Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 4. Сердца трех.

79412135_1008349082876971_1204529642657021952_n

 

- «Банку принесла?» — баба Варя вопросительно посмотрела на хозяйственную сумку Маринки, которую она держала в руках.

Неделю назад Маринка окончательно согласилась обучаться у ведьмы Варвары и теперь, спустя 3 ночи держания банки из под меда под кроватью, Маринка должна была принести эту банку своей наставнице.

Конечно, ведьма Варвара и так знала, что банка в сумке. Но одно дело знать и совсем другое этим знанием связывать человека его же словами и ответами на вопросы.

- «Д-да, конечно!» — нервничая ответила Маринка и передала бабе Варе банку.

- «Ну-с, посмотрим, посмотрим…» — начала мурчать ведьма Варвара себе под нос.

Она взяла банку, пошла на кухню и налила в банку немного воды из трехлитрового бутылька. Марина молча с любопытством наблюдала. Затем, Варвара бросила в банку горсть соли и еще горсть тоже вроде соли, но какой-то странной, словно опаленной, черной. После этого, она шмыгнула в коридор и принесла оттуда плотный мешок, в котором оказалась земля… Взяв щепотку земли, ведьма Варвара сыпанула её в банку.

- «Сейчас смешаем и сделаешь 3 глотка!» — буднично сказала баба Варя, от чего у Марины начало вытягиваться лицо и к горлу начал медленно подступать комок.

Мешать «раствор» ведьма Варвара начала крылышком летучей мыши! Марина протерла глаза, да-да, бабушка мешала в банке мутную смесь именно крылышком и именно летучей мыши. Марина как-то видела летучих мышей и их черные тельца с перепончатыми крыльями запомнились ей на всю жизнь. Намешав, баба Варя задумалась на мгновение и оставила крылышко летучей мыши внутри банки.

- «Чой-то я забыла!» — обращаясь словно ни к кому, картинно остановилась ведьма Варвара, – «А-аа! Дай руку!» — с этими словами бабушка схватила левую руку Маринки и уколола её безымянный палец невесть откуда взявшейся иголкой. Марина не успела даже вскрикнуть, как на пальце уже набухла огромная темная капля крови. Схватив окровавленный палец, ведьма скапала с него в банку с мутной жидкостью несколько капель крови и удовлетворенно улыбнулась.

Затем, баба Варя дала Маринке ватку, смоченную в перекиси водорода, чтобы она зажала ранку на пальце, и холодно смотря в глаза Марине приказала ей выпить из банки 3 глотка.

Хоть тошнота и начала быстро подступать к горлу Маринки, но она свободной трясущейся рукой взяла банку. В голове мелькнула мысль, что наверное нужно все бросить и быстрее убежать отсюда. Но холодный взгляд глаз ведьмы Варвары не отпускал, мелькнувшая мысль также быстро пропала, как и появилась, и Марина закрыв глаза сделала три глотка.

Отвратительно! На вкус это было ужасно отвратительно, словно она выпила нестиранные носки родного отца, которые он до этого целую неделю носил не снимая в дальней геологической экспедиции.

Вернув бабе Варе банку, Марина приготовилась выбл…вать на пол содержимое своего желудка, но тут ведьма Варвара дала ей в руки приятно пахнущий травами и липой сладкий чай, несколько глотков которого вернули Марину в более-менее нормальное состояние.

А тем временем, баба Варя взяла у Марины банку и поставила её на стол. Откуда-то в её руках появилась старая восковая свеча, почему-то темного, словно черного цвета, и, запалив огонь свечи, ведьма начала что-то шептать, капая в банку воск со свечи.

Закончив эту процедуру, ведьма Варвара затушила свечу в жидкости внутри банки.

- «Пойдем в комнату.» — приказным тоном сказала баба Варя и Марина беспрекословно, пошатываясь на ватных ногах, побрела за бабушкой.

В комнате баба Варя приказала Марине лечь на кушетку и закрыть глаза. Банку с мутной смесью ведьма поставила на табуретку у головы Марины и положила свою руку Марине на лоб.

