Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 10. Мать и мачеха.

stanovlenie 19

 

 

Как давно это было? Как давно все это началось? Вспомнить бы …

Кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Якутской АССР, Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская никогда не планировала стать ведьмой. Атеизм и любимая наука верно шагали рядом с Александрой рука об руку во всех экспедициях, где она пропадала с мужем. Все изменилось однажды, когда во время экспедиции Александру укусила гадюка. Попытки отсосать яд из раны улучшили ситуацию только на время. Продолжающиеся сильные ливневые дожди не давали возможности отправить Александру в районный центр, так как дороги полностью развезло. Чудом оказавшийся в соседнем селении фельдшер пытался использовать различные лекарственные компрессы и примочки, но рука Александры продолжала чернеть, а саму её постоянно лихорадило и клонило в сон. Также, внезапно начались периодические кровотечения из носа, в том числе во время сна, так что муж Александры стал опасаться, как бы его жена не истекла кровью во сне, еще больше ослабев на фоне укуса змеи.

Отчаяние толкало мужа Александры хвататься за любую соломинку, лишь бы помочь жене. И такую соломинку ему предложил все тот же фельдшер из соседнего селения, заявив, что никогда не сталкивался с такими осложнениями после укуса, но недалеко по соседству живет бабка, которая за свою жизнь повидала много змеиных укусов и успешно их лечит «народными методами».

Стоит заметить, что это происшествие было само по себе событием удивительным, так как за долгие годы экспедиций Александра никогда не подвергалась укусам змей. В этот раз змея появилась словно из ниоткуда, укусив Александру за руку в тот момент, когда заслуженный геолог потянулась поднять с земли интересный образец руды.

Когда Александру привезли к бабке, возле её дома смиренно скучало человек десять. Оказалось, что «баба Таня», как звали её в округе, была местной целительницей. Знахаркой, к которой за помощью постоянно шли люди за неимением в округе нормальной медицины. Впрочем, как в последствии Александре стало известно, шли к бабе Тане не только и не столько по медицинским вопросам.

Кандидат геолого-минералогических наук открыла глаза, ощущая забытую за несколько дней легкость в теле. Казалось, жизнь возвращается в неё невидимыми могучими энергетическими толчками. Она лежала на кровати, напоминающей топчан. Над ней висели пучки сухих трав, свисающих на веревках с деревянного потолка. В комнате пахло мятой, медом и почему-то молоком. Рука Александры была плотно перевязана бинтами, но, как ни странно, неудобства или боли она не чувствовала. Сильно захотелось есть.

Дверь в комнату отворилась и внутрь зашла маленькая сухонькая старушка, с лицом похожим на печеное «райское» яблочко.

- «Оклемалась, я гляжу. Хорошо. Вставай девонька, тебе нужно поесть.» — мурчащий голос бабы Тани словно вода разлился по комнате.

Александра приподнялась и старушка вручила ей чашку, в которой дымилась какая-то непонятная мутная жидкость. Впрочем, пахло из чашки приятно, а на вкус оказалось куриным бульоном, смешанным с мукой, травами и грибами. Ничего подобного Александра никогда не пила и ей, пролежавшей без сил в беспамятстве несколько дней, данное блюдо показалось верхом кулинарного изыска.

Отблагодарив старушку, Александра вернулась в экспедицию. Рука больше не беспокоила и когда, месяц спустя, Александра показала её врачебному светилу областного центра, тот только развел руками: рука, которая за несколько дней почернела, то есть начался некроз тканей, и в дальнейшем подлежала ампутации, неведомым образом полностью излечилась и восстановилась так, что даже шрамиков от укуса змеи не осталось на нежной женской коже, как воспоминания о неприятном инциденте. После чего, Александра решила для себя, что старушка явилась ей словно «ангел-хранитель» в смертельно опасной ситуации, спасла её от смерти и ампутации руки неведомым науке способом, и терять контакт с таким человеком Александра посчитала для себя нецелесообразным.

С тех пор, Александра постоянно навещала бабу Таню, одаривая старушку подарками и развлекая разговорами. Благо экспедиция находилась неподалеку.

