Архив рубрики: Проза (повести и рассказы)

Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 10. Мать и мачеха.

stanovlenie 19

 

 

Как давно это было? Как давно все это началось? Вспомнить бы …

Кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Якутской АССР, Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская никогда не планировала стать ведьмой. Атеизм и любимая наука верно шагали рядом с Александрой рука об руку во всех экспедициях, где она пропадала с мужем. Все изменилось однажды, когда во время экспедиции Александру укусила гадюка. Попытки отсосать яд из раны улучшили ситуацию только на время. Продолжающиеся сильные ливневые дожди не давали возможности отправить Александру в районный центр, так как дороги полностью развезло. Чудом оказавшийся в соседнем селении фельдшер пытался использовать различные лекарственные компрессы и примочки, но рука Александры продолжала чернеть, а саму её постоянно лихорадило и клонило в сон. Также, внезапно начались периодические кровотечения из носа, в том числе во время сна, так что муж Александры стал опасаться, как бы его жена не истекла кровью во сне, еще больше ослабев на фоне укуса змеи.

Отчаяние толкало мужа Александры хвататься за любую соломинку, лишь бы помочь жене. И такую соломинку ему предложил все тот же фельдшер из соседнего селения, заявив, что никогда не сталкивался с такими осложнениями после укуса, но недалеко по соседству живет бабка, которая за свою жизнь повидала много змеиных укусов и успешно их лечит «народными методами».

Стоит заметить, что это происшествие было само по себе событием удивительным, так как за долгие годы экспедиций Александра никогда не подвергалась укусам змей. В этот раз змея появилась словно из ниоткуда, укусив Александру за руку в тот момент, когда заслуженный геолог потянулась поднять с земли интересный образец руды.

Когда Александру привезли к бабке, возле её дома смиренно скучало человек десять. Оказалось, что «баба Таня», как звали её в округе, была местной целительницей. Знахаркой, к которой за помощью постоянно шли люди за неимением в округе нормальной медицины. Впрочем, как в последствии Александре стало известно, шли к бабе Тане не только и не столько по медицинским вопросам.

Кандидат геолого-минералогических наук открыла глаза, ощущая забытую за несколько дней легкость в теле. Казалось, жизнь возвращается в неё невидимыми могучими энергетическими толчками. Она лежала на кровати, напоминающей топчан. Над ней висели пучки сухих трав, свисающих на веревках с деревянного потолка. В комнате пахло мятой, медом и почему-то молоком. Рука Александры была плотно перевязана бинтами, но, как ни странно, неудобства или боли она не чувствовала. Сильно захотелось есть.

Дверь в комнату отворилась и внутрь зашла маленькая сухонькая старушка, с лицом похожим на печеное «райское» яблочко.

- «Оклемалась, я гляжу. Хорошо. Вставай девонька, тебе нужно поесть.» — мурчащий голос бабы Тани словно вода разлился по комнате.

Александра приподнялась и старушка вручила ей чашку, в которой дымилась какая-то непонятная мутная жидкость. Впрочем, пахло из чашки приятно, а на вкус оказалось куриным бульоном, смешанным с мукой, травами и грибами. Ничего подобного Александра никогда не пила и ей, пролежавшей без сил в беспамятстве несколько дней, данное блюдо показалось верхом кулинарного изыска.

Отблагодарив старушку, Александра вернулась в экспедицию. Рука больше не беспокоила и когда, месяц спустя, Александра показала её врачебному светилу областного центра, тот только развел руками: рука, которая за несколько дней почернела, то есть начался некроз тканей, и в дальнейшем подлежала ампутации, неведомым образом полностью излечилась и восстановилась так, что даже шрамиков от укуса змеи не осталось на нежной женской коже, как воспоминания о неприятном инциденте. После чего, Александра решила для себя, что старушка явилась ей словно «ангел-хранитель» в смертельно опасной ситуации, спасла её от смерти и ампутации руки неведомым науке способом, и терять контакт с таким человеком Александра посчитала для себя нецелесообразным.

С тех пор, Александра постоянно навещала бабу Таню, одаривая старушку подарками и развлекая разговорами. Благо экспедиция находилась неподалеку.

В том, что баба Таня обладает чем-то невиданным и необъяснимым с точки зрения науки, Александра стала убеждаться практически при каждой их встрече. Ей казалось, что приезжая к бабе Тане она убегала от такого понятного атеистического-материалистического мира и погружалась в мир детской волшебной сказки, где по дому бабы Тани сами собой как живые перемещались предметы, где кот с хитрыми глазами мог случайно поздороваться человеческим голосом, где люди, доставленные к старушке со страшными ранами или неведомыми болезнями, уходили самостоятельно в бодром состоянии через пару часов после «лечения» бабы Тани. В такие моменты Александре нравилось думать, что она словно Василиса Премудрая из сказки приезжает к своей волшебной бабушке — Бабе Яге.

Как настоящий ученый, который стремится познать и объяснить неизведанное через призму научных знаний, Александра решила во что бы то ни стало узнать секрет бабы Тани, благодаря которому волшебная сказка, наблюдаемая Александрой, становилась явью. Долго упрашивала Александра бабу Таню, чтобы та научила её всему, что знала сама. Улыбчивая старушка все отнекивалась, но однажды внезапно став серьезной, ответила, подбирая слова из арсенала Александры, что прежде чем научить, сначала нужно сделать ненаучное действие, обряд, являющийся народным религиозным пережитком.

Снисходительно считая, что ничего плохого от какого-то народного обряда быть не может и он несет только символическое значение, Александра быстро согласилась.

В тот день баба Таня потребовала от Александры, чтобы та осталась у неё до утра. Ближе к полуночи баба Таня повела Александру в баню, в которой старушка принимала болезных людей. Разведя огонь в банной печи, при свете свечи баба Таня резанула свой палец и окровавленным пальцем стала водить в чашке с водой, бормоча что-то неразборчивое. На какое-то мгновение Александре показалось, что вода в чашке под пальцем старушки словно закипает, вот и воздушные бульбочки пошли. Наконец, баба Таня перестала водить пальцем и со словами «Выпей чашу до дна!» передала чашку Александре.

В первый момент Александра ощутила брезгливость, все-таки пить воду с чужой кровью, а вдруг в ней болезни и микробы всякие. Но мгновение спустя, вспомнив, что она прежде всего исследователь, ученый, а баба Таня сама практически не болела, зато излечивала других, Александра залпом выпила содержимое кружки. На вкус это была обычная вода.

Удовлетворительно хмыкнув, баба Таня дала Александре старый, черный, словно обожженный, христианский нательный крестик, и жестко приказала плюнуть на него, точнее наслюнявить, и бросить его в каменку (банную печку). Находясь в приподнятом настроении, атеистка Александра быстро выполнила приказанное, совсем не удивляясь, что она выполняет приказ. После этого, баба Таня приказала ждать и даже завела разговор на отвлеченную тему.

Минут через десять разговора о том, что морошка в ентом годе уродилась на славу, дверца банной печки скрипнула и оттуда вывалилась черная пылающая головешка, так сначала показалось Александре. Опасаясь пожара в натопленной деревянной бане, Александра вскочила с места, намереваясь закинуть головешку обратно. Но маленькая худая ручка бабы Тани жестко осадила её обратно на табурет.

- «Не спеши! Гляди!» — старушка, ухмыляясь ткнула пальцем в сторону печки.

То, что сначала показалось черной пылающей головешкой, вдруг задвигалось и вот уже на Александру смотрит алыми немигающими глазами отвратительная черная жаба.

Внезапно у Александры стало все плыть перед глазами, появилась тошнота. И тут она сообразила, что черная жаба растет, увеличивается в размерах, словно кто-то надувает её сзади из соломинки. Александре вспомнилось детство, когда мальчишки желая произвести впечатление на девочек надували лягушек из соломинок и бросали их в костер, где бедные лягушки взрывались, хлопая словно хлопушки. А черная жаба тем временем выросла до потолка и Александре лениво подумалось, что если такая огромная надутая жаба взорвется от жара, то мало ни Александре, ни бабе Тане не покажется.

Внезапно жаба открыла пасть и оттуда пахнуло жаром. Пасть внутри была похожа на вход в какую-то пещеру, откуда доносились непонятные звуки и были видны как-бы отблески пламени.

- «Иди туда!» — строго велела баба Таня и Александра, словно автоматически, встала и шагнула в пасть жабы.

В первое мгновение Александре показалось, что она находится непонятно где, а вокруг неё клубятся только туманные черно-алые отблески пространства да жар, от которого трещат волосы. Но через секунды пространство прояснилось и Александра обнаружила себя сидящей на табурете возле стола какого-то чиновника. Чиновник был странным: абсолютно незапоминающееся лицо мужчины средних лет, которое тем не менее казалось знакомым, в выглаженном чистом черном костюме, с ненатурально черными волосами, густыми черными бровями и какими-то черно-красными глазами, сидящим с новой кожаной черной папкой за старым, потертым и чем-то заляпанным (возможно чернилами) деревянным столом.

