Архив за месяц: Октябрь 2014

Поздравление

Гаснут костры лета… наступают дни безвременья…
Но несмотря ни на что, вспыхнут новые огни. Огни возрождения и новой жизни.
В эту ночь никто не останется голодным. Ни боги, ни духи, ни люди.
Пусть горит огонь в ваших сердцах.
И да пребудет с вами Сила!

img20131026195710_3864


    Как получить ответ от Вселенной, или как работает система знаков.

    Сегодня, наконец, встретилась с Eugenio Tigrini, который наверняка, даже и не подозревает, что служил сегодня перстом Судьбы.

    Что значит сделать правильный запрос «Туда»? Это значит, что ты получаешь максимально быстрый отклик и в предельно ясной для тебя форме, получаешь ответ на поставленный вопрос.
    Большинство людей имеет свою собственную знаковую систему, но не всегда умеет ее читать. Просто потому что не обращает внимание и нет времени. Я люблю камни. Люблю духов живущих в них. Недаром, свое шаманское происхождение я веду от духов гор и воды (ну и злых духов, чего уж там))). Камни знают ответы на все вопросы. Они помнят мир в его зачаточном состоянии, и все, что имеет твердую форму, рано или поздно оставляет свой след на камнях.

    Мы как-то долго не могли встретиться, а вчера вдруг неожиданно быстро договорились, и все удачно сложилось для встречи. Надо сказать, что Тигр ехал на встречу совсем не с пустыми руками. Он вез мне приветы от духов из далекой Америки.

    Жизненная ситуация, в последнее время складывается таким образом, что в пятницу уже пришлось отправлять запрос «Туда», а собственно как поступить? К помощи каких сил обратится? Сегодня понедельник. Два дня на обработку информации… Могло бы быть и побыстрее, но дело суеты не терпящее, потому я могла бы еще немного подождать. Однако ж…

    И вот Тигр привозит камни. Камни, наполненные духами.

     

     

    image1(2)

    Камень первый. Оооочень любопытный экземпляр.
    На одной стороне на черном фоне… лежит себе…череп. При этом фон черный, череп белый.

     

     

    image2(1)

     

     

     

     

    Обратная сторона этого же камня.
    На белом фоне лицо человека. При этом личина запечатленная на камне, самым удивительным образом напоминает профиль человека, вокруг которой крутится множество спорных вопросов.

     

     

     

     

    Таким образом, мы видим, что камушек пришел к нам прямиком из нижнего мира.
    image2(2)

     

     

    Камушек следующий. Замечательный. Пришел ко мне из ледника.
    Совершенно не напрягаясь, мы видим запечатленное в камне, довольнейшее лицо хищной рыбы. Весьма крупной. Мне хотелось бы, что бы это была касатка)

     

     

     

    Этот камень «приплыл» из глубоких вод, очень холоден, и запечатлел на себе «рыбий отпечаток». Опять привет из нижнего мира.

    image1(3)

     

    Камень следующий. Ну уж совершенно разговорчивый)))
    Два беса. Милейшие существа (Интересно, когда Тигр носил их с собой, было ли у него чувство дискомфорта? Понимал ли он, что на нем черти едут?)))) Ну тут я думаю и объяснять ничего не нужно. Навий мир шлет свои приветы.

     

     

    Один из камней не несет в себе духов и особой символики. Но он закрепляет картину в целом, потому как взят из вулкана (Ацкие картинки быстро пронеслись перед глазами)))

    И наконец, последнее фото.

     

    image1(4)

    Особо не напрягая зрение и мозг, мы видим черепаший панцирь. Еще один представитель земноводных. Но именно он, полностью меняет динамику представленного выше.
    А главное, он взывает к мудрости.

     

     

     

     

     

     

    Женя, я благодарю тебя за то, что ты сделал это для меня.

    Время собирать камни, и время их разбрасывать. В детстве я зачитывалась китайскими сказками, у меня даже книга была, с глубоко символическим названием «Волшебный козел» (ах уж эти представители Нижнего мира).

     

     


      Удивительное совпадение изображения на каменном изваянии эпохи окуневской культуры( республика Хакассия) и исландского гальдрастава.

      image1

       

      Будучи летом в Абакане, я посетила Хакасский национальный краеведческий музей имени Л.Р. Кызласова.
      В отделе, где были представлены каменные изваяния, мое внимание привлекла каменная плита с изображением, удивительным образом, напоминающим один известный исландских гальдрастав. Изображение принадлежит окуневской культуре. Эта стела найдена у села Онхаков, Окуневская культура (начало II тыс. до н.э.).