В том, что баба Таня обладает чем-то невиданным и необъяснимым с точки зрения науки, Александра стала убеждаться практически при каждой их встрече. Ей казалось, что приезжая к бабе Тане она убегала от такого понятного атеистического-материалистического мира и погружалась в мир детской волшебной сказки, где по дому бабы Тани сами собой как живые перемещались предметы, где кот с хитрыми глазами мог случайно поздороваться человеческим голосом, где люди, доставленные к старушке со страшными ранами или неведомыми болезнями, уходили самостоятельно в бодром состоянии через пару часов после «лечения» бабы Тани. В такие моменты Александре нравилось думать, что она словно Василиса Премудрая из сказки приезжает к своей волшебной бабушке — Бабе Яге.

Как настоящий ученый, который стремится познать и объяснить неизведанное через призму научных знаний, Александра решила во что бы то ни стало узнать секрет бабы Тани, благодаря которому волшебная сказка, наблюдаемая Александрой, становилась явью. Долго упрашивала Александра бабу Таню, чтобы та научила её всему, что знала сама. Улыбчивая старушка все отнекивалась, но однажды внезапно став серьезной, ответила, подбирая слова из арсенала Александры, что прежде чем научить, сначала нужно сделать ненаучное действие, обряд, являющийся народным религиозным пережитком.

Снисходительно считая, что ничего плохого от какого-то народного обряда быть не может и он несет только символическое значение, Александра быстро согласилась.

В тот день баба Таня потребовала от Александры, чтобы та осталась у неё до утра. Ближе к полуночи баба Таня повела Александру в баню, в которой старушка принимала болезных людей. Разведя огонь в банной печи, при свете свечи баба Таня резанула свой палец и окровавленным пальцем стала водить в чашке с водой, бормоча что-то неразборчивое. На какое-то мгновение Александре показалось, что вода в чашке под пальцем старушки словно закипает, вот и воздушные бульбочки пошли. Наконец, баба Таня перестала водить пальцем и со словами «Выпей чашу до дна!» передала чашку Александре.

В первый момент Александра ощутила брезгливость, все-таки пить воду с чужой кровью, а вдруг в ней болезни и микробы всякие. Но мгновение спустя, вспомнив, что она прежде всего исследователь, ученый, а баба Таня сама практически не болела, зато излечивала других, Александра залпом выпила содержимое кружки. На вкус это была обычная вода.

Удовлетворительно хмыкнув, баба Таня дала Александре старый, черный, словно обожженный, христианский нательный крестик, и жестко приказала плюнуть на него, точнее наслюнявить, и бросить его в каменку (банную печку). Находясь в приподнятом настроении, атеистка Александра быстро выполнила приказанное, совсем не удивляясь, что она выполняет приказ. После этого, баба Таня приказала ждать и даже завела разговор на отвлеченную тему.

Минут через десять разговора о том, что морошка в ентом годе уродилась на славу, дверца банной печки скрипнула и оттуда вывалилась черная пылающая головешка, так сначала показалось Александре. Опасаясь пожара в натопленной деревянной бане, Александра вскочила с места, намереваясь закинуть головешку обратно. Но маленькая худая ручка бабы Тани жестко осадила её обратно на табурет.

- «Не спеши! Гляди!» — старушка, ухмыляясь ткнула пальцем в сторону печки.

То, что сначала показалось черной пылающей головешкой, вдруг задвигалось и вот уже на Александру смотрит алыми немигающими глазами отвратительная черная жаба.

Внезапно у Александры стало все плыть перед глазами, появилась тошнота. И тут она сообразила, что черная жаба растет, увеличивается в размерах, словно кто-то надувает её сзади из соломинки. Александре вспомнилось детство, когда мальчишки желая произвести впечатление на девочек надували лягушек из соломинок и бросали их в костер, где бедные лягушки взрывались, хлопая словно хлопушки. А черная жаба тем временем выросла до потолка и Александре лениво подумалось, что если такая огромная надутая жаба взорвется от жара, то мало ни Александре, ни бабе Тане не покажется.

Внезапно жаба открыла пасть и оттуда пахнуло жаром. Пасть внутри была похожа на вход в какую-то пещеру, откуда доносились непонятные звуки и были видны как-бы отблески пламени.

- «Иди туда!» — строго велела баба Таня и Александра, словно автоматически, встала и шагнула в пасть жабы.

