Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 9. И швец, и жнец, и на дуде игрец.

Depositphotos_34042701_l-2015-pic905-895x505-85752

 

- «Писец!» — громко и нервно разносилось по квартире Боброва Оюшминальда Григорьевича или в дружеском сокращении Нальдика.

- «Они уволили меня! Ты слышишь? Они уволили меня с занесением в личное дело!» — Нальдик бессильно рухнул в кресло и сразу налил себе новую порцию кубинского рома, взяв бутылку с маленького антикварного столика.

У БОГа, как любил сам себя называть Нальдик по первым буквам своего имени (Бобров Оюшминальд Григорьевич), возникли серьезные неприятности. Некоторое время назад ему позвонили и пригласили в министерство. Перед выходом Нальдик, как всегда, сделал предсказание и оракул обещал успех. Да, успех сейчас ему не помешал бы. Для того же душевного и физического восстановления после недавнего столкновения с ведьмой Варварой. Например, срочная командировка в торговое представительство на Кубу: к океану, рому, расслаблению, девушкам.

К удивлению Нальдика разговор с ним повел не его непосредственный шеф в министерстве, а куратор из КГБ, и непосредственно о девушках. В жесткой форме Нальдик сначала был отчитан за многократные беспорядочные связи с женщинами на территории Кубы. Затем, Нальдику было предъявлено фото, на котором Бобров Оюшминальд Григорьевич делил ложе с молоденьким кубинским мальчиком. Нальдик покраснел. Он плохо помнил ту ночь и даже не понимал, что заставило его попробовать такую «экзотику». Проклятый ром!

Куратор из КГБ понаблюдал за реакцией Нальдика, скривился и на стол легла новая фотография, на которой Нальдик был запечатлен в обнимку с красивой девушкой. Да, Нальдик помнил её, эта «ла чика» тогда произвела на него огромное впечатление. То, что она с ним вытворяла в постели, не шло ни в какое сравнение и с ранее соблазненными им десятками кубинских девушек, и с молоденьким кубинским мальчишкой, благодаря которому Нальдик узнал о себе много нового. Куратор из КГБ сообщил Нальдику, что девушка на фото это сотрудница ЦРУ, занимающаяся промышленным шпионажем. И благодаря Нальдику црушница узнала много секретов советского торгового представительства на Кубе. Поэтому, Бобров Оюшминальд Григорьевич больше не работает сотрудником этого представительства, а в его личное дело буду занесены соответствующие данные, не совместимые с почетным званием советского дипломата.

- «Мой оракул… Он соврал мне! Он сказал, что меня ждет успех, а меня уволили! Как же так?! Первый раз такое!.. Моей карьере конец! Мне конец!..» — Нальдик противно ныл, проваливаясь в истерику все глубже и глубже.

- «Разве я не предупреждала тебя? Разве ты не обещал мне, что перестанешь трахать своих грязных девок? — ледяным голосом обратилась к Нальдику Сколопендра и продолжила: «Ты клялся нашими богами! Ты клялся Силой! И превзошел самого себя: натешившись со шлюхами, ты решил перейти с девок на мальцов, напоследок переспав со шпионкой! Странно, что тебя не арестовали, а только уволили!»

Сколопендра стояла возле окна в балахоне насыщенно бронзового цвета, её белоснежные руки были сцеплены в замок на уровне груди. Казалось, что Сколопендра смотрит в окно, но похоже, что смотрела она куда-то глубоко в себя.

- «Зачем ты так? Ты же знаешь, что я не просто спал с девками ради удовлетворения похоти! Они… Они были пища! Их жрали наши демоны!» — Нальдик закусил кулак. Ему казалось, что идея с пожиранием демонами девиц, в которых они проникали через Нальдикову постель, была прекрасным прикрытием для его слабости к блуду. Нальдик верил, что Госпожа ведьм, считающая его своим мужчиной, именно так воспринимает Нальдиковы постельные приключения на Кубе и смотрит на его кубинских «ла чико» сквозь пальцы.

