Архив за месяц: Июнь 2014

getImage

Как Этеркен великим шаманом стал

Эту историю мне рассказали духи, во время камлания 13 июня 2014 года.

Много-много зим тому назад жил молодой шаман. Звали его Этеркен. Мать его, немолодая шаманка Агиль понесла, сказывают, от медведя. Пока она носила мальчика, Агиль жила подальше от людских глаз, питалась тем, что росло в лесу и когда пришло время рожать, укрылась в заброшенной охотничьей сторожке в глубине тайги. Агиль родила Этеркена, выпила козьего молока из миски и выставила ее за порог, предварительно положив туда три сосновых веточки. На веточки Агиль нанесла рисунки, призванные показать  будущее ребенка. Одна из палочек предвещала младенцу скорую смерть. Утром она открыла дверь, посмотрела в миску и удивленно обернулась, устремив свой взгляд в сторону лежанки на которой мирно сопел ребенок.

- Не думала я, что ждет тебя такая судьба… Ну что ж. Быть посему.

Этеркен рос болезненным, тревожным и очень слабым мальчиком. Мать сокрушалась, но вида не подавала. Старалась приободрить, научить, дать необходимые для существования в лесу знания. А по вечерам она рассказывала ему предания, которые слышала от своей матери. Об отважных воинах, великих правителях, удачливых охотниках. Эти рассказы были наполнены победами, силой, славой и Этеркен засыпая, представлял, что наступит срок, и он повзрослеет, мышцы его нальются мощью, сердце гордостью и рука его не будет давать осечки.

Время шло. Мальчик превратился в юношу. Возмужал. И матери его пришло время оставлять этот мир. Она позвала его и сказала:

- Сынок, я знаю, что пройдет еще немного времени и духи призовут тебя. Знай, ты – последний. Последний в нашем роду. Боги разгневались на наш род и приняли решение срубить это прогнившее дерево. Чудо позволило появиться тебе на свет, но боюсь, чудеса на этом закончились. Мне жаль оставлять тебя одного, но я буду всегда с тобой рядом. Всегда. Я научила тебя всему, что знала сама и когда тебя призовут, тебе останется только убить марала и натянуть новую кожу на обод моего бубна. И ты полетишь до самого высокого неба. Ты ведь последний. Последний в роду шаман.
Я хочу, чтобы ты чтил предков, какими бы они не были, и какие бы поступки не совершали. Молился Богам и уважал духов. Я никогда не просила тебя об этом, но я всегда знала, что наступит время и для тебя.

Агиль ушла. Этеркен остался один.
Прошло две весны и Этеркен заболел. Он метался в бреду, а потом ему было видение. Дух Великой Матери-Горы указал ему место, куда ему нужно прийти и камлать на своем бубне, который ему надлежит предварительно сделать. Совершенно измученный Этеркен, покачиваясь вышел на улицу. Над ним было звездное небо. Небо, которое он помнил со дня своего появления на свет. Звезды ласкали его взгляд и шептали, что он не один. Что теперь у него есть те, кто будет ему помогать. Луна шла на ущерб.
Этеркен пошел к дереву, под которым похоронил мать. На ветке висел ее бубен. Он снял его. Снял старую кожу и заботливо расстелил ее на холме.

- Завтра я пойду искать марала.

Утром Этеркен отправился искать подходящее животное. Выслеживал он его несколько недель. Огромный марал был хитер и успевал убегать еще до появления Этеркена. В один из дней, когда совершенно вымотанный Этеркен присел перекусить на поляне, олень вышел к нему сам. Этеркен смотрел ему в глаза, лихорадочно нащупывая нож, висящий на его поясе, а потом неведомая сила подхватила его и бросила на зверя.   Очнулся Этеркен лежа сверху на убитом марале.

Этеркен аккуратно снял кожу с туши, обработал, как научила его мать, и когда пришло время народиться новой луне, он обтянул новой кожей обод бубна Агиль. Три дня он бил в бубен и разговаривал с духами. Они рассказали ему, какие рисунки нужно сделать на бубне и как изготовить краску. В один из дней он отчетливо увидел огромного медведя. Он молча стоял. Ничего не делал и не говорил. И даже не смотрел на него. Но Этеркена сразу повлекло именно к нему. И только он двинулся к медведю, как образ его исчез.
Спустя три дня Этеркен сварил бочонок браги и направился показывать бубен горе. Он взобрался на гору напротив Матери-Горы, выбрал себе место и начал камлать. Он рассказывал горе о своей матери, обо всем, что знал о своем роде, о том, что с детства мечтает прославиться сам и прославить свой род, и раз уж ему была судьба стать шаманом, то пусть он будет так же силен как Мать-Гора. Закончив свое повествование, он испытал нестерпимую потребность издать крик. Он согнулся и набрав побольше воздуха, выдохнул с диким криком. Но вместо человеческого крика округу огласил рев медведя. Медвежий рев раскатился на многие километры вокруг.