В первое мгновение Александре показалось, что она находится непонятно где, а вокруг неё клубятся только туманные черно-алые отблески пространства да жар, от которого трещат волосы. Но через секунды пространство прояснилось и Александра обнаружила себя сидящей на табурете возле стола какого-то чиновника. Чиновник был странным: абсолютно незапоминающееся лицо мужчины средних лет, которое тем не менее казалось знакомым, в выглаженном чистом черном костюме, с ненатурально черными волосами, густыми черными бровями и какими-то черно-красными глазами, сидящим с новой кожаной черной папкой за старым, потертым и чем-то заляпанным (возможно чернилами) деревянным столом.

Чиновник скучно посмотрел на Александру и произнес голосом, напоминающим скрежет металла по стеклу: «Принимаете?»

- «Что принимаю?» — не поняла Александра.

- «Все!» — тон чиновника из скучного стал раздраженным, словно его вопрос был понятен даже ежу.

И тут Александра поняла, что находится под действием некоего наркотического препарата природного происхождения, возможно какого-то гриба, и все, что она видит это галлюцинации, которые сопровождают обряд бабы Тани. И вероятно баба Таня все слышит, что говорит Александра этому чиновнику, даже если Александра сама бабу Таню не может видеть из-за галлюцинаций.

Рассудив, что без правильного завершения обряда баба Таня не станет раскрывать свои тайны, Александра улыбнулась в лицо чиновнику и сказала: «Принимаю!»

- «Примите и распишитесь!» — скрежетнули слова и чиновник открыл папку, придвинув Александре какие-то бумаги.

Александра взяла бумаги и пыталась понять, что там написано. Это было похоже на приказы о каких-то назначениях, в которых было впечатано её имя.

- «Чем подписывать?» — Александра не обнаружила пера и чернильницы.

- «Вы уже приняли и расписались!» — чиновник забирал бумаги обратно и Александра успела увидеть свою размашистую подпись и слова «ознакомлена, приняла», воспроизведенные на бумаге красными чернилами.

Пространство вокруг снова затянуло черным и алым, и вот Александра уже видит себя сидящей на табурете возле бабы Тани, которая удовлетворенно улыбается.

- «Поздравляю, теперя ты ведьма, кровь от моей крови. Не сильная, но уже ведьма. Теперича можно тебя учить!» — и баба Таня дико и страшно расхохоталась, чего никак нельзя было ожидать от милой старушки. Казалось, что от этого смеха бабы Тани затих окружавший баню ночной лес, а мимо бежавшие во тьме волки бросились в рассыпную, словно на них сверху упал жуткий звериный ночной кошмар.

В дальнейшем попытки Александры что-то объяснить себе с научной точки зрения потерпели полный крах. Баба Таня, решила обрушить последние атеистическо-материалистические основы самосознания Александры на первом же уроке. Старая ведьма стала учить Александру воровать молоко у чужих коров, выдаивая его потом с топора у себя дома.

- «Ведьма должна быть сыта, даже если все люди вокруг мрут, даже за счет благ и жизней других людей! Ты уже не человек и если ты не будешь сыта, значит отрицаешь ту нечеловеческую Силу, которая тебе дадена, которую ты несешь и которая дает тебе свою заботу! Тогда ты света белого невзвидишь!» — говорила страшные слова баба Таня, милосердная целительница и знахарка, помогающая всем людям, кто обращался к ней за помощью.

То, что делала и чему учила Александру баба Таня было просто невозможно с научной и атеистическо-материалистической точек зрения.

Например, перед началом урока по добыванию чужого молока колдовством баба Таня стала кружиться на месте и через минуту-другую Александра увидела, что на месте бабы Тани кружится вихрь, а сама старушка стоит на месте. Но вот внезапно вихрь опал и вместо старушки перед Александрой стояла молодая, дышащая силой и здоровьем, черноволосая женщина в длинном простом и каком-то старомодном черном платье до земли. Женщина расхохоталась и заверила Александру, что это по-прежнему она (баба Таня), просто теперь Александра видит истинный облик ведьмы Татьяны, который знают на всех окрестных ведьминских шабашах и все всех мирах, куда ведьма Татьяна имеет доступ.

После этого, в руке молодой ведьмы Татьяны откуда-то появилась длинная метла и, лихо закинув на неё ногу, молодая ведьма приказала Александре сесть позади неё на метлу.