- «Маринка, сейчас ты уснешь и увидишь сон, а может и сны. Ты их все запомнишь и расскажешь мне, когда проснешься! Банка стала двойником твоего тела, твоего мозга и сознания! Тело, с его органами и мозгом, это сосуд для Силы и теперь вы едины! Эта банка сейчас инструмент, чтобы ты смогла научиться управлять тем, что в тебе сокрыто от тебя самой! Соль земная и соль подземная свяжет и парализует чужой морок! Погостная земля его снимет с глаз твоих, как похоронный саван! Летучая мышь поможет тебе увидеть во тьме то, что было сокрыто от твоих глаз!» — ведьма Варвара не просила Марину, а словно отдавала ей приказание.

Марина слушала приказание ведьмы и чувствовала, что потихоньку проваливается в сон. С последними словами бабы Вари сознание Марины отключилось и она обнаружила себя в вязкой, холодной, непроглядной мгле …

 

Ведьма Варвара страховалась. Она, как опытная «пастырь душ и жизней» людских понимала, что как бы не была вкусна и привлекательна добыча, как бы не казалось легко её добыть, всегда нужно перепроверять на ловушки! Вдруг кто-то более сильный решил сожрать тебя, пока ты будешь заглатывать живца как наживку!

Поэтому, Варвара хотела выяснить, как так случилось, что она без особых трудностей получила Внизу «добро» на жизнь, судьбу и душу Маринки?! Почему не было препятствий или хотя-бы требований выкупа от покойников её рода?! Что будет с родителями Маринки, если она умрет?! Семья Маринки не была под проклятием и не сквозила грядущими разрушениями! Жизнь этой семьи текла, что называется «чинно и благородно». Все это рождало массу вопросов и тревожило бабу Варю.

Внезапно Маринка выгнулась, её рот раскрылся в беззвучном крике. Банка, стоящая на табуретке возле головы Марины, вдруг сама собой треснула и из зазмеившейся трещины стала медленно просачиваться жидкость.

- «Кричи Маринка, кричи! Куда кричишь, туда и смотри!» — стала приговаривать Варвара, гладя Марину по голове.

 

… Когда Марина оказалась в холодной тьме, её окутал страх, даже дикий ужас. Ей захотелось закричать и она закричала. Крик Марины был истошным и каким-то не человеческим. Маринка кричала, но страх не отпускал. Казалось она попала в невидимые нити самого страшного в мире ужаса.

Внезапно, откуда-то сверху, послышались слова бабы Вари — «Кричи Маринка, кричи! Куда кричишь, туда и смотри!». Подчиняясь словам, Марина начала кричать и смотреть туда, куда кричала. Сначала она ничего не увидела и продолжала кричать. Крик получался как бы само собой, без остановки, как пульсирование. Но настолько при крике было в груди больно, что он получался истошным.

Затем, Марина увидела, что мгла рассеивается и вот она уже обнаружила себя в автомобиле Волга на заднем пассажирском сиденье. За окном автомобиля проплывали улицы знакомого ей города. Судя по всему, она ехала в такси. Во всяком случае, водитель был одет в кожаную куртку и кожаную фуражку, которые носят таксисты и в жару и в холод.

Внезапно машина свернула с дороги и остановилась у большого серого административного здания. Водитель сказал «Приехали!» и посмотрел на Марину взглядом, который безмолвно гласил: «Выходите!».

- «Сколько я вам должна?» — спросила Марина водителя.

Таксист ухмыльнулся и сказал: «За счет конторы! Заходите еще!»

Марина вышла из машины и внутренне поняла, что ей нужно зайти в здание.

Внутри здания никого не оказалось. Бродя по пустынным коридорам, Марина разглядывала таблички на дверях кабинетов: «Приемная», «Отдел сбыта», «Отдел реализаций», «Канцелярия»… За последней дверью Марина услышала шум и открыла её.

Внутри располагалось с десяток столов, заваленных документами. Но на рабочих местах были всего 3 человека. Это были 3 женщины разного возраста. Одна была лет 55-60, другая лет 40-45 и третья была лет 25. Все три были стройными, странно похожими лицом друг на друга, с большими зелеными глазами и волосами, окрашенными в блонд, фактически отличаясь друг от друга только прическами и возрастом… Хотя, может быть Марине это только показалось.

Старшая из 3-х мрачно посмотрела на Марину и брезгливо сказала, словно в никуда: «Кто пустил сюда эту гражданку?», а потом уже обращаясь к Марине: «Гражданка, у нас обед, вы что не видите! Выйдите и приходите после обеда!»