Чиновник скучно посмотрел на Александру и произнес голосом, напоминающим скрежет металла по стеклу: «Принимаете?»

- «Что принимаю?» — не поняла Александра.

- «Все!» — тон чиновника из скучного стал раздраженным, словно его вопрос был понятен даже ежу.

И тут Александра поняла, что находится под действием некоего наркотического препарата природного происхождения, возможно какого-то гриба, и все, что она видит это галлюцинации, которые сопровождают обряд бабы Тани. И вероятно баба Таня все слышит, что говорит Александра этому чиновнику, даже если Александра сама бабу Таню не может видеть из-за галлюцинаций.

Рассудив, что без правильного завершения обряда баба Таня не станет раскрывать свои тайны, Александра улыбнулась в лицо чиновнику и сказала: «Принимаю!»

- «Примите и распишитесь!» — скрежетнули слова и чиновник открыл папку, придвинув Александре какие-то бумаги.

Александра взяла бумаги и пыталась понять, что там написано. Это было похоже на приказы о каких-то назначениях, в которых было впечатано её имя.

- «Чем подписывать?» — Александра не обнаружила пера и чернильницы.

- «Вы уже приняли и расписались!» — чиновник забирал бумаги обратно и Александра успела увидеть свою размашистую подпись и слова «ознакомлена, приняла», воспроизведенные на бумаге красными чернилами.

Пространство вокруг снова затянуло черным и алым, и вот Александра уже видит себя сидящей на табурете возле бабы Тани, которая удовлетворенно улыбается.

- «Поздравляю, теперя ты ведьма, кровь от моей крови. Не сильная, но уже ведьма. Теперича можно тебя учить!» — и баба Таня дико и страшно расхохоталась, чего никак нельзя было ожидать от милой старушки. Казалось, что от этого смеха бабы Тани затих окружавший баню ночной лес, а мимо бежавшие во тьме волки бросились в рассыпную, словно на них сверху упал жуткий звериный ночной кошмар.

В дальнейшем попытки Александры что-то объяснить себе с научной точки зрения потерпели полный крах. Баба Таня, решила обрушить последние атеистическо-материалистические основы самосознания Александры на первом же уроке. Старая ведьма стала учить Александру воровать молоко у чужих коров, выдаивая его потом с топора у себя дома.

- «Ведьма должна быть сыта, даже если все люди вокруг мрут, даже за счет благ и жизней других людей! Ты уже не человек и если ты не будешь сыта, значит отрицаешь ту нечеловеческую Силу, которая тебе дадена, которую ты несешь и которая дает тебе свою заботу! Тогда ты света белого невзвидишь!» — говорила страшные слова баба Таня, милосердная целительница и знахарка, помогающая всем людям, кто обращался к ней за помощью.

То, что делала и чему учила Александру баба Таня было просто невозможно с научной и атеистическо-материалистической точек зрения.

Например, перед началом урока по добыванию чужого молока колдовством баба Таня стала кружиться на месте и через минуту-другую Александра увидела, что на месте бабы Тани кружится вихрь, а сама старушка стоит на месте. Но вот внезапно вихрь опал и вместо старушки перед Александрой стояла молодая, дышащая силой и здоровьем, черноволосая женщина в длинном простом и каком-то старомодном черном платье до земли. Женщина расхохоталась и заверила Александру, что это по-прежнему она (баба Таня), просто теперь Александра видит истинный облик ведьмы Татьяны, который знают на всех окрестных ведьминских шабашах и все всех мирах, куда ведьма Татьяна имеет доступ.

После этого, в руке молодой ведьмы Татьяны откуда-то появилась длинная метла и, лихо закинув на неё ногу, молодая ведьма приказала Александре сесть позади неё на метлу.

Через мгновение Александра уже летела по воздуху на метле, крепко вцепившись в молодую ведьму бабу Таню, которая от страха Александры хохотала не переставая. Спустя тягостные минуты страх высоты сменился в груди Александры каким-то непередаваемым восторгом, а затем весельем. И уже сама Александра, не сдерживая себя летела и хохотала, подобно управляющей метлой ведьме.

Похоже, что полет и смех этих ведьм не был никому виден и слышен. Со смехом они пронеслись по воздуху над селением, но на них никто не обратил внимание. Опустившись в один из селянских дворов, ведьма Татьяна провела рукой по сторонам и Александра почувствовала, что все люди и живые существа стали словно парализованными волей её наставницы. Александра осознала, что никто здесь не причинит им вреда и, вероятно, их вообще не видят и не замечают.

Сойдя с метлы, ведьма Татьяна потащила Александру в хлев, где в каком-то сонном состоянии стояла корова. Взяв в хлеву стоящий у стены хозяйский топор, ведьма Татьяна дунула на него и деревянное топорище выскользнуло из топора, словно было смазано маслом. Подняв выпавшую деревянную ручку топора, ведьма Татьяна ударила им по корове три раза, затем взяв железный топор, оставшийся без ручки, процедила через дыру его обуха, куда вставляется ручка топора, немного молока. Александре показалось, что молоко, попав в железную дыру топора, так и не пролилось на пол хлева, исчезнув где-то во тьме железной дыры топора.

- «Запоминай все что я делаю!» — весело рявкнула ведьма Татьяна, подхватила деревянную ручку топора и ловко вставила её обратно в железную часть топора, словно ей для этого не потребовалось никаких физических усилий.

Затем, выудив откуда-то веревку, ведьма Татьяна соорудила из неё себе пояс на платье и лихо засунула топор себе за пояс, невольно став похожей на предводительницу разбойников. Засмеявшись произведенному эффекту от своего внешнего вида, ведьма Татьяна скомандовала посадку на метлу и через минуту обе ведьмы уже летели назад над ничего не подозревающим селением.

По прилету домой, ведьма Татьяна подошла к косяку бани и ударила в него топором. К огромному удивлению Александры с топора сразу начало литься свежее коровье молоко, которое тут же стал слизывать с земли Татьянин кот.

- «Чего лупаешь глазами? Неси скорее горшок, а то наш Васька от молока лопнет!» — захохотала ведьма Татьяна.

Обучение Александры растянулось на 7 длинных лет. За это время Александра сильно изменилась, превратившись в сильную опытную ведьму. Не было шабаша на севере, который бы не знал ведьму Александру. Наличие в Александре нечеловеческой Силы не могло не отразиться на её отношении к родным, близким и людям вообще. Нет, Александра не стала злой или равнодушной. Но она стала холодеть к своему мужу и подрастающей дочке Марине. К своему ужасу, Александра понимала, что все больше воспринимает своих родных как ценных энергетических доноров, которых она может использовать «на черный день». Вкусив нечеловеческой Силы, получив ни с чем непередаваемое удовольствие от ношения и реализации этой Силы, Александра смотрела на мир и окружающих людей совсем другими глазами. Ничего более не могло занимать Александру кроме страсти получить ещё больше Силы, еще больше власти и возможностей, которая дает Сила. Подрастающая дочь Марина перестала узнавать в Александре добрую и отзывчивую маму, зато все чаще стала познавать в ней холодную и жесткую мачеху.

Затем, баба Таня умерла, передав Александре оставшиеся у неё Силу и духов. Тогда-то Александра и узнала, что змея не случайно укусила её много лет назад, а была одержима духами бабы Тани, которые искали для старой ведьмы достойную преемницу. Возможно, заслуженный геолог Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская и возмутилась бы такой внезапно открывшейся неприятной правде, но ведьме Александре уже было все равно, и она воспринимала это как оправдывающую старую ведьму необходимость найти преемницу.

Однажды, Александра узнала, как можно было в разы увеличить данную ей Силу, но для этого ей нужно было принести в жертву родного или близкого ей человека. Нисколько не сомневаясь, Александра решила принести в жертву своего мужа Владимира, который ранее положил свои профессиональные достижения, карьеру и здоровье на алтарь своей обожаемой жены. Теперь ему предстояло положить на алтарь Александры и собственную жизнь. В следствие чего, в один из неприятных холодных дней, когда люди праздновали очередной праздник, Владимир тихо и быстро сгорел от неизлечимой болезни. Отдав дань похоронам и формальному вдовству, Александра устроила и себе праздник: с помощью увеличенной в разы Силы она уничтожила несколько раздражающих её верховных ведьм разных шабашей и объединила обезглавленные таким образом шабаши в один могучий шабаш, где она стала верховной ведьмой, единственной и всесильной.

 

Кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Якутской АССР, Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская, верховная ведьма одного из самых сильных шабашей северной территории СССР, отвлеклась от воспоминаний и сошла с метлы, обведя холодным взглядом ведьму Варвару, Сколопендру и Маринку.

Властно подняв правую ладонь вперед, словно она хотела остановить нечто невидимое, ведьма Александра произнесла звук, напоминающий нечто среднее между каким-то латинским словом, рыком зверя и шипением змеи. В этот момент сознание Маринки затуманилось и её тело словно парализовало.

