Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 1. Продолжение

 

tumblr_o871a2wpwx1rw9dn3o1_1280

 

 

Наводить сны, входить в них и через этот процесс корректировать реальность человека это по сложности почти «ювелирное» искусство ведьм, которым бабушка Варя владела в совершенстве.

 

Некоторые молодые и не особо умные ведьмы считали иначе. В первый же раз проникнув в бессознательное выбранного человека, такая ведьма сразу же наводила нужный ей сон. В большинстве случаев сон был мрачного и угрожающего характера, где зрителя сна подвергали различным негативным воздействиям. Разумеется, в такой сон ведьма вкладывала так называемые «закладки»: короткие событийные эпизоды, которые должны были обязательно реализоваться в ближайшее время у человека, посмотревшего такой сон. Если они реализовывались, то в последствии на человека обрушивалось все то колдовское воздействие, которое ведьма для него уготовила.

 

Такую «работу» бабушка Варя считала грубой, самонадеянной и опасной. Ведь если человек не принимал сон на веру не только сознанием, но и если такой сон отторгало бессознательное человека, то вся работа ведьмы была насмарку и она сам-на-сам оставалась с агрессивно пышущей энергией, но не реализованной негативной программой, которая не найдя реализации должна была реализовываться у её держателя. Классическая обратка. И здесь нужно было быстро, в течении светового дня после сна, успеть утилизировать обратку наведенного сна.

 

А как это сделать? Это ж не простая обратка, которую через слюну или кровь можно быстро сбросить на другое живое существо: птицу, животное или человека. Или, при особых условиях, разрядить в землю и в не очень классическом понимании живую вещь: камень, дерево или другой предмет.

 

Как и при обычной, например, порче, классический наведенный сон с негативным подтекстом сопровождался помощниками ведьмы: бесами и покойниками. Она внедряла их в сон человека, где сама ведьма и ее помощники играли роли нужных им персонажей. Каждый из этих помощников, как и при классическим способом наведенной порче, отвечал за свой участок работы, за сопровождение и управление той духовно-энергетической программкой, которая на него возложена. Например, во время сна и после него: кто-то из помощников должен был фиксировать и удерживать бессознательный страх человека перед неизвестным, перед судьбой, которую человек не контролирует, а также бессознательную уверенность в том, что такие моторошные сны подсказывают «правду». То есть, по сути, держать «ворота бессознательного» человека открытыми для ведьмы и ее помощников. Кто-то из помощников транслировал «кино» для сознания человека, при это фиксируя «закладки» (короткие событийные эпизоды, которые должны были обязательно реализоваться в ближайшее время у человека) в бессознательном человека и удерживая их там в форме дубля (фотографии, фильма) событий, увиденных бессознательным человека в пространстве безвременья как будто событий из ближайшего будущего этого человека. То есть был каналом перевода виртуального нереального в виртуальную реальность того, что вот-вот наступит. А кто-то «в тени» ждал, когда сможет по указанному каналу провести и сопроводить нужную ведьме реализацию.

 

Как сбросить то, чего в реальности нет, но есть в другой реальности, где все балансирует на уровне между тем, что реализуется на физическом плане и тем, что так и останется фантазией? Для таких целей ведьмы использовали особым образом подготовленную воду. Глядя в такую воду ведьма вызывала в ней для себя видение и полностью дублировала в этом видении ранее наводимый на человека сон. И фиксировала в это воде все эти образы, а также, связанные с ними духовно-энергетические программки и каналы, будто изначально пришедшие к ведьме через эту воду. В этом ей, разумеется, помогали духи-помощники, ранее сопровождающие наведенный сон. Затем, ведьма магически закрывала эту воду и утилизировала ее до наступления ночи, обычно в реке или другом водном источнике. Некоторые, особо «добрые» ведьмы, проживающие в селах, любили сливать такую воду в общие колодцы.

 

Уточню, что подливать такую воду человеку или, например, дереву было нельзя: перенесенные (читай сброшенные) в такую воду программки и каналы были созданы для более тонкой работы, чем обычные колдовские программы, которые работают через каналы одержимости посредством принятия заколдованного предмета внутрь или прикосновения к нему. Они просто технически не могли бы сброситься и разрядиться как обычная обратка порчи, пусть даже при посредничестве воды.

 

Разумеется, вышесказанное не имеет никакого отношения к наведенным ведьмой, страшным, тревожным, но пустым (в отношении реализации) снам, смысл которых только в том, чтобы напугать человека во сне, откушав от него сил и энергий. Но это уже другая история.

 

А мы вернемся к бабушке Варе. Получив доступ к бессознательному и сознанию Марины, ведьма должна была решить очень серьезную задачу: заставить полностью атеистически и материалистически настроенного человека принять другую реальность, поверить в то, чего не видят другие люди, и при этом Марина не должна была сойти с ума, испортив таким образом все работу и чаяния бабушки Вари.

