Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 2. Цыганкам в глаза не смотри. Продолжение.

27833728

 

 

Боль. Физическая боль всегда способна вернуть человека в сознание из обычного бессознательного сна или сна на яву, каким бы реальным он ни был. Будь-то щипок, удар или укус.

 

Именно укус в левую ногу ощутила Марина, после чего острая боль в сознании молодой комсомолки пронзила тело от ноги до головы.

Марина глянула вниз, однако никого возле ноги не обнаружила. Подняв взгляд, она увидела, как окружающее пространство быстро менялось: одинаковые как близнецы что-то бормочущие цыганки исчезали, словно их изображение по очереди выключали. И вот перед взором Марины уже только одна пожилая цыганка, в левую ногу которой вцепилась какая-то бродячая собака.

Цыганка верещала на весь базар, пытаясь бить собаку рукой по голове, но собаку это только раззадоривало, она рычала и продолжала рвать ногу цыганки.

Боль в левой ноге не отпускала Марину, но никаких следов укуса на ноге она не обнаружила.

- Маринка, пойдем! – бабушка Варя схватила Марину за руку и потащила прочь.

- Нога, у меня болит нога. Наверное, та собака и меня укусила, только я не вижу где укус! – хромая на левую ногу ныла Марина.

- Не кусала тебя собака. Это другая сторона гипноза, под которым ты была. – каким-то чужим, словно металлическим, голосом сказала бабушка Варя, уводя молодую комсомолку с рынка.

Со стороны казалось, будто бабушка ведет внучку, которая плохо себя чувствует.

- Как это? Какая сторона? – глаза Марины от удивления расширились.

- Когда ты под чужим гипнозом, то ты и гипнотизер соединяетесь воедино. Словно один организм. Только сознание чужого человека стоит над твоим сознанием, его воля над твоей волей, его слово над твоим словом. Ты раба, он хозяин. Он может все чувствовать и видеть в тебе, управлять тобой. Но и ты, если бы была сильнее этого человека, смогла бы по обратной связи управлять им. А так, ты можешь только подчиняться ему и чувствовать то, что чувствует он физически. Например, боль, когда его укусит собака. – тщательно выговаривала каждое слово бабушка Варя «металлическим» голосом, все дальше увлекая Марину от рынка.

 

Конечно, ведьма Варвара описывала уже не столько гипноз, сколько то, что стоит вне его рамок. Она описывала уже азы духовно-энергетического соединения ведьмы с человеком (клиентом, жертвой, врагом), на которого ведьма планирует колдовское воздействие. Но называть Марине вещи своими именами было еще рано.

 

- Видишь? И боль твоя прошла! Потому что той цыганки, что держала тебя под гипнозом, уже нет рядом. Ваша связь прервана. Цыганка больше не смотрит тебе в глаза, а ты ей! – хмыкнула бабушка уже своим обычным голосом Варя.

Марина с удивлением обнаружила, что боль действительно исчезла, словно её никогда и не было.

 

Остальной путь домой Марина и бабушка Варя прошли молча. Попрощавшись с бабушкой Варей у её дома, Марина поплелась домой, обнаружив насколько сильно она устала психологически и морально. Ощущение тревоги и давящей пустоты распространялось из груди по всему её телу.

 

Ночью Марине приснился страшный сон, будто та пожилая цыганка с рынка противно улыбаясь подошла к ней с острым кривым ножом в руке. Марина стояла словно парализованная и не могла не только двигаться, но даже сказать хоть слово. Цыганка взмахнула ножом и провела лезвием по левой щеке Марины, сделав глубокий надрез. Улыбаясь цыганка сказала: «Сейчас срежу молодость с твоего лица и стану снова молодой, а ты как я — старой!» И засмеялась. Ужас сковал Марину и она чувствовала, как кровь со щеки струйкой течет на грудь. А страшная цыганка снова приблизила нож к лицу Марины.

 

Проснувшись в холодном липком поту, Марина взглянула на будильник, который мирно тикал, показывая ровно 3 часа ночи, и пошла в ванную умыться.

 

Каково же было её изумление, когда смотря на себя в зеркало Марина увидела четкий красный след на левой щеке, словно провели чем-то тонким и острым. Присмотревшись, Марина увидела, что след находится словно под кожей, а не на поверхности кожи.

Эти открытия привели Марину в дикий ужас и она, мало соображая зачем она это делает, дрожа словно в лихорадке быстро оделась и побежала на улицу, в глухую ночь. Путь её лежал к бабушке Варе.

 

Ведьма Варвара не спала. Она сидела в своем любимом кресле в полумраке догорающей свечи и механически, словно робот, гладила своего черного кота Мурзика.

Ведьма медленно приходила в себя после работы со сном Марины, где она специально приняла образ престарелой цыганки. Расширенные зрачки, из-за размеров сделавшие чисто черными от природы зеленые радужные оболочки глаз ведьмы Варвары, возвращались в свое нормальное состояние черных точек. Раньше все было быстрее, но что поделать, года берут своё. В голове бабушки Вари лениво мелькнула мысль: «А может просто съесть Маринку?! Годков и здоровья себе добрать. Делов то!» Но, отогнав лукавую мысль, ведьма сосредоточилась на новой информации, входящей в её сознание. Бесы, охраняющие территорию ведьмы, транслировали Варваре картинку спешащей к ней Марины. Несколько раньше информации от бесов ведьма уловила мысли Марины, которая сбивчиво думала о ней, о бабушке Варе, и горела желанием к ней прийти.

 

«Какая Маринка глупая и податливая. Сколько же с ней еще работы.» — думала бабушка Варя, разглядывая в окно приближающуюся к дому Марину. – «Не обратила внимания на то, откуда взялась собака, кусавшая цыганку. И была ли собака вообще в реальности, а не только в восприятии цыганки и Маринки. Уснула в моем гребне, облегчив работу со сном. И теперь бежит ко мне за помощью как к последней инстанции, несмотря на свои атеистические воззрения. Скоро я смогу вертеть её мыслями и волей как захочу.»

 

Внезапно, задумчивое выражение ведьмы Варвары изменилось. Глаза стали стеклянными, словно смотрели в пустоту, в невидимое. Лицо мирной бабушки приобрело злые и хищные черты. Варвара резко развернулась от окна и со словами «Ах ты ж, зараза!» старенькая бабушка рванула в сторону двери с такой скоростью, какой позавидовал бы не один спринтер на беговой  дорожке.

 

Марина вынырнула из тьмы ночи и вошла в тускло освещенный подъезд «хрущевки». Она не видела, как за ней из тьмы протянулась чья-то рука и схватила Марину за плечо. От неожиданности Марина обернулась и увидела перед собой ту самую молодую цыганку с рынка, которая украла у неё из сумки кошелек, превратив его в глазах Марины в ворону. Цыганка улыбнулась, посмотрела Марине прямо в глаза и сказала «Пора спать, красавица!», после чего у Марины все закружилось перед глазами и она провалилась во тьму…

 

Продолжение следует.