- «Ты перестал заводить демонов в грязных девок, с которыми ты спал, еще два года назад! Я все знала и прощала тебе, надеясь, что мой мальчик наиграется в мачо и, наконец, возьмется за ум! Я ошиблась: вместо «взяться за ум», мой мальчик взял и себе «на конец» насадил мальца и шпионку!» — Сколопендра резко повернулась к Нальдику, её красивое лицо исказилось словно от судороги: «Твои поездки были важны для Дела наших богов! Ты все про… провертел на своем похотливом «болте»! Тебе действительно конец, Нальдик! Прощай!»

Сколопендра двинулась по направлению к двери. Нальдик взвыл, вскочил с кресла и рухнул в колени своей Госпожи.

- «Нет! Не оставляй меня, прошу! Я готов искупить! Я сделаю все, что ты хочешь!» — Бобров Оюшминальд Григорьевич заливался пьяными слезами. Ужас объял все его тело, потому что он знал, что как только Госпожа ведьм выйдет за двери (таким вот образом с ним простившись), её верные ведьмы ворвутся к нему в квартиру и учинят над Нальдиком магический разбой. Нальдик знал, что ведьмы его Госпожи были затейницами в плане издевательств над людьми и не людьми. А потом в милицейском протоколе будет написано, что Бобров Оюшминальд Григорьевич сам утопил себя в унитазе, при этом, чтобы достать голову Нальдика из унитаза пришлось разбить этот самый унитаз. И все, что Нальдику останется — это посмертие в виде вечного духа-раба при какой-нибудь ведьме их Шабаша.

Сколопендра с отвращением посмотрела на вчерашнего любовника и сказала: «Хорошо, я дам тебе последний шанс. Выпьешь снадобье. Через несколько минут в тебя начнет входить один из наших богов. Он овладеет твоим телом и сделает все, что нам нужно.»

Из балахона бронзового цвета появилась белоснежная изысканная рука, держащая стеклянный пузырек. Нальдик уставился на пузырек, словно кролик на удава.

- «Но если что-то пойдет не так, то я могу сойти с ума и на всю оставшуюся жизнь стану шизофреником.» — начал было Нальдик.

- «Кто сказал тебе, что у тебя осталась какая-то жизнь, после того, что ты натворил?» — словно по-змеиному прошептала Сколопендра.

Нальдик мертвенной рукой взял пузырек, открыл его и выпил.

- «Молодец!» — Сколопендра улыбнулась ослепительной улыбкой и шагнула к двери.

Нальдик остановившимися глазами смотрел ей вслед и когда у самой двери его Госпожа ведьм обернулась вихрем и вылетела сквозь закрытую дверь, он без сил лег на пол и стал ждать.

 

Зоя Васькина спешила. Её ушастый запорожец выжимал из себя все, что мог. Она выполнила задание Госпожи ведьм и теперь надеялась получить вознаграждение в виде полноценного участия в Шабаше на правах старшей ведьмы.

После того, как Шабаш понес серьезный ущерб от блокирования кладбищенских каналов Госпожи ведьм, которую ведьма Варвара именовала Сколопендрой, и колдовская воля и Сила Госпожи ведьм была значительно усечена, требовалось быстрое восстановление утраченных духовных позиций. Сколопендра понимала, что попытка установить новые кладбищенские каналы по старой схеме в других местах ждет тоже самое, что случилось с каналами её мертвых родственников. Нужно было другое решение и Сколопендра получила от своих богов рекомендации.

Новая схема основывалась на том, что кладбищенские каналы будут завязываться не на могилах, а на живом человеке — медиуме, который в отличии от могил будет всегда под рукой и под круглосуточной защитой ведьм шабаша. Да, было в этой схеме и слабое звено: будучи вместилищем кладбищенских каналов носитель этих каналов быстро изнашивался и умирал. Боги рекомендовали Сколопендре несколько обрядов, которые должны были не только контролировать аккуратное пользование кладбищенскими каналами, завязанными на живом человеке, но и продлить время жизни их носителя.