Тучи чужих бесов и покойников окружили ведьму Варвару, Сколопендру и её трех ведьм плотным кольцом. Кольцо увеличивалось и плотнело, бесы и покойники все пребывали и пребывали из неведомых далей. На уровне восприятия обычных людей в пространстве фонила такая тревога, что никакое живое существо на физическом уровне инстинктивно не решалось подойти к месту битвы, невидимой простым смертным.

Впрочем, судя по всему, намечалась уже не битва, а настоящая магическая бойня.

- «Привет, Саша!» — мужской голос заставил ведьму Александру вздрогнуть и обернуться.

Позади Александры стоял колдун двоедушник Алексей по прозвищу Феникс, о котором все забыли в пылу колдовской схватки. Или может быть ведьма Варвара хотела, чтобы о нем все забыли? Сейчас это было уже не так важно. Основные силы ведьмы Александры были направлены на Маринку, Варвару и Сколопендру с её ведьмами. И появившийся сзади двоедушник Алексей делал Александру уязвимой.

- «Ты забыла у меня свою игрушку!» — зло ухмыльнулся Алексей и с размаха всадил в горло ведьмы Александры острие старого ржавого крюка, который внешне походил на обычные рыболовные крючки, только был размером с крупную мужскую ладонь.

Но, к удивлению Алексея из горла Александры не брызгнула кровь, а сама ведьма спокойно стояла и взявшись за крюк пыталась вытащить его из своего горла.

Заподозрив неладное, двоедушник Алексей хотел было обернуться, но не успел: на него сзади запрыгнула и принялась душить настоящая ведьма Александра, а не тот фантом, который стоял и пытался вытащить крюк из своего горла. Алексей хрипел, его горло охватила петля, на которой обычно заканчивают свой век висельники самоубийцы.

Почти задохнувшись двоедушник Алексей схватил ведьму Александру за волосы и дернул вниз, к своему лицу. Когда глаза Александры оказались в его зоне видимости, Алексей плюнул в них, вызвав у ведьмы Александры приступ острой боли, словно это были не слюни, а нечто, вызывающее у ведьмы Александры жжение. Сразу же у Александры пошла носом кровь и её захват ослаб. Двоедушник Алексей воспользовался моментом и скинул Александру с себя на землю. К его удивлению, на своей шее он не обнаружил петли висельника: она неведомым образом оказалась в руке, упавшей на землю Александры.

Подойдя к фантому ведьмы Александры, двоедушник Алексей вырвал крюк из горла искусственно созданного двойника, после чего фантом Александры как-то нелепо завалился на землю, бледнея и тая на глазах, словно был соткан из плотного воздуха. Зажав в руке крюк, Алексей обернулся к ведьме Александре.

Кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Якутской АССР, Александра Пшемисловна Тефрон-Мелкошаговская, верховная ведьма одного из самых сильных шабашей северной территории СССР тем временем уже поднялась с земли.

Посверлив несколько мгновений друг друга глазами, ведьма Александра и двоедушник Алексей в каком-то странном и даже страшном молчании бросились друг на друга, неся в себе только одно намерение: раз и навсегда стереть находящегося перед ними противника с лица земли.

 

(Продолжение следует)

Елена Сибирякова


    Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 9. И швец, и жнец, и на дуде игрец. Продолжение.

    stanovlenie 18

     

    Поединок ведьм … Вы участвовали когда-нибудь в колдовском поединке ведьм, которые в реальном мире оказались друг на против друга, или хотя-бы наблюдали такой поединок со стороны? Я сейчас говорю о ведьмах, как о реальных практиках колдовства и носителей Силы, а не про фантазийных ведьм с волшебными палочками или тех, кто в жизни наивно или иллюзорно причисляет себя к ведьмам, оставаясь перед Силами по-прежнему просто людьми.

    Сражающиеся между собой ведьмы могут находиться друг напротив друга, их физические тела могут стоять, сидеть, даже не двигаться, но то, что при этом может происходить вокруг них в сокрытом от простых людских глаз пространстве, часто предвосхищает самые смелые фантазии писателей на тему магических поединков. А энергетические возмущения в сокрытом от простого людского глаза пространстве могут достигать такого накала, что их последствия немедленно проявляются в реальном мире в виде различного рода разрушений или других странных проявлений.

    В поединке ведьм участвует не только воля и Сила ведьмы, но и всё, вся и все, кто может ей помочь в сражении. Участвовать могут все: боги, демоны, бесы, духи мертвых, духи животных, птиц, духи стихий. Ведь на кону стоит жизнь ведьмы, а значит и её Сила, воля и власть!

    Это не просто обычный колдовской конфликт, когда, например, одна ведьма уничтожает человека, а другая его чистит и защищает, и при этом ведьмы периодически обмениваются колдовскими ударами, порчами, оморочками или другими видами колдовского воздействия. Это поединок двух неземных совершенных зверей, хищников, не подвластных человеческой логике, за право такими жить и властвовать колдовством в мире людей!

     

    - «Да-а-а… На ловца, как говориться, и зверь прибежал!» — задумчиво пробормотала баба Варя и отошла от окна кухни.

    За окном светало. Солнце нещадно заливало ярким светом пустынные улицы, а ведь на часах еще не было и шести утра. Лето, однако.

    В спальне на кровати тихо сопела Маринка. Колдун-двоедушник Алексей потребовал постелить ему в ванной, по-джентельменски отказавшись от любимого кресла бабы Вари и раскладного дивана, и безмятежно спал внутри ванной, распространяя свой громогласный храп на весь многоквартирный дом благодаря вытяжному отверстию ванны.

    Сегодня ведьма Варвара планировала обязательный выход в город, точнее за город. Разумеется, вместе с Маринкой, которую нельзя было оставлять одной при сложившейся ситуации. Ведьме Варваре нужно было сделать на природе вдали от людей важные годовые обрядовые действия для укрепления своих сил. То, что она делала в квартире в условиях колдовской осады, пока Маринка и Алексей спали, усыпленные её чарами, давало временный эффект. Нужен был полноценный обряд. Сроки истекали, а в условиях активной колдовской войны любое магическое ослабление могло стать для ведьмы Варвары началом быстрого конца.

    Благодаря сотрудничеству с Алексеем и его бесами, бабе Варе удалось значительно ослабить силы и возможности ведьмы Сколопендры. В связи с чем, колдовская осада с дома, где жила ведьма Варвара, была снята. Все магические ловушки, расставленные Сколопендрой и её ведьмами по пути следования из дома, рассыпались в энергетический прах. Без хвастовства можно было сказать, что Сколопендра понесла серьезные потери. Но даже при таком раскладе, ведьма Сколопендра оставалась серьезным и опасным противником, под началом которой был целый шабаш неслабых ведьм. Поэтому, надеяться на то, что Сколопендра и её ведьмы пропустят вылазку бабы Вари, было бы легкомысленно.

    Когда ведьма Варвара взглянула через кухонное окно во двор, то она нисколько не удивилась, узрев своим духовным взором чужие свежие магические приготовления для колдовского сражения. Вне всяких сомнений, ведьма Сколопендра с помощью своих богов или кого-нибудь еще в мире духов считала информацию о том, что сегодня у ведьмы Варвары последний день для проведения годового обряда на укрепление сил. И Сколопендра понимала, что Варвара обязательно покинет свою квартиру.

    Визуально в духе изучая характер чужих магических приготовлений к сражению, баба Варя пришла к выводу, что планируется не просто сражение, а настоящая бойня. Причем, было похоже, что в данной ситуации Маринка для Сколопендры временно отошла на второй план, уступив место стремлению Сколопендры раз и навсегда уничтожить ведьму Варвару.

    Тихо открыв на лестничную площадку дверь своей квартиры, Баба Варя просканировала пространство своим ведьминским оком. Ничего опасного или интересного она не обнаружила. Подойдя к лестнице, Варвара глянула вниз по лестнице, а также на нижние пролеты вплоть до внутренней части крыльца, и снова не обнаружила никаких вражеских каналов, порталов или просто подозрительных скоплений энергий.

    Получалось, что Сколопендра и её ведьмы не стали обрабатывать магией подступы к квартире ведьмы Варвары в самом доме, ограничившись колдовской проработкой улицы возле подъезда и вокруг дома. Что ж, в этом была своя логика. В прямом магическом поединке между двумя сильными ведьмами больший шанс на победу получает та ведьма, которая атакует свою оппонентшу на своей духовной территории, в проработанном ею с помощью колдовства пространстве.

    Попасть в зону воздействия такого пространства обычному человеку немудрено: иногда достаточно пройти обработанный чужой магией пеший перекресток или открыть дверь из подъезда на улицу, пройдя через порог. Вариантов масса. В большинстве случаев обычный человек ничего не почувствует, все вроде бы как всегда, но на духовном уровне его жизнь начнет меняться, прямо отражаясь на жизни реальной. Вокруг человека будет совершенно иное духовное пространство, в которое он влез и носителем которого он стал. И через это пространство чужая ведьма и её духи будут управлять жизнью человека.