Мать-Гора зашевелилась, посмотрела одобрительно на Этеркена и сказала ему, что его судьба была предрешена еще до его рождения, духи избрали его, он выжил в болезнях, он стал сильным и имеет волю добыть себе славу. Это похвально. За свою шаманскую жизнь он сменит 9 бубнов. Сколько лет жить каждому бубну будет определяться каждый раз заново. Умрет он вместе с последним бубном. Будет иметь много помощников из нижнего и верхнего миров. И быть ему после смерти хранителем мест здешних.

Прошла еще одна зима и Этеркен отправился к людям. Шел он долго. Духи вели его сквозь лесные чащи и время от времени впереди он видел того медведя. Этеркен прибавлял шаг, но так ни разу не удалось ему догнать медведя.
Очень испугались люди, увидев Этеркена. Он был большой. Сильный. Мощь шла от него необыкновенная. Сначала все разбежались, попрятались, а потом увидели, что он стоит, безобразий не учиняет и вышли к нему. Поведали ему люди, что пасут они тут оленей, а живут южнее. Там у них большое селение и есть у них тоже шаманка. Молодая и красивая. Подивились все тому, что Этеркен тоже так молод, а уже так силен. Этеркен решил идти с ними.

Долго они шли обратно к селению. Много чудесных вещей совершил Этеркен по дороге. Исцелял больных, изгонял злых духов, усмирял стихии, лечил животных. Перешёптывались меж собой люди. Что не видали еще равного ему по силе. И поселилась в душе Этеркена гордость. Не забывал он благодарить предков своих, что наделили его такой силой. Пусть я последний, думал Этеркен, пусть не будет у меня ни семьи, ни детей, зато будет жить обо мне слава в веках.

Вот добрались они, наконец, до селения. Остановился он в доме у главы. День живет. Два. Неделю. И так любопытно ему стало посмотреть на местную шаманку. Правду ли люди говорят, что красоты она не земной, а живет как последняя дикарка. Поспрашивал где найти ее, и пошел искать встречи.

Блуждал по лесу Этеркен. Чуть в болоте не увяз. В тумане заблудился. Решил уже, что не судьба ему увидеть ее, как вдруг вышел к маленькой землянке. Она сидела к нему спиной и расчесывала золотистые волосы. Интересно, подумал Этеркен, откуда здесь девушка со светлыми волосами. Он кашлянул, она обернулась и уставилась на него раскосыми удивленными глазами. Этеркен совершенно растерялся. Оробел. Что сказать? Она сидит молча. Смотрит. Губы сжаты. Глаза как два клинка.

- Я искал тебя.
- Я знаю. Что ты хочешь?
- Я Этеркен.
- Это я тоже знаю. Что ты хочешь Этеркен?
- Я просто пришел посмотреть.
- Посмотрел? А теперь можешь уходить.

Она вновь отвернулась и продолжила расчесывать свои длинные золотые волосы. Настолько нелепо он себя еще не чувствовал никогда. Пришлось развернуться и уйти. В селение он не пошел. Развел костер неподалеку и решил заночевать в лесу. Долго Этеркен сидел у костра. Думал о прекрасной девушке. Сердце его наполнялось нежностью и печалью.
Утром он снова пошел к ней.
Девушка доила козу. Недовольно поморщилась, когда он зашел, но в этот раз ничего не сказала. Молчала.

- Я сказал тебе свое имя. А как зовут тебя?
- Ирисле.

О многом говорили Этеркен и Ирисле. Подружились.
Время шло. Слухи о молодом шамане-воине наполняли местные земли. Везде он был желанным гостем. Каждый хотел посмотреть на него своими глазами. А ему все не хватало чего-то. Недовольство росло в сердце. Тщеславие отравляло душу.
Однажды, он сказал Ирисле, что он последний в роду. Что он исправно молится Богам и Мать-гора предрекла ему счастливую судьбу и великую славу.

-Значит, ты никогда не женишься, и у тебя не будет детей?