Оставалось найти подходящую кандидатуру для пробного варианта завязывания кладбищенских каналов. И такая кандидатура была найдена: способная начинающая ведьма Зоя горела желанием угодить Госпоже ведьм и услышав, что от неё требуется, не мешкая согласилась. Зое пообещали статус старшей ведьмы шабаша и круглосуточную работу при шабаше. О подобном начинающая ведьма Зоя Васькина и мечтать не смела.

Её отправили в другую область искать старое, затерянное в лесах кладбище. Найдя кладбище, Зоя должна была разыскать нужную могилу и провести особый обряд. После чего, съесть земли с этой могилы и срочно возвращаться назад, чтобы успеть до полуночи. То есть, с того момента, как Зоя проглотила землю она должна была успеть вернуться назад пока часы не пробили двенадцать ночи. В полночь шабаш должен будет провести над Зоей обряд по схеме Госпожи ведьм, наполнив Зою особой силой, которая принесет блага всему шабашу.

Несколько дней потратила Зоя пока нашла заброшенное кладбище в лесу. Еще сутки ушли на то, чтобы «просканировать» в духе все могилы этого кладбища. Наконец, найдя нужную могилу, Зоя на рассвете провела нужный обряд, проглотила землю и выехала в обратный путь.

За рулем Зоя была сама. Водить машину её научил сосед. Тогда Зоя еще не была ведьмой. Она была веселой и наивной студенткой, считая что сосед дядя Федя учит её водить машину по доброте душевной. Научив всему, что знал о вождении автомобиля, дядя Федя устроил Зое «экзамен» по вождению за городом, который она с успехом сдала. После чего, дядя Федор изнасиловал Зою на сиденье своей «Волги», опять же, по доброте душевной. Заявление на дядю Федора Зоя писать не стала, он работал в милиции и обещал опозорить её на весь город «если что».

Время шло, Зоя окончила институт, уехала из города в село, устроившись работать в колхоз по специальности агроном. Там она и встретила своего будущего мужа, вдового председателя колхоза. Разница в возрасте её не пугала, за новым мужем она была как за каменной стеной. Да и председатель колхоза в своей молодой жене души не чаял. И, уже зная пристрастие Зои к вождению автомобиля, подарил ей запорожец. Надежный и обеспеченный муж, собственный дом, личная машина, казалось бы о чем ещё Зое можно мечтать?

Внезапно стала плохо чувствовать себя свекровь, мать мужа. Казалось, что скоро она отойдет в мир иной. Призвав Зою, свекровь поведала, что является родовой ведьмой и не может умереть, пока не передаст свою Силу.

Разумеется, Зоя не поверила словам свекрови. Поэтому умирающая ведьма продемонстрировала свою силу, без помощи рук и каких-нибудь средств подняв Зою вместе со стулом, на котором Зоя сидела, вверх к потолку хаты и опустив обратно. Увы, это все, на что хватило у свекрови физических и энергетических сил.

Но Зое этого было достаточно. Уверовав в колдовскую силу свекрови, Зоя приняла от умирающей ведьмы Силу и старая ведьма почила с миром. Правда, через 9 дней проявилась у Зои в голове и начала учить колдовать.

Не все у Зои получалось, даже с Дарами покойной ведьмы. Но простейшие порчи и простейшие исцеления Зоя делать научилась. И однажды, в борьбе за здоровье клиента, Зоя столкнулась с ведьмами из шабаша Сколопендры. Госпожа ведьм не стала убивать Зою, узрев в ней что-то для себя полезное. Напротив, оставив в покое её клиента, пригласила Зою в свой шабаш.