    Но, опять же, большинство случаев — не является равным всем случаям.

    Во-первых, такая обработка обычно бывает с расчетом на одного человека. То есть, если один человек зацепит на себя это пространство, то другие уже ничего на этом месте на себя не зацепят.

    Во-вторых, на человеке может стоять хорошая магическая защита, в том числе на невосприимчивость к подобным колдовским манипуляциям, и духи его просто не пустят на это место или вытолкнут перед человеком кого-то другого, кто возьмет на себя все прелести чужой опасной магии.

    Ведьма не обычный человек и она сразу увидит места, обработанные чужой магией под вход в такое пространство. Но это видение и осознание не придаст ведьме легкости решения проблемы. Представьте, что вы милая девушка в легком платьице и туфельках идете по дороге, по бокам дороги пропасть, а впереди на развилке лежат шипя и извиваясь пару сотен ядовитых змей. Вы их видите и понимаете всю опасность. Что можно сделать? Можно остановиться и стоять до скончания веков, пока змеи как-то сами не рассосутся. Можно вернуться назад. Но что делать, если вам нужно идти только вперед?!

    Обнаружив такую опасность, особенно подкрепленную серьезными подкладами, подливами и привязками, ведьма понимает, что есть две духовные реальности: одна реальность, в которой ведьма пройдет обработанное место и ей ничего не будет, потому что там ничего опасного нет, и вторая реальность, в которой ведьма пройдя опасное место окажется под воздействием чужого пространства, где хозяйка и бог вражеская ведьма и её духи. А тот факт, что ведьма наблюдает чужое пространство на обработанном магией опасном месте, сам по себе говорит, что для восприятия ведьмы, для её реальности, чужая опасная реальность успешно наложена на привычную безопасную реальность.

    Поэтому, чтобы пройти опасное место и не оказаться под воздействием чужого пространства самое простое для ведьмы — это провести энергетическо-духовное разделение безопасной реальности от чужой опасной для ведьмы реальности. Ведьма должна сделать действия, которые переведут эту чужую магическую работу в разряд оморочек и глюков не только для восприятия самой ведьмы, но и для восприятия окружающих людей и их реальностей.

    Это не так просто, особенно при серьезных работах, обеспеченных грамотно сделанными подкладами. И самовнушения из разряда «я в это не буду верить, поэтому меня это не коснется» или «это просто страшный глюк, который нужно выбросить из головы и все будет хорошо» не сработают.

    Другим вариантом для ведьмы является не разделение реальностей, а попытка подчинить и изменить чужую опасную реальность в свою пользу. Но это уже более сложный уровень.

    Так что, все не так просто.

    Да, не так просто, но только не для опытной ведьмы, какой была Варвара. И Сколопендра это понимала, поэтому не обрабатывала магией места там, где ведьма Варвара неоднократно колдовством нарабатывала пространство сама, а именно: внутри дома, где находилась квартира бабы Вари. Такое пространство могло быть более отзывчивым для Варвары и способствовать её успеху, если учесть усиление воли ведьмы Варвары на фоне потерь, которые понесла ведьма Сколопендра.

     

    Что же такого сделала ведьма Сколопендра и её ведьмы? Как она приготовилась к поединку с ведьмой Варварой?

    Взор обычного человека, посмотревшего из окна во двор или непосредственно вышедшего во двор, ничего особо подозрительного не заметил бы. Но ведьма — это не обычный человек и часто перед тем как обратить внимание на подозрительную вещь, ведьма прежде всего увидит в духе подозрительное скопление энергий, чужой опасный канал и/или духов, которые находятся при них. И уже после этого обратит внимание на привязку в реальном мире: на саму подозрительную материальную вещь.

    Первое, что бросилось в глаза бабе Варе, когда она поглядела на двор из окна своей кухни, так это скопление странных энергий над тропинкой у дома. «Дворник» зачем-то тщательно полил земляную тропинку, которая упиралась в дом, после чего зачем-то посыпал мокрую землю то ли песком, то ли смесью песка с чем-то еще. Настроившись в духе на эту тропинку, Варвара увидела вместо тропинки черный и похоже очень глубокий ров. Что было на его дне, в его мрачных глубинах, бабе Варе знать не хотелось.

    Эта тропинка была единственной дорогой к дому. Шла она через маленький пустырь, на котором пересекалась с другой тропинкой, образуя пеший перекресток. Переведя духовный взор с тропинки на перекресток, баба Варя увидела отдельный вход в чужое духовное пространство. Посреди перекрестка в духе виднелась белая дверь, она была открыта, обнажив за собой черное как уголь ничто, черную дыру. К сожалению, баба Варя не видела из окна материальных привязок, за которые цеплялось чужое магическое пространство. Но если привязками были определенным образом сделанная магическая жидкость и особое зелье, разлитые на земляном пешем перекрестке, то ничего кроме чужого пространства Варвара все равно бы не увидела.

    Какая редкая наивность полагать, что земля, поглощая в себя колдовские жидкости или зелья, автоматически разряжает их от негатива и, таким образом, делает безопасными места на земле, политые указанными жидкостями/зельями! Тот, кто видел в духе места, где на землю пролилась кровь при убийстве человека, знает, что такие места еще долго держат в духе жирный след негатива, даже если прошли годы и там выросли кусты или деревья. И это просто убийство! А что тогда говорить про мощь магии и колдовства, с помощью которых сотворены жидкости, содержащие не только кровь, но и многое другое очень активное в мире духов?! Следы и порталы от обработки такими жидкостями — места на земле будут держать очень долго!

    Ведьма Варвара не видела в духе где находится Сколопендра, но понимала, что она где-то рядом. Сколопендра была хорошо сокрыта своей магией и если бы Варвара вошла в пространство, которое разместила Сколопендра на перекрестке, то сразу бы увидела её. Но это было бы уже не по воле Варвары, а по воле Сколопендры, ведь все что происходило бы в пространстве Сколопендры было бы по её воле.

    С другой стороны, баба Варя чувствовала себя сильнее Сколопендры и лукавые мысли о том, что Варвара все равно сможет одержать победу даже в пространстве Сколопендры, соблазняли бабу Варю на безрассудство.

    На земле, по обоим бокам тропинки, а также недалеко от перекрестка, Варвара рассмотрела около десятка мертвых птиц. Похоже, что это были голуби. У птиц чего-то недоставало и, наконец, баба Варя поняла, что у птиц нет голов. В поисках логического объяснения можно было предположить, что какой-то голодный кот напал на стаю голубей, передушил их и сожрал голубиные головы. Так можно было бы предположить, если бы невидимые в духе энергетические сплетения, которые подобно диковинным паутинам, соединяли тушки птиц по пути движения по тропинке, заканчивая свои переплетения на перекрестке.

    Затем, взгляд бабы Вари зацепился за провод электропередач, который был протянут между столбами возле дома. Провод в воздухе проходил над тропинкой практически в самом её начале возле дома. На проводе, располагавшемся на высоте примерно на уровне третьего этажа дома, висели связанные ремешками темные женские туфли. Как они попали туда, было не ясно. Если их кто-то потерял, то зачем было забрасывать их так высоко? Можно было оставить на лавке у подъезда. Да и сбить эти туфли, в случае их опознания хозяином, было бы очень и очень трудно.

    Также, из кухонного окна бабе Варе не был виден выход из подъезда, но она была уверена, что с внешней стороны дверь в подъезд и крыльцо были обработаны чужой магией.

    Ведьма Варвара не ошибалась: во все четыре деревянных косяка над дверью и внизу двери в подъезд были вбиты маленькие ржавые гвоздики, еле заметные на фоне старого потрепанного входа в подъезд. Ко всем гвоздикам была привязана нить так, что образовывала квадрат из нити внутри которого как бы помещалась дверь. Нить была серая, толстая, словно из обрывков распущенной веревки, так как была связана между собой. Кроме того, нить была вымазана какой-то засохшей грязью, что также её делало не особенно заметной.

    В центре деревянной двери в подъезд какие-то «хулиганы» проделали дыру, которая теперь была неряшливо забита огрызком странной, старой и плесневелой доски, не похожей на те, из которых в то советское время сколачивали деревянные двери для подъездов.

    На бетонной плите крыльца какие-то «дети» нарисовали вроде бы белым мелом странные витиеватые рисунки, напоминающие не то фантастические цветы, не то каляки-маляки, а также странные буквы или их подобие, на которые не наступить не было никакой возможности, если человек становился на крыльцо.

    Козырек крыльца подъезда также не был оставлен без внимания. Кто-то насыпал на край козырька горки мусора, состоящего из смеси сухой земли, песка, глины, каких-то пожухлых листьев, кусочков веточек и какой-то пыли. При этом, каждое легкое дуновение ветерка вызывало просыпание этого мусора с козырька вниз. Так что если кто-то в этот момент проходил под козырьком, то его голова обязательно покрывалась легким слоем мусора.

