведьма.

    А потом, ведьма Аника умерла. Бесы окончательно перешли к Виоле и первое, что она сделала, это убила быстрой порчей своего, уже ставшего к тому времени глубоко ненавистным, мужа. Вся боль совместной жизни выплеснулась в её гневе, когда он, директор совхоза, случайно заживо сгорел на внезапно вспыхнувшем пожаром винном складе. И то, что вместе с бесами к Виоле перешел дух мертвой Аники, не помешало Виолетте расправится с кровью Аники в виде её сына так, как она считала нужным.

    Став вдовой, Виола быстро продала дом и вернулась на родину. Совместных детей у неё с мужем не было и она чувствовала себя абсолютно свободной от каких-либо обязательств.

     

    Прибыв на родину, первое, что сделала Виола это поработила магией волю своих родителей и родственников. Никто и ничего больше не смел ей сказать поперек, слово Виолетты отныне стало в семье её родителей главным.

    Затем, Виола дождалась полнолуния, намазала себя своей кровью, достала метлу, сделанную из особого дерева на кладбище, надела на себя маску из особой белой ткани, призвала мертвых ведьм: свою наставницу Анику и её родовых мертвых наставниц, открыла окно и, обернув себя в фиолетового цвета балахон, который достался ей от Аники, изнутри подшитый заплатками из Бог знает каких саванов, исчезла из материального мира живых … Если бы кто-то находился в этот момент в комнате Виолы, то он бы увидел такую картину: вот Виола стоит в балахоне, вот на мгновение вместо неё смазанное черное пятно и вот уже в комнате никого нет.

    Но на самом деле она в комнате была, просто её никто не видел. Обернутая мертвыми ведьмами, поддерживаемая бесами, Виола легко вылетела на улицу сквозь окно на своей мертвой метле.

    Она летела на шабаш. Не на какой-то конкретный. Она летела на любой шабаш или любые шабаши, которые она встретит по пути в эту ночь. Виола хотела заявить о себе перед другими ведьмами и их Силами, показать себя и получить свои права ведьмы самого сильного шабаша, контролирующего территории, к которой относилась и та местность, где она теперь проживала.

    Ту ночь полнолуния запомнили многие шабаши ведьм. Когда из мрака ночи явилась молодая дерзкая ведьма и вызывала на статусный поединок многих матерых ведьм, главенствующих на их шабашах. Побеждая каждую главную ведьму на их шабашах или чувствуя себя равной ей по силе, Виола оставляла такой шабаш и летела дальше. Пока не оказалась на шабаше, где главенствовала ведьма такой силы, какую Виолетта в жизни еще не видела.

    Так она стала младшей ведьмой в шабаше из четырех ведьм. Оказалось, что этот шабаш был самым сильным не только в округе, но и далеко за его пределами. Потому что пределов магической силы королевы этого шабаша ни Виола, ни остальные ведьмы пока не видели.

    Получив статус в ведьминых кругах, Виолетта устроилась работать секретарем на вино-водочный завод. Конечно, это произошло не без помощи магии и Виоле пришлось убить порчей, реализованной через несчастный случай, работающую на заводе секретаршу. А дальше, со временем, Виола стала директором, а по сути хозяйкой, фирменного вино-водочного магазина от того самого завода, где она еще относительно недавно работала секретарем.

    Через этот магазин Виола не только обогащалась деньгами за счет продажи «левого» товара, но и выполняла разные важные поручения шабаша, связанного как с поставками вина для обрядов шабаша, так и с обработкой магией всей продукции магазина, которая поступала в продажу. Люди даже не догадывались, что употребляя заколдованные вина и водку, они открывали свои души и жизни этим ведьмам и их бесам, которые могли воспользоваться этими открытыми «дверями» для своих любых нужд, когда это было бы им необходимо.

    Параллельно всем колдовским делам, получив за взятки отдельную трехкомнатную квартиру, приобретя новенький автомобиль марки Москвич и купаясь во внимании разных богатых, важных, нужных и просто красивых мужчин, Виола почувствовала себя полноценной хозяйкой жизни.