Марина собралась было выходить, но тут внутри её словно что-то лопнуло, раздражение начало заливать грудь и слова, оформленные в холодный тон, полились из рта Марины сами собой: «У вас не написано, что обед! Я подавала заявление о себе и родителях, и мне сказали, что вы его не пропустили! Все необходимые документы под заявление были приложены согласно инструкции! Я пришла узнать в чем дело?»

Старшая скривила на лице гримасу недовольства, спросила фамилию Марины и стала искать что-то в стопках документов. В это же время, младшая из 3-х решила пройтись по кабинету. Проходя мимо Марины она театрально воскликнула, обращаясь к третьей работнице: «Валя, ты глянь, гражданка то французскими духами надушилась, и еще заявления пишет, прибедняется! Вот народ наглый пошел, все им мало!» Она остановилась у окна, открыла форточку и достав сигарету стала курить.

Марина хотела что-то дерзкое сказать в ответ, но внутри её что-то сдержало, она словно почувствовала, что нельзя поддаваться на провокации этих наглых теток.

Старшая перестала рыться в бумагах и, сделав брезгливое лицо, скороговоркой выпалила: «Нет вашего заявления, ничего я не знаю! А раз заявления нет, то и рассмотрения нет! Хотите, жалуйтесь!» и уткнулась в свои бумаги.

Марина поняла, что тут больше делать нечего. Старшая из 3-х делала вид, что разговор окончен и она очень занята. Младшая ухмылялась и курила. А третья демонстративно одела огромные солнцезащитные пляжные очки, явно по последней моде, и откинувшись на спинку стула заявила: «Хочу думать, будто я на пляже!» И все три тетки противно захохотали. Маринка вышла в коридор.

Но, коридора уже не было, Марина находилась на улице, прямо перед домом, где жила. У подъезда дома стоял накрытый белой скатертью стол. На столе было много еды и вина. Что именно было из еды и какое это было вино Марина рассмотреть не смогла. Вокруг стола стояли 4 табуретки. На трех сидели уже знакомые ей блондинки из канцелярии… Они радостно смеялись, пили из бокалов вино и что-то ели. Мимо них ходили люди, живущие в доме, но, казалось, они почему-то не обращали внимание на пирующую за столом троицу! Внутренним чувством Марина поняла, что 4-я табуретка для неё. Подойдя к столу Марина села. Старшая протянула Марине бокал с вином, предлагая выпить.

- «Что празднуем?» — Марина решила начать разговор первой.

- «Новоселье твоих родителей и потом твое!» — сказала младшая и все три тетки залились противным смехом.

- «Какое новоселье? Разве мои родители куда-то переезжают?!» — Марина была крайне удивлена. Нет, конечно от родителей, пропадающих в геологических экспедициях, всего можно было ожидать, но резкая смена квартиры вроде бы никогда не входила в их планы.

- «Ага, скоро! Ладно, мы пошли, а ты посиди, выпей вина за новое место под солнцем!» — после этих слов старшей, три тетки снова рассмеялись, однако встали и что-то весело рассказывая друг другу начали не спеша удаляться от застолья.

Марина посмотрела на стол и все начало плыть у неё перед глазами. Внезапно затошнило. Ком подобрался к гору, Марина глубоко вздохнула и … открыла глаза…

Её шатало, тошнило, сны были настолько реальны, что резкий переход от этих снов к реальности вызвал у Маринки ощущение ступора.

Кое-как, за чашкой травяного чая на кухне своей наставницы, Марина пришла в себя и рассказала содержание своих снов.

Ведьма Варвара помрачнела. Борьба с чужим шабашем ведьм не входила в её планы. Зато, теперь было понятно, почему никому Внизу не было дела до Маринки. Тройку чужих ведьм интересовали её родители, которых они, судя по всему, собирались колдовством не просто убить, а съесть, со всей судьбой и благами их рода!

А что Маринка? Наверняка готовится какой-то несчастный смертельный случай для родителей геологов, после которого, при учете пожирания ведьмами благ рода, Маринка скатится до уровня алкоголички, будет кормом для бесов тех ведьм и умрет где-то как бродячая собака, больная и никому не нужная.