    Остановите обычного человека и скажите ему, что все вышеуказанное это результат чужих колдовских действий. Вас засмеют или посоветуют обратиться к психиатру. Потому что нет и не может быть во всех вышеуказанных вещах ничего необычного для обычной жизни советских граждан. Для обычного советского человека колдовства и магии не существует. Иди по своим делам обычный советский человек, не обращай внимание на странности, не забивай себе голову ерундой.

     

    - «Госпожа, вы уверены, что Варвара сегодня выйдет из дома вместе с Мариной?» — три ведьмы с сомнением посмотрели на хозяйку их шабаша.

    Сколопендра и три ведьмы были хорошо сокрыты от взора обычных людей оморочкой магического пространства, размещенного ими на пешем перекрестке. Они трудились почти пол ночи, обрабатывая магией территорию вокруг дома, где жила баба Варя, и теперь ждали.

    Впрочем, ждали не только они, но и духи, бесы, демоны и прочие существа из мира мертвых, которых привлекли Сколопендра и её ведьмы для атаки на Варвару. Существа были привязаны к обработанным магией местам и ждали приказа, чтобы вцепиться в глотку на того, на кого укажет воля Сколопендры и её ведьм.

    На дело, чтобы убить в магическом поединке ведьму Варвару, ведьма Сколопендра взяла только трех своих самых старших ведьм, в преданности которых не сомневалась. Всех ведьм шабаша в это мероприятие Сколопендра решила не привлекать. Ведь, во время поединка с бабой Варей, которая была сильной и опытной противницей, могло пойти что-то не так, как планировала Сколопендра, а выглядеть внезапно слабой перед всем шабашем и потом унизительно отчитываться перед ними о своих промахах в поединке, чтобы сохранить образ сильной хозяйки шабаша, ведьма Сколопендра не собиралась.

    - «Уверена!» — красивое лицо Сколопендры перекосилось от злости: «Если она не выйдет, я наведу мгновенную порчу на трубы над квартирой, где живет Варвара, чтобы они стали заливать её сверху! Или магией подожгу этот дом! Я выкурю её на улицу, клянусь! Варваре сегодня не уйти от поединка со мной!»

     

    Маринка не хотела просыпаться, но баба Варя продолжала её тормошить.

    - «Вставай Маринка, вставай, а то смерть свою проспишь!» — рявкнула ведьма Варвара.

    От этих слов Марина раскрыла наконец глаза и с выражением лица, какое бывает у людей, страдающих лунатизмом, пошла умываться на кухню. В ванной безмятежно храпел колдун Алексей. Его будить Варвара не позволила.

    Затем был чай, в который баба Варя добавила каких-то трав, и оладьи с вареньем.

    Варвара дождалась пока Маринка позавтракает, после чего сказала: «Ты была со мной в мире духов, участвовала в сражениях. Ты видела очень много из того, что обычные люди никогда не увидят. Ты успешно прошла разные испытания. Сегодня, тебе придется пройти новое испытание. И не просто где-то в этом мире, а прямо во дворе нашего дома.»

    - «А что будет? Что я должна буду делать?» — Маринке сразу перехотелось куда-то идти. Почему-то новое неизвестное испытание начало червячком неприятной тревоги копошиться у неё в груди.

    - «Тебе нужно будет выполнять все в точности как я буду говорить! И держаться все время позади меня!» — строго сказала баба Варя и более спокойно продолжила: «Сегодня нам обязательно нужно поехать в лес, сделать важный обряд. Но внизу нас ждет засада. Сколопендра с ведьмами. Они хотят меня убить, а тебя выкрасть и тоже потом убить.»

    - «Что же делать? Может нам никуда не идти?» — еле выдавила из себя Маринка. Ужас от услышанного накрыл её словно одеяло, с головы до ног.

    - «Как что делать? Обязательно идти, прорывать засаду, по возможности перебить ведьм и Сколопендру, а потом ехать в лес! Нас ждет обряд!» — как-то слишком буднично ответила ведьма Варвара, выпивая из чашки отвар с травами.

    После кратких сборов, баба Варя вручила Маринке матерчатую сумку, которую она должна была нести как оруженосец, покуда Варвара будет «прорывать засаду».

    Попытка Маринки попробовать задействовать дополнительную силу в виде колдуна Алексея быстро потерпела неудачу, баба Варя почему-то опять не разрешила его будить.

    Тихо закрыв входную дверь, ведьма Варвара и Маринка спустились по лестнице вниз, в лестничный коридор входной двери в подъезд.

    - «Запоминай Маринка все, что я буду говорить и делать! И в точности выполняй все мои указания! И не вылезай без спросу из-за моей спины!» — строго и как-то холодно проговорила ведьма Варвара.

    В это время, на улице погода солнечного утра начала быстро меняться. Подул сильный прохладный ветер. На небе, где не было облачка, теперь собирались темные тучи, грозя близким дождем.

    Увидев это резкое изменение погоды, Сколопендра ухмыльнулась и сказала своим ведьмам: «Варвара идет! Занимайте свои позиции!»

    Три ведьмы с гиканьем и улюлюканьем, впрочем, не слышным для обычных людей, выпорхнули из пространства Сколопендры и зависли на метлах в воздухе возле висящих на проводе женских туфель.

    Рядом с ведьмами пристроились несколько призванных ими демонов и бесов. Другие демоны, бесы и покойники заняли свои места на крыльце подъезда, расположившись на рисунках внизу крыльца, усевшись на козырьке, где был странный мусор, а также встав возле нити, вбитой в косяки возле двери в подъезд. Основная часть демонов и других духовных существ расположилась по всей протяженности тропинки, идущей от дома до пешего перекрестка.

    Сколопендра усилила оморочки вокруг дома, чтобы никакой человек в это время не появился возле дома, мешая приближающемуся магическому поединку ведьм.

    Все дальнейшее перед взором Маринки произошло в режиме «нон стоп», когда баба Варя быстро говорила то, что Марина не понимала, и быстро делала то, что Марина не понимала еще больше.

    - «С той стороны вокруг двери на косяках петля с веревки повешенного. Кладбищенские гвозди. На двери крышка гроба.» — как робот проговорила ведьма Варвара и также механически продолжила: «Нет времени разделять. Подчиняем и обезвреживаем.»

    С этими словами баба Варя вытянула вперед руки и Маринка почувствовала, как из груди и рук Варвары вырвалась холодная энергетическая волна и ударила в дверь.

    Ведьма Варвара действовала по «старой школе», правила которой гласили, что быстро подчинить вражеских духов можно только значительным применением силы. Нужно было как следует энергетически ударить духа, введя его в шок, а потом духа, находящегося в шоке, подчинять и направлять как будет ведьме угодно. Во многих ситуациях, в которых оказывалась ведьма Варвара, этот метод всегда срабатывал.

    После того, как по ощущениям словно Снежная Королева коснулась двери подъезда, баба Варя быстро подошла к двери и достав из кармана нечто, похожее на шкуру змеи, легко ударила ею все четыре внутренние косяка двери. В этот момент, лопнула нить, снаружи завязанная на гвоздиках, вбитых в деревянные косяки над дверью и внизу двери в подъезд. Нить лопнула в нескольких местах так, что куски нити полетели вниз и опустились на крыльцо в фигуры, напоминающие свернувшихся змей. Несколько бесов и покойников, стоящие возле двери, громко ойкнули и вспыхнув, рассыпались в духовный и энергетический прах, полностью разрядившись для пребывания в мире живых.

    Затем, повернувшись к Марине, ведьма Варвара сунула руку в сумку, которую держала Маринка, и вытащила из нее жменю земли.

    - «Такой землицы они еще не знали. Крышка гроба в землю поди, на кого упадешь, всех с собой забери.» — с этими словами баба Варя бросила три горсти земли из своей жмени прямо в середину внутренней стороны двери подъезда.

    Глядя на то, как Варвара бросает землю, Маринке вспомнилось как бросали землю на похоронах в могилу на крышку гроба родственника.

    От воспоминаний Марину отвлек страшный треск. Дверь подъезда, словно сама выломавшись из петель, с грохотом упала во вне, на крыльцо. Дико завизжали покойники, демоны и бесы, которые стояли на крыльце. Совершенно непостижимым для них образом дверь накрыла их всех, придавила к крыльцу и теперь они поочередно вспыхивали как спички, обращаясь в духовный и энергетический прах.

    В этот момент в небе сверкнула молния, громыхнул гром и начался ливень. Бесы, демоны и покойники, которые сидели на козырьке подъезда, ожидая возможности вместе с мусором прыгнуть на головы Варвары и Марины, упали на землю перед крыльцом вместе с мусором, смываемым с козырька потоками дождя. Разумеется, они были видны только для ведьм и тех, кто умел видеть в духе.