    Правда, ненадолго. В их шабаш влилась еще одна молодая ведьма. Она стала пятой в их шабаше и, соответственно, младшей ведьмой. Новая ведьма оказалась прыткой и стала, практически, наступать Виоле на пятки, пытаясь её обойти и вернув Виолу в статус младшей ведьмы. Виолу, разумеется, это не устраивало. Может быть раньше ей и было бы все равно. Но не сейчас, когда она стала такой эффектной мадам.

     

    Итак, Виола Александровна находилась у себя дома и ждала особую гостью, чтобы её убить. Да, речь шла про ведьму Варвару.

    Виола сама инициировала передачу адреса своей квартиры колдуну Валерию и потом убила его порчей, реализованной через случайное убийство при задержании опасных преступников.

    Сделала она это по своей личной инициативе, не ставя в известность других ведьм своего шабаша. Она хотела преподнести королеве шабаша смерть ведьмы Варвары как дар, навсегда закрепив за собой статус старшей ведьмы.

    Когда колдун Валерий погиб и его душу привели в темницу мертвых душ шабаша, королева этого шабаша все поняла и быстро вышла на связь с Виолой.

    - «Ты сделала это без моего согласия. Тебе и нести ответственность. Если у тебя все получится, то ты станешь старшей ведьмой. А если нет, то посмотрим…» — сухо отозвалась в сознании Виолы королева шабаша.

    - «Как у меня может не получится? Наш шабаш самый сильный…» — начала было Виола, но королева шабаша перебила её:

    - «Шабаш здесь тебе помочь не может! Ты сделала это без моего согласия и запустила реализацию эпизода будущего так, как хочешь ты, а не шабаш! Вы, мои ведьмы, должны были навести на эту строптивую бабку моих новых демонов, а вместо этого ты самолично решила выпендриться! Шабаш может тебе помочь только если я дам на это согласие. А если я дам, то я тогда вынуждена буду согласиться с твоей волей, которая запустила этот процесс с колдуном Валерией. И это будет значить, что я теперь подчиняюсь твоей воле, а не ты моей, и что я больше не королева шабаша! Так что ты сама заварила эту кашу, сама теперь и расхлебывай! И победа и поражение теперь только в твоих руках!..»

    Когда голос королевы шабаша пропал из головы Виолы, она сказала сама себе, что справится и не подведет свою королеву.

    Однако, магия магией, порчи порчами, а приготовить дополнительные средства нападения в столкновении со старой, но опытной, ведьмой было бы не лишним. Виола это понимала.

    В прихожей она поставила банку обработанного магией раствора спирта с керосином и чем-то еще едким, чтобы первым делом вылить содержимое банки бабе Варе прямо в глаза. А потом, добить её уже исключительно магией.

    Под половичками вне квартиры и внутри квартиры Виолетта нарисовала смесью могильной земли и особой черной соли нужные ей магические печати, чтобы ослабить и парализовать любую ведьму, которая наступит на них ногой.

    Встречать старуху Виола решила в красивом длинном синем платье с пояском вокруг пояса, в который за спиной сунула свой видавший всякое колдовской нож. Нанизав на шею, уши и пальцы дорогие украшения, Виола хотела выглядеть эффектно во время своего триумфа.

    Что же, Виола готова, трепещи старая дрянь!

     

    Внезапно в дверь позвонили. Виолетта глянула ведьминым взором и поняла, что за дверью стоит неизвестная ей ведьма…

    Получилось! Бабка клюнула! Это она явно закрывается! Восторг близкой победы волной накрыл Виолу.

    Она протянула руку к двери и замок открываясь щелкнул.

    Ей бы посмотреть перед этим в глазок. Но Виола этого не сделала умышленно, считая, что ведьма Варвара может попытаться навести на неё морок, чтобы Виола не смогла видеть Варвару в реальности, а могла видеть только через глазок двери. Пришлось бы тогда вырывать глазок из двери, бегая как с ним в глазу как с моноклем, или ловить старуху сканируя пространство «ведьминым ощупом».

    Когда замок щелкнул дверь внезапно распахнулась и в Вилу, перепрыгивая через оба половичка, врезалась какая-то женщина, одетая в черное с ног до головы. Это была не ведьма Варвара…

    Виола не выдержала толчка и обе женщины упали на пол прихожей.