«Стара я стала, стара! Сразу очевидного не увидела, чуть не проглотила живца! Попалась бы на удочку чужого шабаша!» — стали вяло мелькать в голове ведьмы Варвары мысли. И захотелось бабе Варе быстрее выставить будущую чужую добычу из квартиры и забыть о ней, как о досадном недоразумении…

- «Что за х…рня?!» — вдруг взревела баба Варя в пустоту так, что Марина подавилась чаем и стала кашлять. Варвара осознала, что те мысли были не её, они были чужими и что кто-то бесцеремонно транслировал их в старые мозги ведьмы.

Ведьма кинулась к плите и поставила на огонь чайник. Как только он засвистел закипел, она схватила чайник и поднесла его парующим носиком к кухонному окну, бормоча какие-то непонятные слова. Стекло кухни сразу вспотело и … Марина не поверила своим глазам, на окне на мгновение вырисовывались узорами какие-то знаки, странные вычурные буквы и словно детьми нарисованные смешные рожицы.

Лицо бабы Вари исказилось и, поставив чайник на стол, ведьма строго сказала Марине: «Сиди тута и никуда не выходь! Пока я не приду! Пей от вкусный чаек!» И вышла из кухни. Затем Марина услышала как хлопнула входная дверь.

 

Ведьма Варвара вышла на порог своей квартиры и осмотрелась. Все вроде бы как обычно. Все углы двери квартиры и специальные места на лестничной клетке фонили знакомой ей энергией и ничего чужого она не ощущала.

Баба Варя хотела было уже двинуться вниз по ступенькам, как одна мысль обожгла её сознание. Медленно подняв голову, ведьма Варвара посмотрела на потолок лестничной клетки. На физическом уровне там ничего не было. Варвара пристальнее присмотрелась и на духовном уровне посреди потолка увидела зияющую огромную черную дыру, вокруг которой на потолке сидели огромные черные пауки с изображением могильных крестов на спинах. Они спали. Они ждали приказа. Чужого приказа. А над входной дверью баба Варя рассмотрела висящую огромную крепкую паутину, готовую по чужому приказу словно сеть упасть на голову старой ведьмы.

Ватными ногами сойдя по ступенькам на промежуточный лестничный пролет, баба Варя выглянула на улицу в выбитое кем-то когда-то окошко. Все вроде бы было как обычно: люди, птицы, погода. Но вот внезапно от дома отъехала машина. Ведьма могла поклясться, что еще минуту назад её просто физически не было. Но вот, словно из ниоткуда, машина вынырнула и поехала.

 

Варвара вернулась в квартиру. Пройдя на кухню она села, мрачно посмотрела на Маринку и сказала: «Обложили, с…чки!»

- «Кто обложил?» — испуганно и непонимающе спросила Марина.

- «Кто-кто, три ведьмы твои, которых ты во сне увидела! Быстро же они меня в оборот взяли!» — раздраженно сказала баба Варя и увидела непонимающие глаза Марины.

- «Чтобы быть сильнее мы ведьмы можем объединяться в шабаши! Самый простой круг ведьм, шабаш, это три ведьмы! Тысячи лет назад мы ведьмы заложили символ тройки во все символы, которые правят миром, во всех религиях, во всех мифах и сказках, даже в мирском бытии! Как тебе по-проще то объяснить на паре примеров?! Ты читала мифологию языческих времен? Слышала про трех богинь, которые плетут нити судьбы людей? А про богинь, которые имели по три облика? Про собаку о трех головах, что охраняет вход в царство мертвых? Нет? Ну про Змея Горыныча и трех богов православия ты уж точно должна была читать! И вон гляди, в народном суде у нас тройки людей сидят, суды рядят! Так что тройка ведьм это очень сильный шабаш, ведьмы в нем как боги, судьбы творящие, как судьи суды рядящие, как палачи приговоры исполняющие и как сторожа, приговоры охраняющие!» — ведьма Варвара остановила рассказ, прислушиваясь к чему-то.

- «Эти ведьмы решили убить твоих родителей, прибрать блага твоего рода себе, а тебя пустить на корм!» — холодно проговорила Марине баба Варя, словно это было само собой разумеющееся.