      А теперь перейдем к исландскому гальдраставу, направленному на то, чтобы выиграть все тяжбы. В таком виде он представлен в книге Л.Л. Кораблева «Графическая магия исландцев».

      image1(1)

       

       

       

       

       

       

       

      Есть еще вариант изображения данного става, кочующий по дебрям интернета. Его изображение не намного отличается, но тем не менее, считаю важным предоставить его на ваш взгляд.

      0646db8cb3c6

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

      Немного остановлюсь на описании жизни и быта людей окуневской культуры. Информация взята с сайта Хакасский национальный краеведческий музей имени Л.Р. Кызласова (http://nhkm.ru/ru/page-of-history/ancient-culture/okunevskaia-cultura).

      okunev_izv_1
      Племена афанасьевской культуры первые, но не последние в эпоху бронзового века пришли в хакасские степи с запада. Примерно в XVIII веке до н.э. по тому же пути сюда проникают новые племена, но в отличие от афанасьевцев, они не чуждались людей из местных племен, живших здесь с неолита, и охотно шли с ними на контакт. Европеоиды-мужчины, пришедшие с запада, брали в жены монголоидных женщин из местных племен. В результате смешения образовался новый народ, который постепенно вытеснил из степей Хакасско-Минусинского края радевших за чистоту своей крови афанасьевцев. Многие из последних под давлением обстоятельств отбросили свои вековые традиции и слились с новым народом.
      Этот народ сформировал новую самобытную и уникальную культуру, которую археологи условно назвали окуневской по названию хакасского улуса Окунево. Здесь С.А. Теплоухов исследовал один из первых курганов этого народа. Но долгое время считалось, что эти могилы относятся к более позднему времени или к предшествующей афанасьевской культуре. И только изучение Г.А. Максименковым в 60-е годы ХХ столетия целого кладбища окуневцев позволил ему выделить эту культуру. Таким образом, одна из ярчайших культур бронзового века была открыта, как не странно, последней.
      Участие в формировании нового народа местных племен, живших в этих краях еще с неолита и промышлявших зверя, привело к тому, что охота у окуневцев заняла одну из важных ролей в хозяйстве. Бывшим охотникам было трудно в одночасье отказаться от привычных занятий. К тому же высокий уровень охотничьего искусства позволял довольно эффективно добывать средства существования. Об этом свидетельствует широкий спектр объектов охоты, охватывающий практически всех представителей местной фауны. Окуневцы добывали косуль, оленей, маралов, лося, кабаргу, соболя, сурка, выдру, бобра, кабана и различных пернатых. В тайге они не боялись противостоять таким опасным хищникам, как медведю и рыси.
      Большое значение охоты отразилось и на мировоззрении окуневцев. Из зубов и костей животных они изготовляли магические амулеты и ожерелья. Особым почитанием пользовались медведь, волк, лось и олень, их изображения наносились на предметах культового назначения. Вероятно, также и религиозные традиции не позволяли забросить охотничий промысел.
      Но как бы не были искусны окуневцы в охоте, все же они по достоинству оценили преимущества разведения скота. Об этом говорит тот факт, что корова, бык и баран занимали ведущие роли в их божественном пантеоне. Вероятнее всего, именно из-за необходимости смены пастбищ им приходилось часто перемещаться на повозках, запряженных быками. Их поселения были не долговременные, и не оставляли послесебя значительных следов проживания, вследствие чего в долинах рек Хакасско-Минусинской котловины таковых известно очень мало.
      Археологические исследования последнего времени дали возможность установить, что многие горные крепостные сооружения, которые хакасы называют «све», были сооружены именно окуневцами. По большому скоплению остатков жизнедеятельности стало понятно, что они проживали в них более длительное время, чем на стоянках в долинах. Све обычно сооружали на горе, имевшей, как правило, скальный выход. На самой вершине выбирался участок, который огораживался стеной со стороны пологого спуска. Стена выкладывалась без связующего раствора из плит песчаника. Во многих случаях наблюдается два пояса стен. При нападении небольших военных соединений, которые могли себе позволить родоплеменные сообщества бронзового века, такие несложные фортификационные сооружения позволяли эффективно держать оборону.