Этеркен не ответил ей ничего. Впервые. Оделся и молча ушел. Он шел через лес и не хотел возвращаться в селение. Не хотел идти к людям. Не хотел видеть их лица. Счастливые и несчастные, озабоченные и расслабленные, лица людей у которых были семь и дети, а не мифический род, с которым он никогда не был знаком. Он не знал отца, никогда не узнает радость отцовства, никогда не приведет хозяйку в дом. Кому нужен кастрированный медведь? Кто будет с тем, кто обречен?
Впервые он произнес это слово внутри себя. Обречен. Не избран. А обречен.
Ирисле… Такая красивая. Ее золотистые волосы приводили его в неописуемый восторг, а мягкая кожа сводила с ума. Если приглядеться, то можно было увидеть, что на ее руках растет мягкий светлый пух. У нее был острый, всепроникающий взгляд. И она так смотрела на него… Как-будто чего-то ждала все время.
Это было невыносимо. К утру он совершенно обессилел и уснул рядом со старым гигантским муравейником. Во сне он увидел маленькую избушку, подойдя поближе, он понял, что это баня. Дверь перед ним резко распахнулась и его взору предстала абсолютно голая женщина средних лет. Она радостно улыбнулась и произнесла:

- Наконец-то ты с нами!

Он зашел внутрь, сел на лавку и увидел еще двух голых женщин. Одна была по виду совершенно подросток, вторая – старуха. Эти две сидели молча, а встретившая его, беспрестанно смеялась. Потом она подошла к нему вплотную и сказала:

- Ты можешь вернуться сюда дважды. Вернешься через полгода – обретешь семью, детей. Придешь через год – станешь великим шаманом. Ты совершил много добрых дел. Доказал, что ты многого достоин. И у тебя будет выбор.

Она захохотала. У Этеркена все поплыло перед глазами и он проснулся.
Этеркен быстро смекнул, кто явился к нему. Обрадовался. Чего ж тут выбирать? Он шаман. Он воин. Он герой. Его слава бежит впереди него. А через год он вернется, принесет жертвы, сделает все как ему велели и слава о нем будет жить в веках. Он решил больше не ходить к Ирисле. Не бередить душу. Не давать почву для зерен сомнения.

Дни шли, сменяя друг друга. И каждый день начинался с луча солнца, такого же золотистого, как локоны Ирисле. Он гнал от себя эти мысли. Но луч настойчиво лез в глаза. Занемогла одинокая соседка, недавно родившая, и занедужил ее младенец. Он брал ребенка на руки, кормил, тот переставал кричать, успокаивался и что-то довольно урчал во сне. Оказалось, что младенцы это пришельцы с других миров. От его сладковатого запаха у Этеркена кружилась голова и все время грезилось, что Ирисле могла бы родить ему сына. Такого же золотоволосого как она сама.

До первого срока оставалось три луны. Этеркен осунулся. Перестал нормально есть и спать. По ночам ходил к большому муравейнику и думал о том, что это большая-большая семья, живущая по своим законам. У них, наверное, тоже есть шаман. Интересно, он так же одинок как Этеркен? Этеркен решил один, последний раз сходить к Ирисле. Ночью пока она спит. Чтобы не отвечать на расспросы и ничего не объяснять. Он готовился несколько дней, все никак не мог решиться и все-таки отправился к ней.
Ирисле не спала. Она сидела у очага.

- Я ждала тебя.
- Прости.
- Я все понимаю. Ты должен. Ты великий шаман. Воин. Останься со мной только на одну ночь.

Этеркен не смог уйти. И не хотел. Он хотел остаться рядом с ней. Навсегда.
Утром он увидел во мне смеющуюся голую Хозяйку Судьбы. Она заливалась смехом и грозила ему пальцем. Этеркен вскочил как ошпаренный. Ирисле не шевелилась. Наблюдала за ним из под ресниц. Он оделся. Дошел до двери. Остановился. Обернулся и посмотрел на нее. Хлопнула дверь. Теперь она заплакала. Теперь она могла. У нее теперь очень много времени для слез.

До первой назначенной даты оставалась одна луна. Этеркен сидел на берегу реки и думал о том, что конечно хорошо быть великим шаманом. Мать и духи его многому научили. Он может получить величайшую славу… Но не испытание ли это, которое устроили ему духи? Не гордыня ли его одолевает? Впервые за долгое-долгое время он почувствовал себя человеком. Слабым и уязвимым. Он начал думать о том, чего бы на самом деле хотел его род? Чего хотели бы его предки? Чего хотели бы родовые духи, которые наверняка сгинут вместе с ним и его последним бубном?
Ответ был очевиден. Даже без подсказки со стороны. И Этеркен увидел на другой стороны реки большого бурого медведя. Так близко он не видел его еще никогда. Медведь смотрел на него и явно одобрял все, что решил для себя Этеркен. Этеркен смотрел на него не отрываясь. Медведь еще немного постоял и удалился.

Прошла еще одна луна. Наступил назначенный день и час. Этеркен принес, все, что от него требовалось, разжег костер и обратился к своим Богам и Матери-Горе.