    Незнакомая женщина спохватилась первой и прямо на полу принялась душить Виолу, руки у неё оказались на удивление сильными.

    Хрепя от удушья Виола вытащила левой рукой свой нож из-за спины и ударила им незнакомку наугад в район печени.

    Связка женщин распалась. Они поднимались с пола тяжело дыша и с ненавистью смотря друг на друга.

    - «Кто ты такая?» — держась одной рукой за горло прохрипела Виола.

    - «Я ведьма Ольга. Жена колдуна Валеры, которого ты убила своей порчей. Его жизнь была под моей волей. Ты его убила, подавив мою волю. Теперь я убью тебя, чтобы вернуть свою власть над его душой, пусть и мертвой.» — прошипела женщина в черном, держась правой рукой за окровавленный бок.

    Внезапно ведьма Ольга махнула окровавленной рукой сначала в сторону банки с едким раствором и затем в сторону Виолы. Банка сорвалась с места и полетела прямо в голову Виоле, в полете разворачиваясь и грозя вылить содержимое ей на лицо. Без пяти минут старшая ведьма инстинктивно выставила вперед руку со своим ведьминым ножом и банка, ударившись о нож, лопнула, окатывая голову и лицо Виолы едкой жидкостью.

    Виолетта взвыла и, выронив нож, схватилась за лицо. В прихожей распространился специфический едкий запах паленой кожи, керосина и чего-то химического.

    Ведьма Ольга вынула из складок своего черного платья коробок спичек.

    - «Этим коробком Валера последний раз в жизни подкуривал, как раз на том проклятом последнем задании. Думаю, он не будет против.» — сказала Ольга и чиркнула спичкой о коробок…

    Без пяти минут старшая ведьма самого сильного шабаша в регионе, «дочь Дьявола» и просто молодая, но перспективная директор вино-водочного магазина, Виола Александровна Поросенец вспыхнула как сухая солома, в своем красивом синем платье и эффектных драгоценностях. Истошно крича и ударяясь о стены, она, словно живой факел, на ощупь выскочила из своей квартиры в открытую дверь и, ступив на ступеньки, кубарем покатилась вниз по лестнице, по пути ломая себе руки, выворачивая ноги, окончательно теряя сознание от болевого шока.

     

    Спустя два часа в больничную палату, где лежала Виола, вошла королева шабаша.   Разумеется, никто из больничного персонала её не видел, благодаря сильной оморочке.

    Виола выглядела очень плохо: её лицо и голова сильно обгорели, руки и ноги были в гипсе, а сама Виола пребывала в бреду.

    Королева шабаша в духе быстро нащупала душу и сознание своей подчиненной и задала в них вопрос:

    - «Где твое сердце? Я могу тебя исцелить, но мне нужно твое сердце. И ты навсегда останешься в нашем шабаше младшей ведьмой. Согласна?»

    - «Согласна!..» — донеслось из сознания Виолы и продолжилось: «Сердце осталось дома… В моем ноже!..»

     

    Ведьма Ольга, истекая кровью, в полуобморочном состоянии сидела рядом с железнодорожными рельсами. В метре от неё на рельсах лежал нож. Тот самый, в котором Виола на духовном уровне спрятала свое сердце. Ольга ждала, когда пройдет поезд и нож под весом его колес разломится. Тогда Виола умрет и Ольга победит, освободив душу Валеры. Тогда можно и умереть самой… Главное не умереть раньше, ведь тогда она и Виола окажутся в равных позициях в загробном мире, что было для ведьмы Ольги не желательно.

    Поезд появился неожиданно и как неминуемая судьба промчался мимо, шумно громыхая колесами по рельсам. Падая в забытье, ведьма Ольга успела увидеть как переломился надвое, лежащий на рельсах ведьмин нож. И где-то в больничной палате дико вскрикнув испустила дух без пяти минут старшая ведьма самого сильного шабаша в регионе, «дочь Дьявола» и просто молодая, но перспективная директор вино-водочного магазина Виола Александровна Поросенец.

    А старая, но все ещё сильная, черная ведьма Варвара открыла глаза и улыбнулась всему, что она смогла увидеть глазами ведьмы Ольги…

     

    (Продолжение следует)

     

    Елена Сибирякова