      Материалы укрепленных поселений свидетельствуют, что окуневцы еще в значительной степени изготовляли орудия из камня. Как и ранее, из него делали наконечники стрел и копий, скребла и отбойники, топоры и тесла, а также и украшения. И все же прогресс металлургии брал свое. Помимо того, что окуневцы также как и афанасьевцы изготовляли иголки, крючки и лезвия ножей, которые они вставляли под углом в костяную рукоять, они начали выковывать кинжалы, а также научились выливать втульчатые наконечники копий и проушные топорики из бронзы.
      Керамические сосуды окуневцев совершенно не походят на афанасьевские. Они плоскодонные, баночной формы, и практически всегда у них орнаментирована вся внешняя поверхность, иногда даже дно. Орнаменты выполнены зубчатым штампом или палочкой, которыми наносились шахматные узоры, зигзаги и ямки, по венчику с внутренней стороны выдавливались бугорки.
      Так же, как афанасьевцы, окуневцы делали из глины ритуальные курильницы, отличавшиеся наличием небольшого кармашка. Для культовых целей изготовляли различные небольшие предметы из разных материалов. Из них можно выделить стеатитовые стерженьки с человеческой головой на конце, костяные пластины с изображением женщин и костяной жезл с мордой медведя, проглатывающего барана.
      Столь развитое религиозное мировоззрение не могло не выработать свой канон проводов человека в иной мир. Окуневская традиция кардинально отличается от афанасьевской. Окуневцы огораживают свои курганы квадратной оградой из поставленных на ребро плит, а не округлой. У них практически отсутствуют коллективные захоронения, как у афанасьевцев. В основном хоронили одного человека в небольшой погребальной камере, сооруженной из плит песчаника в виде ящика. Такие могилы в определенном порядке располагались внутри каменной ограды. Погребенных укладывали на спину с согнутыми ногами, а под голову подкладывали каменную плитку. Но бывало, что в одном ящике размещали и два, и по три усопших: одного мужчину и двух женщин. Имеются случаи, когда в одном ящике с одним погребенным находили несколько черепов. Иногда погребальные ящики надстраивались друг над другом. Встречаются также захоронения в катакомбах.
      Вся жизнь окуневцев была пропитана религиозными культами и магическими ритуалами. Их жрецы и шаманы, помимо духовной власти, обладали и властью светской, их хоронили более в монументальных курганах, а для некоторых сооружали комплекс, напоминающий кромлех. Более ярко религиозное мировоззрение окуневцев отражается в изображениях на изваяниях.
      При образовании нового народа, которое происходит в ходе смешения разных племен, формируется не только новый антропологический тип людей, но и совершенно новый духовный мир, который не столько механически соединяет мировоззрения разных сообществ, а качественно их преобразует. Именно так случилось в начале бронзового века при образовании народа, который мы условно называем окуневцами. Здесь воедино слились древние охотничьи культы, истоки которых восходят к охотникам на мамонта, и духовные изыскания скотоводческо-земледельческих племен, которые с переходом на новый хозяйственный уклад выстраивали новую картину мира. Возможно, именно этот симбиоз и породил своеобразное и наполненное философскими понятиями религиозное мировоззрение окуневцев. О существовании такового у них свидетельствуют уникальнейшие памятники их культуры — изваяния и стелы с разнообразными изображениями, выполненными в самобытном стиле. Вероятно, высечение на отдельном каменном монолите изображений религиозно-мировоззренческого характера является тоже своего рода симбиозом пришлых и местных традиций. Некоторые ученые считают, что традицию установления менгиров в степи в Хакасию привнесли еще в эпоху афанасьевской культуры. Традиция изображения на скальных выходах рисунков, отражающих религиозное восприятие мира, была распространена в Хакасии еще во времена неолита. Идея же совместить эти традиции могла родиться только в формирующемся из разных племен этносе, каковым и были окуневцы.
      Они не только наносили изображения на камень, но и пытались им придать объем, из-за чего их и называют изваяниями, хотя, строго говоря, скульптурным изображением их не назовешь. Для своих произведений ваятели выбирали каменные удлиненные глыбы, желательно уже имевшие необходимую форму, дабы облегчить свой труд по обработке камня. В качестве материала в основном использовался широко распространенный в Хакасии песчаник, а также более твердый гранит. После обработки камня изваяние приобретало столбообразную, сигаровидную или саблевидную форму, в высоту достигающее 3-4 м. На узкой грани в центре или немного ниже центра высекались личина и отходящие от нее другие изображения в виде мифических и реалистических животных и сакральных символов. Подобные личины, а также разные животные изображались на плоских плитах и скальных выходах в горах. Уникальными произведениями являются яйцевидные и овальные валуны с изображениями личин. Их хакасы называют кёзе палазы, что означает дитя изваяния.