    Баба Варя вышла на крыльцо подъезда, остановившись на лежащей двери. За её спиной, осторожно наступая на дверь, семенила Марина.

    Лицезрея обескураженных демонов, бесов и покойников, упавших на землю с козырька крыльца, Варвара медленно сказала, удерживая своим взглядом очи этих духовных существ: «Из мертвого сухого дерева пришли, в мертвое сухие дерево обратно ушли. Исполните закон: кормите небесный огонь.»

    Внезапно в небе сверкнула молния, громыхнул гром. Ведьма Варвара быстро подняла руки и, к изумлению Маринки, с рук Варвары сорвались молнии и ударили сквозь демонов, бесов и покойников, упавших с козырька крыльца, в землю позади них.

    Конечно, молнии сорвались с рук Варвары не в материальной реальности, а в духовном пространстве ведьмы Варвары, которое она распространяла вокруг себя вместе со своей волей и силой. Никто из обычных людей этих молний не увидел бы, как и не увидел бы Варвару с Мариной. Они также были сокрыты от взоров обычных людей оморочками духовного пространства ведьмы Варвары.

    Демоны, бесы и покойники, сквозь которых прошли молнии, будто просто рассыпались. Все остальные духовные существа, стоящие вдоль тропинки и висящие вместе с тремя ведьмами в воздухе, равно как и сами ведьмы, опешили. Их словно парализовало. Они никогда не видели, чтобы ведьма так легко в духе использовала молнии для разрядки и уничтожения насыщенных энергией тел демонов, бесов и покойников. Они вообще такого не видели. На какое-то мгновение ведьма Варвара почудилась им всем воплощением грозного божества грома и молний.

    И словно в подтверждение этого, баба Варя вышла под дождь с поднятыми руками, стала там, где сгорели от её молний демоны, бесы и покойники, и закричала: «Как эти сгорели, так и остальные сгорят! Вы все одним мертвым деревом мазаны!»

    В небе снова сверкнула молния и с рук ведьмы Варвары в разные стороны сорвались молнии, которые начали поражать всех демонов, бесов и покойников, имевших прямые духовные связи со сгоревшими от её молний демонами, бесами и покойниками.

    Молнии били с рук бабы Вари вверх, вниз и в стороны, проходя сквозь указанных духовных существ в землю. Существа вскрикивали, вспыхивали и рассыпались в прах. Три ведьмы, не понимая природы силы Варвары, бросились в воздухе врассыпную.

    Зрелище было настолько потрясающим, что Маринка не двигалась, словно завороженная. Она все видела так, как видят ведьмы. Она уже не была простым человеком.

    Из пространства на перекрестке выскочила Сколопендра. Она была в ярости, её план рушился на глазах. В отличии от трех ведьм, а также демонов, бесов и покойников, ведьма Сколопендра догадалась, что вероятно в земле, в тех местах, где молнии били в землю, ведьма Варвара когда-то поместила иглы с нитками из савана или гвоздики с кладбища. Поэтому, духовные молнии проходя через бесов и покойников разряжали их в ноль в мире живых и отправляли их прямо в мир мертвых.

    Объяснять все это трем ведьмам и оставшимся в живых бесам у Сколопендры не было времени, нужно было спасать ситуацию.

    - «Идиотки!» — закричала Сколопендра ведьмам: «Атакуйте Марину! Нужно сбить волю и пространство этой старухи! Вырубите девчонку и несите в шабаш!»

    Крик хозяйки шабаша привел в чувство трех ведьм и они, окликнув оставшихся в живых демонов и бесов, ринулись в сторону Марины.

    Этот крик услышала и Варвара. Опустив руки и перестав испускать молнии, она сжала кулаки и дико закричала. Из груди и рта ведьмы Варвары вырвалась толстая волна ядовито желтого света и, прокатившись по тропинке, ударила в перекресток, на котором стояла Сколопендра и располагался вход в её духовное пространство.

    От неожиданности ведьма Сколопендра рванулась в сторону, перекатившись по земле и уходя таким образом от удара энергетической волны Варвары.

    Но входу в её духовное пространство не повезло. Удар Варвары был настолько энергетически объемным и сильным, что напрочь снес и испарил в прах белые двери вместе с зияющей чернотой входа в духовное пространство Сколопендры. А на материальном уровне на перекресток, словно из ниоткуда, упали как будто сорванные железные дверные петли, окрашенные в белый цвет.

    Также, не повезло духовному глубокому рву, который был наложен на реальность тропинки. Он просто испарился, как будто его никогда и не было.

    Этого не видели три ведьмы и оставшееся при них воинство демонов и бесов. Они подлетали к Маринке, готовые выполнить приказ своей госпожи.

    Варвара обернулась и оценила обстановку. Она не успеет помочь Маринке, потому что должна набрать энергии для дальнейшего боя, затраченной на удар по Сколопендре, которого увы Сколопендра сумела избежать.

    Энергией Варвара набиралась достаточно быстро. В этот момент многие люди в городе, служащие у неё донорами, падали без чувств от резкой потери энергии. Но этого времени все равно не хватало, чтобы помочь Маринке. Сейчас три ведьмы вырубят Маринку, ограничив волю Варвары над ней, и это будет начало конца не только для Маринки, но и для самой ведьмы Варвары.

    Внезапно, откуда-то сбоку на трех ведьм и их бесовское воинство налетела туча чужих бесов и покойников. Завязалась драка.

    - «Что всем вам нужно от моей дочери?!» — в пространстве, позади тучи чужих бесов и покойников, возник резкий, нервный и гневный женский крик.

    С неба на метле спускалась незнакомая ведьма. Она была полновата, но, вероятно, стеснялась этого, так как пыталась скрыть полноту свободным длинным ситцевым платьем. Глаза ведьмы немного косили в разные стороны, но, опять же, она старалась скрыть и этот, по её мнению, дефект копной длинных, прямых и крашенных в цвет спелого сена волос.

    - «Мама?!» — невольно вырвалось у Маринки. Сказать, что Марина была удивлена и растеряна, это значит ничего не сказать.

    - «Привет, Саша! Давно не виделись!» — глаза ведьмы Варвары хищно сверкнули в сторону ведьмы Александры, матери Маринки: «Видишь, дочку твою защищаю, от того, чтобы её другие ведьмы жизни не лишили!»

    - «Старая идиотка!» — с земли поднялась ведьма Сколопендра, обращаясь к бабе Варе: «Эта ведьма, мать этой девчонки, она первая, кто хочет её убить! Ведьма Александра решила принести в жертву свою собственную дочь Марину! И пусть меня сейчас насмерть поразят Силы, если я солгала!»

    - «О как!» — глаза ведьмы Варвары стали еще более хищными: «А я то, старая, думала, что это Лешка главный швец, и жнец, и на дуде игрец! А, оказывается, Саша, ты всех переплюнула в ентом виде спорта?!»

    Верить в услышанное Маринка отказывалась. А её мать Александра, как оказалось тоже ведьма, тем временем приземлилась на землю.

     

    (Продолжение следует)

    Елена Сибирякова


      Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 9. И швец, и жнец, и на дуде игрец.

      Depositphotos_34042701_l-2015-pic905-895x505-85752

       

      - «Писец!» — громко и нервно разносилось по квартире Боброва Оюшминальда Григорьевича или в дружеском сокращении Нальдика.

      - «Они уволили меня! Ты слышишь? Они уволили меня с занесением в личное дело!» — Нальдик бессильно рухнул в кресло и сразу налил себе новую порцию кубинского рома, взяв бутылку с маленького антикварного столика.

      У БОГа, как любил сам себя называть Нальдик по первым буквам своего имени (Бобров Оюшминальд Григорьевич), возникли серьезные неприятности. Некоторое время назад ему позвонили и пригласили в министерство. Перед выходом Нальдик, как всегда, сделал предсказание и оракул обещал успех. Да, успех сейчас ему не помешал бы. Для того же душевного и физического восстановления после недавнего столкновения с ведьмой Варварой. Например, срочная командировка в торговое представительство на Кубу: к океану, рому, расслаблению, девушкам.

      К удивлению Нальдика разговор с ним повел не его непосредственный шеф в министерстве, а куратор из КГБ, и непосредственно о девушках. В жесткой форме Нальдик сначала был отчитан за многократные беспорядочные связи с женщинами на территории Кубы. Затем, Нальдику было предъявлено фото, на котором Бобров Оюшминальд Григорьевич делил ложе с молоденьким кубинским мальчиком. Нальдик покраснел. Он плохо помнил ту ночь и даже не понимал, что заставило его попробовать такую «экзотику». Проклятый ром!