 

Напрашивается вопрос, зачем вообще бабушка Варя решила выбрать именно Марину? Почему именно её, с дубовым восприятием материалистки, а не кого-то с более податливой психикой, кто уже сталкивался с другой реальностью? Ответ был более чем прозаичен: она использовала то, что было под рукою. Дело в том, что очередное время пребывания бабушки Вари в мире живых людей подходило к концу и перед ней снова стоял выбор: продлить себе жизнь за счет донора еще на десяток лет или уйти в мир иной.

 

С одной стороны, большинство подруг бабушки Вари по колдовскому цеху давно почили на кладбище и посещали её в виде покойниц только на званых общих шабашах, рассказывая заманчивые истории о том, как им хорошо живется между мирами и зазывая в свой замогильный рой. Конечно, многие из них служили своим ведьмам-преемницам в качестве советниц и помощниц, но в отличии от человеческого тела, телу мертвой ведьмы не нужен был отдых и сон, и ходить между мирами она могла без устали. А там ещё столько всего интересного и она так устала перемещать свой мешок с костями, свою бренную плоть, среди вонючей и пахучей, гниющей и возрождающейся физической материи.

 

С другой стороны, на пятки все чаще наступали молодые и борзые ведьмы, которые старались урвать от жизни все, что позволяли их силы. А некоторые из них, в погоне за могуществом, просто охотились на постаревших ведьм, с целью их убийства колдовством. Ведь убив ведьму магически, ведьма, которая совершила такое убийство, получала силу и помощников убитой. Да и все труднее стало находить людей-доноров для одноразового и многоразового использования: пропитания их жизненной силой и сбросов на них своего негатива. А найдя хороший экземпляр старой ведьме все сложнее стало защищать его от молодых ведьм, которые с удовольствием любили пользоваться чужим.

 

Марина была одна из давних энерго-доноров бабушки Вари, еще с тех самых пор, когда Марине было восемь лет и соседская бабушка Варя, буднично сидевшая на лавке у детской площадке, подарила ей сладкую шоколадную конфетку. После энерго-кушаний со стороны бабушки Вари, Марина всегда болела, но подаренный природой сильный организм быстро восстанавливался и снова излучал энергию, что конечно очень нравилось ведьме. Конечно, Марина ничего об этом не знала. Она просто сильно болела и просто выздоравливала. Не знала Марина и того, что живет и в дальнейшем будет жить только потому, что ведьма решила не продлять себе больше годков за счет донора. И что не съест теперь за год молоденькую Марину невесть откуда внезапно взявшийся рак.

 

Перенесемся, однако, на местный рынок. Бабушка Варя стояла возле входа в рынок и кушала жаренные семечки подсолнечника, культурно сплевывая их кожуру себе в руку. Лицо ведьмы было сосредоточенным. Внезапно из распахнутых ворот рынка вышли несколько молодых галдящих между собой цыганок. Одна из них, по виду самая главная в их шайке, уперлась взглядом в бабушку Варю и пошла к ней. Остальные цыганки остались на месте, затихли и стали наблюдать со стороны.

«Ты звала меня? Я пришла.» — сказала цыганка, подойдя к бабушке Варе.

«Завтра здесь в 15:00 пройдет одна девка. Ты её узнаешь. Увидишь у неё на лбу мою печать. Тебе нужно будет ее ощипать. Только не девай никуда ее вещи. Держи при себе. Я потом вместе с ней тебя на рынке найду и заставлю тебя ей все вернуть.» — продолжала лузгать семечки ведьма.

«Ученица?» — оскалилась цыганка.

«Тебе не все ли равно?!» — лицо ведьмы стало суроветь.

«Ладно, я поняла. Что я за это получу?» — уже примирительным тоном спросила цыганка.

«Получишь свою покойную мать и свободу!» — совершенно серьезно сказала бабушка Варя.

Цыганка замерла, не веря своим ушам. Чарген («звездочка», как при рождении родители назвали эту цыганку) уже много лет была под властью ведьмы Варвары, как раз с тех самых пор, когда в локальной маленькой войне ведьм выиграла бабушка Варя, а умершая мать стоящей нынче возле неё цыганки, попала к выигравшей ведьме в посмертное рабство. И вот теперь, страшная ведьма готова отдать Чарген и её мать, и дать ей свободу.

Цыганка ватно поклонилась ведьме и сказала: «Я все сделаю! Только где гарантии?»

Бабушка Варя взяла руку цыганки, ссыпала ей в ладонь лузганные семечки и отряхнув руки самодовольно сказала: «Это тебе ключ к матери, когда я ее отпущу! И гарантия, что не обману!»

От унижения цыганку передернуло, но она понимала, что даже шелуха в руках ведьмы может дать доступ ко многому. Смотря в спину удаляющейся ведьме, в голове цыганки рождались планы мести за мать, за ведьмино рабство, за всё! Мести той девке, которая стала ученицей ведьмы! Мести не сейчас, а когда ведьма умрет и её молодая ученица ещё не войдет в полную силу!

 

Разумеется, бабушка Варя считала мысли цыганки, но ей было все равно. Ведьма готовилась к следующему шагу для аккуратного подчинения Марины. А то, что будет с её преемницей после смерти бабушки Вари, это будет дело и проблемы преемницы!

Продолжение следует…