Итак, Зоя спешила. Дорога была пуста. По бокам дороги мелькали поля и лесопосадки. Светило солнце. Встречный ветер влетал в окна с опущенными боковыми стеклами передних дверей. Радио Маяк транслировало какую-то песню. Мысли Зои блуждали вокруг будущего, которое выстраивалось для неё в заманчивом виде. Все было просто и понятно. Единственным нерешенным вопросом для Зои был её муж, которому придется объяснять куда она будет ездить каждый день. Зоя понимала, что муж вряд ли будет её отпускать на работу в шабаш. Ей итак удалось кое-как отвести мужу глаза, чтобы она могла на несколько дней уехать по делу, порученному Сколопендрой, заставив поверить мужа в то, что она едет в город навестить родителей, но при этом звонить её родителям каждый день, узнавая как у неё дела, не нужно.

Внезапно, впереди на дороге Зоя заметила фигуру человека. По мере приближения стало видно, что какой-то неопрятного вида мужик идет по той полосе дороги, по которой ехала Зоя, и несет на спине здоровенный оббитый красной тканью гроб. Зрелище не только удивило Зою, но и разозлило её: из-за психа с гробом она не могла проехать. Как назло по встречной полосе, словно появляясь из ниоткуда, стали проноситься машины. Они проезжали мимо и, казалось, не обращают никакого внимания на мужика с гробом. Зоя сигналила странному психу, чтобы он ушел с проезжей части, но мужик, казалось, не слышит.

Наконец, улучшив момент Зоя обогнала мужика с гробом и на нервах прокричала ему в открытое окно правой двери: «Придурок, смотри, переломишься!»

Мужик повернул лицо и Зоя опешила: лицо человека было безумным. Он оскалился и проговорил: «Кто меня обгоняет, тот на себя забирает!»

Все это произошло в какие-то мгновения. И, возможно, Зое только показалось, что безумец такое сказал. Возвращаться и переспрашивать Зоя не собиралась. Она и так задержалась из-за этого психа на дороге.

Внезапно, Зоя услышала страшный скрежет. Краем глаза Зоя увидела, что переднее левое колесо отделилось от автомобиля и унеслось куда-то влево, словно начало жить своей жизнью. Машину резко мотнуло в сторону. Зоя вдавила педаль тормоза в пол и тут увидела прямо перед собой дерево. Потом был удар и темнота…

Когда к Зое вернулось сознание, она обнаружила себя лежащей на земле. Зоя практически не чувствовала своего тела. Даже не могла повернуть головой. Все что она могла это смотреть глазами на дорогу благодаря голове, которая обездвижено лежала на боку.

Вдруг, глаза и сознание Зои зафиксировали перед собой какое-то движение. Она увидела мужика с гробом. Буря эмоций пронеслась в голове у Зои, но она по-прежнему не могла двигаться и даже шевельнуть языком.

Мужик бросил гроб на землю прямо перед Зоей и наклонившись к ней сказал: «Раз забрала, теперь примеряй!»

После чего, мужик расхохотался, вышел на дорогу и опустился на колени, упершись руками в асфальт. Гаснущим сознанием Зоя успела увидеть, как мужик начал словно вертеться вокруг себя волчком. Потом пришла мысль, что это вертится не мужик, а вихрь вокруг мужика. Через мгновение вихрь опал и вместо мужика на дороге стояла большая черная собака. Зое показалось, что собака смотрит на неё и беззвучно по собачьи смеется. Затем, сознание Зои погасло окончательно и уже насовсем.

Первая попытка Сколопендры завести кладбищенский канал через живого человека провалилась.

 

Нальдик лежал на полу в своей квартире и ждал прихода божества. Однако, прошло уже около часа, но ничего так и не происходило. Никаких движений энергий в теле, никаких ощущений присутствия рядом огромной Силы.