Через мгновение Александра уже летела по воздуху на метле, крепко вцепившись в молодую ведьму бабу Таню, которая от страха Александры хохотала не переставая. Спустя тягостные минуты страх высоты сменился в груди Александры каким-то непередаваемым восторгом, а затем весельем. И уже сама Александра, не сдерживая себя летела и хохотала, подобно управляющей метлой ведьме.

Похоже, что полет и смех этих ведьм не был никому виден и слышен. Со смехом они пронеслись по воздуху над селением, но на них никто не обратил внимание. Опустившись в один из селянских дворов, ведьма Татьяна провела рукой по сторонам и Александра почувствовала, что все люди и живые существа стали словно парализованными волей её наставницы. Александра осознала, что никто здесь не причинит им вреда и, вероятно, их вообще не видят и не замечают.

Сойдя с метлы, ведьма Татьяна потащила Александру в хлев, где в каком-то сонном состоянии стояла корова. Взяв в хлеву стоящий у стены хозяйский топор, ведьма Татьяна дунула на него и деревянное топорище выскользнуло из топора, словно было смазано маслом. Подняв выпавшую деревянную ручку топора, ведьма Татьяна ударила им по корове три раза, затем взяв железный топор, оставшийся без ручки, процедила через дыру его обуха, куда вставляется ручка топора, немного молока. Александре показалось, что молоко, попав в железную дыру топора, так и не пролилось на пол хлева, исчезнув где-то во тьме железной дыры топора.

- «Запоминай все что я делаю!» — весело рявкнула ведьма Татьяна, подхватила деревянную ручку топора и ловко вставила её обратно в железную часть топора, словно ей для этого не потребовалось никаких физических усилий.

Затем, выудив откуда-то веревку, ведьма Татьяна соорудила из неё себе пояс на платье и лихо засунула топор себе за пояс, невольно став похожей на предводительницу разбойников. Засмеявшись произведенному эффекту от своего внешнего вида, ведьма Татьяна скомандовала посадку на метлу и через минуту обе ведьмы уже летели назад над ничего не подозревающим селением.

По прилету домой, ведьма Татьяна подошла к косяку бани и ударила в него топором. К огромному удивлению Александры с топора сразу начало литься свежее коровье молоко, которое тут же стал слизывать с земли Татьянин кот.

- «Чего лупаешь глазами? Неси скорее горшок, а то наш Васька от молока лопнет!» — захохотала ведьма Татьяна.

Обучение Александры растянулось на 7 длинных лет. За это время Александра сильно изменилась, превратившись в сильную опытную ведьму. Не было шабаша на севере, который бы не знал ведьму Александру. Наличие в Александре нечеловеческой Силы не могло не отразиться на её отношении к родным, близким и людям вообще. Нет, Александра не стала злой или равнодушной. Но она стала холодеть к своему мужу и подрастающей дочке Марине. К своему ужасу, Александра понимала, что все больше воспринимает своих родных как ценных энергетических доноров, которых она может использовать «на черный день». Вкусив нечеловеческой Силы, получив ни с чем непередаваемое удовольствие от ношения и реализации этой Силы, Александра смотрела на мир и окружающих людей совсем другими глазами. Ничего более не могло занимать Александру кроме страсти получить ещё больше Силы, еще больше власти и возможностей, которая дает Сила. Подрастающая дочь Марина перестала узнавать в Александре добрую и отзывчивую маму, зато все чаще стала познавать в ней холодную и жесткую мачеху.

Затем, баба Таня умерла, передав Александре оставшиеся у неё Силу и духов. Тогда-то Александра и узнала, что змея не случайно укусила её много лет назад, а была одержима духами бабы Тани, которые искали для старой ведьмы достойную преемницу. Возможно, заслуженный геолог Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская и возмутилась бы такой внезапно открывшейся неприятной правде, но ведьме Александре уже было все равно, и она воспринимала это как оправдывающую старую ведьму необходимость найти преемницу.