      Личины изображали по-разному. Есть личины простые, имеющие глаза в виде точек, поперечную линию вместо носа и рот. Например, такая изображена на первой стеле могильника Уйбат III и на известной стеле, найденной возле села Онхаков. Также личинам придавали реалистичные очертания. Изваяние с такой личиной — это «Хыс кёзе», что означает «девушка-менгир». Имеется подобное на изваянии с кургана Чалгыс оба, Уникальна личина на саблевидном изваянии Хыс тас (девушка — камень), она расположена не в центральной части изваяния, а на самом верху.
      Самый распространенный стиль изображений личин — это сложный нереалистический или, можно сказать, фантастический. Самая типичная для этой группы личина — на самом высоком изваянии (4,7 м), которое хакасы назвали «Киме тас», что означает «камень-лодка». Она вытянута и разделена на три части горизонтальными полосами. В нижней части расположен рот, в средней изображен нос. В верхнем сегменте расположены глаза, при этом на лбу у личины есть третий глаз, отделенный изогнутыми линиями других. Подбородок этой личины также отделен дугообразными линиями. В стороны от лица, продолжая линии на нем, отходят небольшие изогнутые отростки. В верхней части у личины нарисованы коровьи рога и стилизованные звериные уши. К верху ото лба с третьим глазом отходит столп со схематичными изображениями небольших личин, а по сторонам от него — извилистые отростки. По бокам изваяния и на задней его стороне изображены солярные знаки в виде круга и отходящих от него четырех симметрично расположенных треугольников. В центре круга обычно нарисован еще один небольшой круг или большая точка.
      На изваяниях личина могла изображаться одна, но в основном она -центральный элемент сложной композиции. Наиболее полно такая композиция представлена на Ширинском изваянии, располагавшемся когда-то у озера Шира. Личина этого изваяния разделена по всем канонам на три части, и у нее есть рога и уши. Вместо третьего глаза изображен солярный знак. К верху, как и у многих изваяний, ото лба отходит столп, наполненный внутри личинообразными знаками, а на самом верху столпа и самого изваяния размещается небольшая реалистичная личина. Интересно, что если смотреть на изваяние в фас, под центральной личиной можно увидеть рельефно высеченные женские груди и солярный знак на выпуклом животе. Но если посмотреть сбоку, то можно сразу заметить, что под личиной располагается изображение морды зверя с раскрытой пастью и оскаленными зубами.
      Раскопки Л.Р. Кызласова на местах, где раньше стояли некоторые изваяния, показали, что в древности на них располагались святилища. Их центральную часть занимало изваяние, ориентированное личиной на восход солнца. Обычно с юга в ямках располагались каменные выкладки-жертвенники, там археологи находили кости жертвенных животных.
      Вопрос о значении изображенных на изваяниях и стелах личин животных, символов и знаков наиболее сложен. Первоначально считалось, что это лики разных божеств и духов, космических быков-предков или женщин-прародительниц. Позже Э.Б. Вадецкой была высказана мысль, что основная масса изваяний с личинами олицетворяет ушедших в иной мир шаманок в ритуальном наряде. М.Д. Хлобыстина усмотрела в окуневском искусстве запечатленные образы и сюжеты древних мифов.
      На современном этапе их изучения преобладают интерпретации в контексте космогонических представлений. Например, Л.Р. Кызласов воспринимает изваяние как символ Мировой горы — модели Вселенной, которая разделена на три части. М.Л. Подольскому личина представляется как антропоморфное первосущество типа ведического Пуруши. По Н.В. Леонтьеву и Ю.Н. Есину, изваяние — это Мировой столп, в ряде случаев персонифицированный в образ космического змеевидного дракона. Все другие персонажи, расположенные на «теле» дракона, являются его порождением и связаны с разными частями Вселенной. Остается только изумляться той сложности мировоззрения, которой достигли древние скотоводы Хакасии, жившие на заре бронзового века.