      Куратор из КГБ понаблюдал за реакцией Нальдика, скривился и на стол легла новая фотография, на которой Нальдик был запечатлен в обнимку с красивой девушкой. Да, Нальдик помнил её, эта «ла чика» тогда произвела на него огромное впечатление. То, что она с ним вытворяла в постели, не шло ни в какое сравнение и с ранее соблазненными им десятками кубинских девушек, и с молоденьким кубинским мальчишкой, благодаря которому Нальдик узнал о себе много нового. Куратор из КГБ сообщил Нальдику, что девушка на фото это сотрудница ЦРУ, занимающаяся промышленным шпионажем. И благодаря Нальдику црушница узнала много секретов советского торгового представительства на Кубе. Поэтому, Бобров Оюшминальд Григорьевич больше не работает сотрудником этого представительства, а в его личное дело буду занесены соответствующие данные, не совместимые с почетным званием советского дипломата.

      - «Мой оракул… Он соврал мне! Он сказал, что меня ждет успех, а меня уволили! Как же так?! Первый раз такое!.. Моей карьере конец! Мне конец!..» — Нальдик противно ныл, проваливаясь в истерику все глубже и глубже.

      - «Разве я не предупреждала тебя? Разве ты не обещал мне, что перестанешь трахать своих грязных девок? — ледяным голосом обратилась к Нальдику Сколопендра и продолжила: «Ты клялся нашими богами! Ты клялся Силой! И превзошел самого себя: натешившись со шлюхами, ты решил перейти с девок на мальцов, напоследок переспав со шпионкой! Странно, что тебя не арестовали, а только уволили!»

      Сколопендра стояла возле окна в балахоне насыщенно бронзового цвета, её белоснежные руки были сцеплены в замок на уровне груди. Казалось, что Сколопендра смотрит в окно, но похоже, что смотрела она куда-то глубоко в себя.

      - «Зачем ты так? Ты же знаешь, что я не просто спал с девками ради удовлетворения похоти! Они… Они были пища! Их жрали наши демоны!» — Нальдик закусил кулак. Ему казалось, что идея с пожиранием демонами девиц, в которых они проникали через Нальдикову постель, была прекрасным прикрытием для его слабости к блуду. Нальдик верил, что Госпожа ведьм, считающая его своим мужчиной, именно так воспринимает Нальдиковы постельные приключения на Кубе и смотрит на его кубинских «ла чико» сквозь пальцы.

      - «Ты перестал заводить демонов в грязных девок, с которыми ты спал, еще два года назад! Я все знала и прощала тебе, надеясь, что мой мальчик наиграется в мачо и, наконец, возьмется за ум! Я ошиблась: вместо «взяться за ум», мой мальчик взял и себе «на конец» насадил мальца и шпионку!» — Сколопендра резко повернулась к Нальдику, её красивое лицо исказилось словно от судороги: «Твои поездки были важны для Дела наших богов! Ты все про… провертел на своем похотливом «болте»! Тебе действительно конец, Нальдик! Прощай!»

      Сколопендра двинулась по направлению к двери. Нальдик взвыл, вскочил с кресла и рухнул в колени своей Госпожи.

      - «Нет! Не оставляй меня, прошу! Я готов искупить! Я сделаю все, что ты хочешь!» — Бобров Оюшминальд Григорьевич заливался пьяными слезами. Ужас объял все его тело, потому что он знал, что как только Госпожа ведьм выйдет за двери (таким вот образом с ним простившись), её верные ведьмы ворвутся к нему в квартиру и учинят над Нальдиком магический разбой. Нальдик знал, что ведьмы его Госпожи были затейницами в плане издевательств над людьми и не людьми. А потом в милицейском протоколе будет написано, что Бобров Оюшминальд Григорьевич сам утопил себя в унитазе, при этом, чтобы достать голову Нальдика из унитаза пришлось разбить этот самый унитаз. И все, что Нальдику останется — это посмертие в виде вечного духа-раба при какой-нибудь ведьме их Шабаша.

      Сколопендра с отвращением посмотрела на вчерашнего любовника и сказала: «Хорошо, я дам тебе последний шанс. Выпьешь снадобье. Через несколько минут в тебя начнет входить один из наших богов. Он овладеет твоим телом и сделает все, что нам нужно.»

      Из балахона бронзового цвета появилась белоснежная изысканная рука, держащая стеклянный пузырек. Нальдик уставился на пузырек, словно кролик на удава.

      - «Но если что-то пойдет не так, то я могу сойти с ума и на всю оставшуюся жизнь стану шизофреником.» — начал было Нальдик.

      - «Кто сказал тебе, что у тебя осталась какая-то жизнь, после того, что ты натворил?» — словно по-змеиному прошептала Сколопендра.

      Нальдик мертвенной рукой взял пузырек, открыл его и выпил.

      - «Молодец!» — Сколопендра улыбнулась ослепительной улыбкой и шагнула к двери.

      Нальдик остановившимися глазами смотрел ей вслед и когда у самой двери его Госпожа ведьм обернулась вихрем и вылетела сквозь закрытую дверь, он без сил лег на пол и стал ждать.

       

      Зоя Васькина спешила. Её ушастый запорожец выжимал из себя все, что мог. Она выполнила задание Госпожи ведьм и теперь надеялась получить вознаграждение в виде полноценного участия в Шабаше на правах старшей ведьмы.

      После того, как Шабаш понес серьезный ущерб от блокирования кладбищенских каналов Госпожи ведьм, которую ведьма Варвара именовала Сколопендрой, и колдовская воля и Сила Госпожи ведьм была значительно усечена, требовалось быстрое восстановление утраченных духовных позиций. Сколопендра понимала, что попытка установить новые кладбищенские каналы по старой схеме в других местах ждет тоже самое, что случилось с каналами её мертвых родственников. Нужно было другое решение и Сколопендра получила от своих богов рекомендации.

      Новая схема основывалась на том, что кладбищенские каналы будут завязываться не на могилах, а на живом человеке — медиуме, который в отличии от могил будет всегда под рукой и под круглосуточной защитой ведьм шабаша. Да, было в этой схеме и слабое звено: будучи вместилищем кладбищенских каналов носитель этих каналов быстро изнашивался и умирал. Боги рекомендовали Сколопендре несколько обрядов, которые должны были не только контролировать аккуратное пользование кладбищенскими каналами, завязанными на живом человеке, но и продлить время жизни их носителя.

      Оставалось найти подходящую кандидатуру для пробного варианта завязывания кладбищенских каналов. И такая кандидатура была найдена: способная начинающая ведьма Зоя горела желанием угодить Госпоже ведьм и услышав, что от неё требуется, не мешкая согласилась. Зое пообещали статус старшей ведьмы шабаша и круглосуточную работу при шабаше. О подобном начинающая ведьма Зоя Васькина и мечтать не смела.

      Её отправили в другую область искать старое, затерянное в лесах кладбище. Найдя кладбище, Зоя должна была разыскать нужную могилу и провести особый обряд. После чего, съесть земли с этой могилы и срочно возвращаться назад, чтобы успеть до полуночи. То есть, с того момента, как Зоя проглотила землю она должна была успеть вернуться назад пока часы не пробили двенадцать ночи. В полночь шабаш должен будет провести над Зоей обряд по схеме Госпожи ведьм, наполнив Зою особой силой, которая принесет блага всему шабашу.

      Несколько дней потратила Зоя пока нашла заброшенное кладбище в лесу. Еще сутки ушли на то, чтобы «просканировать» в духе все могилы этого кладбища. Наконец, найдя нужную могилу, Зоя на рассвете провела нужный обряд, проглотила землю и выехала в обратный путь.

      За рулем Зоя была сама. Водить машину её научил сосед. Тогда Зоя еще не была ведьмой. Она была веселой и наивной студенткой, считая что сосед дядя Федя учит её водить машину по доброте душевной. Научив всему, что знал о вождении автомобиля, дядя Федя устроил Зое «экзамен» по вождению за городом, который она с успехом сдала. После чего, дядя Федор изнасиловал Зою на сиденье своей «Волги», опять же, по доброте душевной. Заявление на дядю Федора Зоя писать не стала, он работал в милиции и обещал опозорить её на весь город «если что».

      Время шло, Зоя окончила институт, уехала из города в село, устроившись работать в колхоз по специальности агроном. Там она и встретила своего будущего мужа, вдового председателя колхоза. Разница в возрасте её не пугала, за новым мужем она была как за каменной стеной. Да и председатель колхоза в своей молодой жене души не чаял. И, уже зная пристрастие Зои к вождению автомобиля, подарил ей запорожец. Надежный и обеспеченный муж, собственный дом, личная машина, казалось бы о чем ещё Зое можно мечтать?

      Внезапно стала плохо чувствовать себя свекровь, мать мужа. Казалось, что скоро она отойдет в мир иной. Призвав Зою, свекровь поведала, что является родовой ведьмой и не может умереть, пока не передаст свою Силу.

      Разумеется, Зоя не поверила словам свекрови. Поэтому умирающая ведьма продемонстрировала свою силу, без помощи рук и каких-нибудь средств подняв Зою вместе со стулом, на котором Зоя сидела, вверх к потолку хаты и опустив обратно. Увы, это все, на что хватило у свекрови физических и энергетических сил.