Однажды, Александра узнала, как можно было в разы увеличить данную ей Силу, но для этого ей нужно было принести в жертву родного или близкого ей человека. Нисколько не сомневаясь, Александра решила принести в жертву своего мужа Владимира, который ранее положил свои профессиональные достижения, карьеру и здоровье на алтарь своей обожаемой жены. Теперь ему предстояло положить на алтарь Александры и собственную жизнь. В следствие чего, в один из неприятных холодных дней, когда люди праздновали очередной праздник, Владимир тихо и быстро сгорел от неизлечимой болезни. Отдав дань похоронам и формальному вдовству, Александра устроила и себе праздник: с помощью увеличенной в разы Силы она уничтожила несколько раздражающих её верховных ведьм разных шабашей и объединила обезглавленные таким образом шабаши в один могучий шабаш, где она стала верховной ведьмой, единственной и всесильной.

 

Кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Якутской АССР, Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская, верховная ведьма одного из самых сильных шабашей северной территории СССР, отвлеклась от воспоминаний и сошла с метлы, обведя холодным взглядом ведьму Варвару, Сколопендру и Маринку.

Властно подняв правую ладонь вперед, словно она хотела остановить нечто невидимое, ведьма Александра произнесла звук, напоминающий нечто среднее между каким-то латинским словом, рыком зверя и шипением змеи. В этот момент сознание Маринки затуманилось и её тело словно парализовало.

Тучи чужих бесов и покойников окружили ведьму Варвару, Сколопендру и её трех ведьм плотным кольцом. Кольцо увеличивалось и плотнело, бесы и покойники все пребывали и пребывали из неведомых далей. На уровне восприятия обычных людей в пространстве фонила такая тревога, что никакое живое существо на физическом уровне инстинктивно не решалось подойти к месту битвы, невидимой простым смертным.

Впрочем, судя по всему, намечалась уже не битва, а настоящая магическая бойня.

- «Привет, Саша!» — мужской голос заставил ведьму Александру вздрогнуть и обернуться.

Позади Александры стоял колдун двоедушник Алексей по прозвищу Феникс, о котором все забыли в пылу колдовской схватки. Или может быть ведьма Варвара хотела, чтобы о нем все забыли? Сейчас это было уже не так важно. Основные силы ведьмы Александры были направлены на Маринку, Варвару и Сколопендру с её ведьмами. И появившийся сзади двоедушник Алексей делал Александру уязвимой.

- «Ты забыла у меня свою игрушку!» — зло ухмыльнулся Алексей и с размаха всадил в горло ведьмы Александры острие старого ржавого крюка, который внешне походил на обычные рыболовные крючки, только был размером с крупную мужскую ладонь.

Но, к удивлению Алексея из горла Александры не брызгнула кровь, а сама ведьма спокойно стояла и взявшись за крюк пыталась вытащить его из своего горла.

Заподозрив неладное, двоедушник Алексей хотел было обернуться, но не успел: на него сзади запрыгнула и принялась душить настоящая ведьма Александра, а не тот фантом, который стоял и пытался вытащить крюк из своего горла. Алексей хрипел, его горло охватила петля, на которой обычно заканчивают свой век висельники самоубийцы.

Почти задохнувшись двоедушник Алексей схватил ведьму Александру за волосы и дернул вниз, к своему лицу. Когда глаза Александры оказались в его зоне видимости, Алексей плюнул в них, вызвав у ведьмы Александры приступ острой боли, словно это были не слюни, а нечто, вызывающее у ведьмы Александры жжение. Сразу же у Александры пошла носом кровь и её захват ослаб. Двоедушник Алексей воспользовался моментом и скинул Александру с себя на землю. К его удивлению, на своей шее он не обнаружил петли висельника: она неведомым образом оказалась в руке, упавшей на землю Александры.

Подойдя к фантому ведьмы Александры, двоедушник Алексей вырвал крюк из горла искусственно созданного двойника, после чего фантом Александры как-то нелепо завалился на землю, бледнея и тая на глазах, словно был соткан из плотного воздуха. Зажав в руке крюк, Алексей обернулся к ведьме Александре.

Кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Якутской АССР, Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская, верховная ведьма одного из самых сильных шабашей северной территории СССР тем временем уже поднялась с земли.

Посверлив несколько мгновений друг друга глазами, ведьма Александра и двоедушник Алексей в каком-то странном и даже страшном молчании бросились друг на друга, неся в себе только одно намерение: раз и навсегда стереть находящегося перед ними противника с лица земли.

 

(Продолжение следует)

Елена Сибирякова