- Я знаю, что просил вас о другой судьбе. Я жаждал славы. Я хотел стать великим и прославить свой род. Но если у меня не будет продолжения и мой род перестанет жить, зачем все эти подвиги? Зачем вся эта слава? Я хочу жить в своих потомках. Хочу видеть, как вновь растет и крепнет мой род. Когда я предавался своим мечтам, я думал только о себе и тешил свою гордыню. Несомненно, я шел к своей цели. Я много добился. И вы дали мне шанс, получить все, что я хочу. Но вы дали мне шанс изменить свою судьбу, и дать возможность появиться на свет моим детям. Я пришел просить у вас. Вы дали мне возможность выбирать. Дали мне две равные возможности. Быть человеком или стать при жизни полумифическим существом и быть одиноким до конца своих дней. Я знаю, что и то и другие – искушения, устоять перед которыми очень трудно. Иногда – невозможно. Счастливая семья и детский смех и великая слава, два несоизмеримых понятия, но, тем не менее, и ради первого и ради второго стоит жить. Я видел множество человеческих судеб. Я менял эти судьбы с вашей помощью. Я возвращал души и путешествовал по другим мирам. Теперь я прошу для себя. Я прошу возможность создать семью. Родить и воспитать детей. Я прошу не только за себя, а за весь свой род, который жаждет продолжать жить. Ему не нужна моя великая слава. Ему нужно продолжение. Я и мои духи, мы просим об этом, не страшась вашего гнева. Потому что мне дали возможность выбирать. И я сделал свой выбор.

Этеркен закончил говорить, совершил подношения, дождался пока догорит костер и пошел к Ирисле.

Старик держал на руке маленькую золотоволосую девочку.

- Сейчас я опущу тебя на землю, и ты положишь конфеты на вооооооон тот камень.
- Почему их нельзя просто съесть?
- Потому что мы принесли их духам.
- Дед ты так часто рассказываешь мне об Этеркене и Ирисле. Почему?
- Этеркен наш великий предок. Научивший нас одному, самому главному из законов. Всегда оставаться человеком. Даже будучи величайшим из шаманов. Сила его росла и после того, как он сделала свой выбор. Весь род стал на его защиту. Вдохнул в него всю мощь и силу. Он прославился. Он стал великим шаманом. Но он остался человеком.
Он отказался от небывалой славы, которую сулили ему небеса, не захотел идти на поводу своей гордыни, он выбрал любовь и возможность воплотиться в потомках. Честь ему за это и хвала. Если бы не он, мы бы никогда не увидели ни большого синего неба, не стояли бы на земле, не испытали бы счастья быть человеком. Пройдут годы, и может быть именно ты, встанешь однажды перед подобным выбором. И от того, что выберешь ты, будет зависеть жить ли роду, или уйти навсегда. И если тебе будет трудно. Если ты будешь метаться в сомнениях. Если тебе будет больно. Попроси Этеркена помочь тебе. Он сильный. Он живет в тебе и во мне. И он обязательно тебе поможет.

 


    iq5saRt1y6U

    Кто пишет законы и правила

    Тебя не смутило, что у меня есть крылья. Тебя не смутило, что у меня железный клюв, и я могу выклевать тебе печень, мозг и глаза. Совершенно нечаянно. Тебя не смутило даже то, что я черная.

    Тебя вообще ничего не смущало.
    Но ты ничего не мог с этим сделать. Потому что тебе ходить по Земле. А мне летать в Небе.
    Иногда я прилетала. Потому что пищу в облаках найти для меня было невозможно. Иногда я ела вместе с тобой. Куски свежего мясо приятно будоражили кровь.
    После нескольких капель теплой крови, ты казался особенно, нестерпимо красивым. Темные зрачки, кровавые клыки, напряженное, все время готовое к прыжку тело.
    Однажды, я прилетела на Землю, а тебя не было. Все было как обычно. Все. Только тебя не было. Потому что каждый должен быть на своем месте. Таков закон. Ты нашел себе пару. Такую же красивую, гордую и абсолютно земную дочь своего племени.
    О чем я думала тогда? О разном. О том, что у меня есть крылья и я могу улететь далеко-далеко. О том, что у меня железный клюв. И о том, что я совершенно черная. Без оттенков и вкраплений.
    Что случилось позже?
    Торжество Закона. Закон превыше всего. Бла-бла-бла-бла-бла………………………

    Все было не так. Прошла неделя. Другая. Третья.
    Я спустилась с Неба, потому что мне нужно было есть. И я увидела тебя. Одного. Ты ждал меня. Ты принял решение. Ты написал свои правила. И ты принял свой Закон.
    И Серый превратился в Черного.
    Я бы так не смогла. Я бы подчинилась тому, что я и все остальные считают Законом, и в следующей жизни, по всем канонам я бы снова летала, а ты ходил по земле. Но есть те, кто способен остановить движение спирали и раскрутить ее в любом, нужном им направлении.
    Так я научилась тому, что Я есть Закон.