Нальдик встал, пнул ногой пустую бутылку рома и решил пойти на кухню, заварить себе кофе. Возможно, Госпожа ведьм просто решила проверить Нальдика на вшивость и скоро вернется к нему, предложив настоящее дело. А в том, что он должен будет сделать что-то очень важное для искупления своей вины перед Госпожой ведьм, Нальдик не сомневался.

Открыв дверь на кухню Нальдик остолбенел. Вместо кухни он увидел песчаный берег с пальмами, который омывал теплый океан. Еще не веря, Нальдик ступил на песок и взял его в руки. Песок как песок. Ощущения вполне реальны. Легкий бриз обдувает лицо, и сознание Нальдика уже фиксирует весь комплекс запахов и ароматов, какие обитают на побережье тропиков и океана.

Нальдик обернулся назад и вместо двери из коридора на кухню в своей квартире он увидел вход в полуразрушенную хижину. Ещё не осознавая, но чувствуя подсознательно весь ужас своего положения, Нальдик влетел в хижину и застыл. Вместо коридора своей квартиры, который он надеялся увидеть и понимая, что так часто бывает во снах, когда разные образы сочетаются друг с другом, перед ним была единственная комната этой полуразрушенной хижины.

Нальдик бессильно опустился на пол хижины и все понял. Божество давно уже овладело телом Нальдика и аккуратно удалило сознание Нальдика и его душу, поместив их «на берег океана». Божество не хотело, чтобы Нальдик присутствовал (даже глазами) при том, что оно будет делать, используя тело Нальдика как свое орудие или марионетку.

Но это было пол беды. Нальдик знал, что если божество пожелает, то может оставить сознание Нальдика и его душу «на берегу океана» навсегда. Тогда в миру тело Нальдика станет безумным «овощем», не знающим себя. Станет безвольной и тупой куклой, смысл существования которого будет в том, чтобы быть просто энергетическим кормом для ведьм его Госпожи.

 

А тем временем, из подъезда дома, где жил Нальдик, вышло его тело, одержимое божеством из пантеона Сколопендры. Учитывая, что тело Нальдика было опрятно одето в выглаженный белый костюм тройку и черную рубашку, а на глазах красовались модные среди советских граждан черные солнцезащитные очки, божество было явно не буйным. В духе вокруг тела Нальдика бушевали потоки энергий, что отражалось на материальном пространстве вокруг тела Нальдика, которое визуально словно преломлялось подобно миражу или дрожащим потокам горячего воздуха, поднимающегося от асфальта к небесам.

Тело Нальдика медленно покрутило головой по сторонам, изучая местность возле дома и сканируя его божественной духовной силой на предмет наличия чужих колдовских воздействий. Ничего интересного божество не обнаружило, кроме мужчины, лениво сидящего на лавке возле подъезда. Внешне мужчина не представлял интереса: лохматая нечесаная голова, неопрятная щетина на лице, перегар распространяющийся от него на несколько метров, не первой свежести штаны и рубашка. Рядом на лавке стояла открытая бутылка пива «Жигулевское». Типичный местный алкаш. Глаза мужчины были прикрыты, он то ли спал сидя, то ли жмурился на солнце.

Божество двинуло тело Нальдика вперед, минуя алкаша, сидящего на лавке по правую сторону. Сегодня в мире людей у божества много дел. Слишком много ударов было нанесено шабашу Сколопендры и он, божество, имеющее источник силы в далеких теплых странах, должен помочь Госпоже ведьм, носительнице их божественных сил.

- «Огоньку не найдется, гражданин хороший?» — вопрос возник со стороны алкаша. Он сидел и ухмыляясь, жмурился на солнце, поигрывая во рту незажженной папиросой «Беломорканал».

Первая мысль божества была мгновенно убить это человеческое отребье. Да как он смеет так обращаться к одному из верховных божеств далекой земли, где миллионы людей (рабов божеств) готовы ежедневно приносить на алтари свои жизни и жизни своих детей, только бы божества не гневались?!