- «Какого рода?» — невнятно задала вопрос Марина, переваривая в голове информацию о том, что какие-то ведьмы хотят убить её родителей.

- «Твоего. Их почему-то интересует твой род, все твои мертвые предки, на много поколений назад. Усмотрели они какое-то благо для себя, если приберут твой род к своим рукам, точнее зубам!» — мрачно продолжала ведьма Варвара, что-то рассматривая за кухонным окном.

 

За окном уже темнело и небо плавно наливалось темно-синей краской.

Аккуратно напротив окна в воздухе висели 3 женщины верхом на метлах. Ни лиц, ни их фигур не было видно, так как каждая из женщин была одета в балахон с глубоким капюшоном. Правда, балахоны различались по цветам.

Никто из проходящих по улице или смотрящих в окна не видел этих женщин. Сила этого шабаша ведьм была достаточна, чтобы первоклассно наводить оморочку на людей.

- «Она точно нас не увидит?» — раздался скрежетащий, словно железом по стеклу, голос одной из «капюшонов».

- «Точно. Она уже стара и ей не справиться с нами тремя! А девка просто корм, испуганное, слепое и тупое животное!» — такой же скрежетащий в другом капюшоне голос ответил вопрошающей.

- «Ну что ты решила?» — внезапный вопрос бабы Вари поставил Марину в тупик.

- «А что я должна решить?» — Марина непонимающе посмотрела на ведьму.

- «Ты родителей и себя собираешься защищать? Или пойдешь ведьмам на убой?» — прошипела Варвара, глядя в глаза Марине пронизывающим взглядом.

- «С-собираюсь…» — заикаясь пролепетала Марина, — «А что нужно делать?»

Ведьма Варвара встала со стула и, наклонившись к уху Марины, горячо прошептала: «Узнать кто они и найти их сердца!»

- «Чьи сердца?» — голос Марины продолжал заикаться.

- «Сердца трех! Трех ведьм, что собрались съесть твоих родителей и блага твоего рода!» — выпрямившись и уже как-то буднично сказала баба Варя, — «Это станет очень сильной школой для тебя! Ведьмы хотели съесть тебя, твой род и, теперь уже и меня, а в результате их съедим мы!»

Переварив услышанное, Марина решилась на вопрос: «Не понимаю, что значит найти сердца ведьм? Разве сердца ведьм не у них в груди?»

Баба Варя посмотрела на Марину так, словно девушка сказала какую-то дичайшую на свете глупость, и произнесла: «Детонька. Наши тела, тела ведьм, лишь внешне похожи на такие же как у остальных людей. И то не всегда. На самом деле все органы ведьмы, особенно сердце и мозг, связаны с многими людьми, живыми и не живыми, а также с другими живыми и не живыми тварями. Они помогают ведьме быть тем, кем она есть, они питают ведьму, они, наконец, в себе прячут смерть ведьмы, которая могла бы произойти в нашем материальном мире… Помнишь как в сказке смерть Кощеева была в игле, которое в яйце, которое непойми где?! Вот так и здесь! Поняла?»

Марина в ответ мотнула головой будто поняла, но на самом деле она не поняла еще больше.

 

В этот вечер баба Варя не отпустила Марину домой, заставив спать у неё. В три часа ночи в коридоре Варвары тихо зазвонил телефон. Старая ведьма сняла трубку и услышала на том конце провода: «Одну нашел! Адрес пишешь?»

- «Всего одну? А остальные?» — разочарованно прошипела Варвара.

- «Так за одну как за ниточку потянешь остальных! Я и то одну еле-еле нашел, по глупости засветилась, молодая еще!» — обиженно затараторила трубка.

- «Ладно, прости Валерик» — вздохнула баба Варя, — «Сам видишь, нервируюся я с этих трех… Диктуй, пишу адрес!..»

После разговора с колдуном Валерием, занимавшим ответственный пост в УВД, ведьма Варвара сидела в кресле, вертела листок с адресом младшей из той тройки ведьм и думала о том, что этот адрес ловушка, состряпанная тройкой ведьм специально для неё! Липа, преподнесенная самодовольному колдуну Валерику на тарелочке, чтобы он передал её Варваре. Потому что случайностей и глупых засветов у таких ведьм, как эта тройка, не бывает…

 

(Продолжение следует)

Елена Сибирякова