Через мгновение божество успокоилось, вынуждено приняв, что оно все-таки в теле советского гражданина Боброва Оюшминальда Григорьевича и жертвенные алтари с рабами очень далеко. А потому, божество решило не убивать лично, а только наказать алкаша, лишив его рассудка с помощью своей духовной силы.

- «Огонек для тебя найдется, но не здесь…» — сухо ответило алкашу тело Нальдика.

- «Это как?» — не понял алкаш, а затем ухмыльнувшись, сказал: «Аааа! В смысле, что сообразим на двоих? Так мы завсегда с удовольствием!» (имея ввиду возможность распития спиртных напитков вместе с гражданином в белом костюме и за счет этого гражданина).

- «Тогда пойдем!» — тело Нальдика двинулось к алкашу. Глаза Нальдика начали разгораться мертвенным голубоватым светом и это стало видно даже сквозь солнцезащитные очки.

Впрочем, казалось, алкаш ничего не замечал. Пружинисто встав, алкаш взял в руки бутылку со скамейки, намереваясь допить её одним разом и уже пустую бросить под лавку. Иди мыть бутылку и затем сдавать её в пункт приема стеклотары, как часто делали не только алкаши, но и обычные советские граждане, алкаш уже не собирался. Ведь для него впереди маячила перспектива бухнуть с интересного вида гражданином.

Божество протянуло руку Нальдика по направлению к алкашу. Такой обычный дружеский жест: поздороваться. Сейчас алкаш возьмется за руку Нальдика и сразу получит порцию духовного удара прямо в свое пьяное сознание. После чего, сознание и душа алкаша отправятся в далекое путешествие, а его уже безумное тело будет неприкаянно бродить по улицам, пока не найдет случайную смерть под колесами автомобиля или пока не окажется в психушке.

Но алкаш, вместо того, чтобы допить пиво, внезапно брызнул содержимым бутылки прямо в лицо Нальдика. Жидкость обильно попала на лоб и лицо Нальдика. Вспыхнув гневом, божество выбросило вперед кулак Нальдика, чтобы ударить пьяницу по лицу, мгновенно передав через кулак убийственную для сердца алкаша долю энергии.

Вероятно, пьянь случайно обрызгал лицо Нальдика, нелепо пошатнувшись от постоянного употребления алкоголя. Но стерпеть подобное, даже если это случайность, божество в теле Нальдика не могло.

Внезапно, божество зафиксировало, что начинает терять зрение в голове Нальдика и тело Нальдика перестает слушаться. Не только алкаш исчез из поля зрения глаз Нальдика, но и, вообще, для глаз Нальдика наступила темнота. Только голос «алкаша» глухо донесся откуда-то из темной пустоты: «… сим повелеваю изыди демон из грешной плоти дурного раба …», а потом все окончательно затихло.

 

Нальдик сидел на берегу океана и бездумно смотрел вдаль. Вдруг, он увидел, как вдали в океанской дали прямо из воды стало подниматься гигантское строение, внешне напоминающее улей. От гигантского «улья» отделились и понеслись по небу в сторону Нальдика две точки. По мере их приближения, Нальдик различил двух страшных демонов, похожих на гигантских шершней.

Нальдик содрогнулся. Он знал этот вид демонов и знал, что их посылают забирать души умерших, которых определяют в вечные духовные рабы.

- «Неужели мое тело мертво?» — возникла паническая мысль.

Вместо ответа два демона, похожие на гигантских шершней, на лету схватили Нальдика за плечи своими жуткими и острыми когтями, причинив ему дикую боль, и понесли свою добычу обратно в гигантский «улей».

В полете над водой Нальдик истошно закричал от накатившего на него ужаса и невыносимой боли. Но демонам, несущим Нальдика было все равно, как и окружающему Нальдика миру.

 

Сколопендра, Госпожа ведьм могущественного шабаша, сидела на метле в трех метрах над землей. Насыщенно бронзового цвета балахон медленно развевался на ветру. Красивое лицо Сколопендры было скорбно. Она была невидима для простых смертных. Внизу на асфальте лежало искалеченное и окровавленное тело Нальдика. Пустые глаза бывшего любовника Сколопендры смотрели в небо. Врачи скорой помощи и патруль милиции фиксировали в протоколе смерть от несчастного случая. Бедняга в белом костюме неизвестно по какой причине выбежал на дорогу, прямо под колеса автомобиля.

- «Вот и закончился твой путь, мой тигр! Жаль!» — холодно промолвила Сколопендра. Она действительно жалела об утрате. С Нальдиком Сколопендра могла чувствовать себя счастливой, не забывая о том, что она носитель сил божеств из дальних теплых стран и Госпожа ведьм могущественного шабаша.

Сколопендра нисколько не сомневалась, что в смерти Нальдика виновна ведьма Варвара. Но как Варвара смогла победить одно из сильнейших верховных божеств пантеона Сколопендры и получить контроль над телом Нальдика Сколопендра не понимала.

Дикая необузданная ненависть захлестывала Сколопендру. Она была готова прямо сейчас отправиться к ведьме Варваре и просто придушить её голыми руками. Но нельзя! Сколопендра пыталась успокаивать себя тем, что месть Варваре должна быть изысканной, чтобы старая ведьма долго и мучительно страдала, умоляя о быстрой смерти для себя!

И, вообще, главное — это дело! Дело, порученное Сколопендре ее божествами. Ничего, скоро должна приехать Зоя, шабаш ведьм проведет все нужные обряды и Сколопендра начнет восстанавливать свои силы. И дело, порученное божествами, снова начнет воплощаться в жизнь.

- «Прости, моя Госпожа. Зоя мертва. Разбилась на машине по пути назад.» — прошелестел голос ведьмы рядом со Сколопендрой.

Это была последняя капля. Попытка Сколопендры завести кладбищенский канал через живого человека провалилась. И снова из-за ведьмы Варвары. Красивое лицо Сколопендры исказилось и мощный поток ненависти затопил сознание Сколопендры, вытесняя оттуда все ограничения, которыми она пыталась себя сдерживать.

 

- «Как же я устал!» — двоедушник Алексей, по прозвищу Феникс рухнул на стул в кухне ведьмы Варвары.

С тех пор, как старшие бесы пленили всех покойников Сколопендры и закрыли кладбищенские каналы, которыми пользовалась Сколопендра, сила её магии значительно ослабла. Смертельные порчи и блокировки, наведенные Сколопендрой и её шабашем ведьмам, которыми была окружена квартира ведьмы Варвары, были саморазрушены, оставшись без надлежащей духовной и энергетической поддержки. Поэтому, бабе Варе пришлось только счищать и убирать полуживые остовы порч и блокировок, а также несложно разряжать вражеских духов, которые по той или иной причине не смогли освободить себя от связи духовными трупами магических программ Сколопендры.

- «Пока по твоей просьбе ведьму Зою убивал, пока любовника Сколопендры по статье увольнял и потом из его тела чужого бога изгонял, пока его смерть Нальдика через несчастный случай организовывал, думал развалюсь как старый пень! Представляешь, этот бог Сколопендры хотел сделать меня безумным и отправить бродить на дорогу под колеса машин! Ну я его и того… Короче, тело любовника Сколопендры само под колеса попало!» — двоедушник вздыхал, обращаясь к ведьме Варваре.

Баба Варя улыбнулась в ответ, поставила на стол перед колдуном двоедушником Алексеем чашку чая, тарелку с блинами, сметану, мед, домашнее смородиновое варенье и сказала: «Прямо так и само? Эх, Лешка, ты мой герой! Прямо и швец, и жнец, и на дуде игрец!»

 

(Продолжение следует)

 

Елена Сибирякова