      Но Зое этого было достаточно. Уверовав в колдовскую силу свекрови, Зоя приняла от умирающей ведьмы Силу и старая ведьма почила с миром. Правда, через 9 дней проявилась у Зои в голове и начала учить колдовать.

      Не все у Зои получалось, даже с Дарами покойной ведьмы. Но простейшие порчи и простейшие исцеления Зоя делать научилась. И однажды, в борьбе за здоровье клиента, Зоя столкнулась с ведьмами из шабаша Сколопендры. Госпожа ведьм не стала убивать Зою, узрев в ней что-то для себя полезное. Напротив, оставив в покое её клиента, пригласила Зою в свой шабаш.

      Итак, Зоя спешила. Дорога была пуста. По бокам дороги мелькали поля и лесопосадки. Светило солнце. Встречный ветер влетал в окна с опущенными боковыми стеклами передних дверей. Радио Маяк транслировало какую-то песню. Мысли Зои блуждали вокруг будущего, которое выстраивалось для неё в заманчивом виде. Все было просто и понятно. Единственным нерешенным вопросом для Зои был её муж, которому придется объяснять куда она будет ездить каждый день. Зоя понимала, что муж вряд ли будет её отпускать на работу в шабаш. Ей итак удалось кое-как отвести мужу глаза, чтобы она могла на несколько дней уехать по делу, порученному Сколопендрой, заставив поверить мужа в то, что она едет в город навестить родителей, но при этом звонить её родителям каждый день, узнавая как у неё дела, не нужно.

      Внезапно, впереди на дороге Зоя заметила фигуру человека. По мере приближения стало видно, что какой-то неопрятного вида мужик идет по той полосе дороги, по которой ехала Зоя, и несет на спине здоровенный оббитый красной тканью гроб. Зрелище не только удивило Зою, но и разозлило её: из-за психа с гробом она не могла проехать. Как назло по встречной полосе, словно появляясь из ниоткуда, стали проноситься машины. Они проезжали мимо и, казалось, не обращают никакого внимания на мужика с гробом. Зоя сигналила странному психу, чтобы он ушел с проезжей части, но мужик, казалось, не слышит.

      Наконец, улучшив момент Зоя обогнала мужика с гробом и на нервах прокричала ему в открытое окно правой двери: «Придурок, смотри, переломишься!»

      Мужик повернул лицо и Зоя опешила: лицо человека было безумным. Он оскалился и проговорил: «Кто меня обгоняет, тот на себя забирает!»

      Все это произошло в какие-то мгновения. И, возможно, Зое только показалось, что безумец такое сказал. Возвращаться и переспрашивать Зоя не собиралась. Она и так задержалась из-за этого психа на дороге.

      Внезапно, Зоя услышала страшный скрежет. Краем глаза Зоя увидела, что переднее левое колесо отделилось от автомобиля и унеслось куда-то влево, словно начало жить своей жизнью. Машину резко мотнуло в сторону. Зоя вдавила педаль тормоза в пол и тут увидела прямо перед собой дерево. Потом был удар и темнота…

      Когда к Зое вернулось сознание, она обнаружила себя лежащей на земле. Зоя практически не чувствовала своего тела. Даже не могла повернуть головой. Все что она могла это смотреть глазами на дорогу благодаря голове, которая обездвижено лежала на боку.

      Вдруг, глаза и сознание Зои зафиксировали перед собой какое-то движение. Она увидела мужика с гробом. Буря эмоций пронеслась в голове у Зои, но она по-прежнему не могла двигаться и даже шевельнуть языком.

      Мужик бросил гроб на землю прямо перед Зоей и наклонившись к ней сказал: «Раз забрала, теперь примеряй!»

      После чего, мужик расхохотался, вышел на дорогу и опустился на колени, упершись руками в асфальт. Гаснущим сознанием Зоя успела увидеть, как мужик начал словно вертеться вокруг себя волчком. Потом пришла мысль, что это вертится не мужик, а вихрь вокруг мужика. Через мгновение вихрь опал и вместо мужика на дороге стояла большая черная собака. Зое показалось, что собака смотрит на неё и беззвучно по собачьи смеется. Затем, сознание Зои погасло окончательно и уже насовсем.

      Первая попытка Сколопендры завести кладбищенский канал через живого человека провалилась.

       

      Нальдик лежал на полу в своей квартире и ждал прихода божества. Однако, прошло уже около часа, но ничего так и не происходило. Никаких движений энергий в теле, никаких ощущений присутствия рядом огромной Силы.

      Нальдик встал, пнул ногой пустую бутылку рома и решил пойти на кухню, заварить себе кофе. Возможно, Госпожа ведьм просто решила проверить Нальдика на вшивость и скоро вернется к нему, предложив настоящее дело. А в том, что он должен будет сделать что-то очень важное для искупления своей вины перед Госпожой ведьм, Нальдик не сомневался.

      Открыв дверь на кухню Нальдик остолбенел. Вместо кухни он увидел песчаный берег с пальмами, который омывал теплый океан. Еще не веря, Нальдик ступил на песок и взял его в руки. Песок как песок. Ощущения вполне реальны. Легкий бриз обдувает лицо, и сознание Нальдика уже фиксирует весь комплекс запахов и ароматов, какие обитают на побережье тропиков и океана.

      Нальдик обернулся назад и вместо двери из коридора на кухню в своей квартире он увидел вход в полуразрушенную хижину. Ещё не осознавая, но чувствуя подсознательно весь ужас своего положения, Нальдик влетел в хижину и застыл. Вместо коридора своей квартиры, который он надеялся увидеть и понимая, что так часто бывает во снах, когда разные образы сочетаются друг с другом, перед ним была единственная комната этой полуразрушенной хижины.

      Нальдик бессильно опустился на пол хижины и все понял. Божество давно уже овладело телом Нальдика и аккуратно удалило сознание Нальдика и его душу, поместив их «на берег океана». Божество не хотело, чтобы Нальдик присутствовал (даже глазами) при том, что оно будет делать, используя тело Нальдика как свое орудие или марионетку.

      Но это было пол беды. Нальдик знал, что если божество пожелает, то может оставить сознание Нальдика и его душу «на берегу океана» навсегда. Тогда в миру тело Нальдика станет безумным «овощем», не знающим себя. Станет безвольной и тупой куклой, смысл существования которого будет в том, чтобы быть просто энергетическим кормом для ведьм его Госпожи.

       

      А тем временем, из подъезда дома, где жил Нальдик, вышло его тело, одержимое божеством из пантеона Сколопендры. Учитывая, что тело Нальдика было опрятно одето в выглаженный белый костюм тройку и черную рубашку, а на глазах красовались модные среди советских граждан черные солнцезащитные очки, божество было явно не буйным. В духе вокруг тела Нальдика бушевали потоки энергий, что отражалось на материальном пространстве вокруг тела Нальдика, которое визуально словно преломлялось подобно миражу или дрожащим потокам горячего воздуха, поднимающегося от асфальта к небесам.

      Тело Нальдика медленно покрутило головой по сторонам, изучая местность возле дома и сканируя его божественной духовной силой на предмет наличия чужих колдовских воздействий. Ничего интересного божество не обнаружило, кроме мужчины, лениво сидящего на лавке возле подъезда. Внешне мужчина не представлял интереса: лохматая нечесаная голова, неопрятная щетина на лице, перегар распространяющийся от него на несколько метров, не первой свежести штаны и рубашка. Рядом на лавке стояла открытая бутылка пива «Жигулевское». Типичный местный алкаш. Глаза мужчины были прикрыты, он то ли спал сидя, то ли жмурился на солнце.

      Божество двинуло тело Нальдика вперед, минуя алкаша, сидящего на лавке по правую сторону. Сегодня в мире людей у божества много дел. Слишком много ударов было нанесено шабашу Сколопендры и он, божество, имеющее источник силы в далеких теплых странах, должен помочь Госпоже ведьм, носительнице их божественных сил.

      - «Огоньку не найдется, гражданин хороший?» — вопрос возник со стороны алкаша. Он сидел и ухмыляясь, жмурился на солнце, поигрывая во рту незажженной папиросой «Беломорканал».

      Первая мысль божества была мгновенно убить это человеческое отребье. Да как он смеет так обращаться к одному из верховных божеств далекой земли, где миллионы людей (рабов божеств) готовы ежедневно приносить на алтари свои жизни и жизни своих детей, только бы божества не гневались?!

      Через мгновение божество успокоилось, вынуждено приняв, что оно все-таки в теле советского гражданина Боброва Оюшминальда Григорьевича и жертвенные алтари с рабами очень далеко. А потому, божество решило не убивать лично, а только наказать алкаша, лишив его рассудка с помощью своей духовной силы.

      - «Огонек для тебя найдется, но не здесь…» — сухо ответило алкашу тело Нальдика.

      - «Это как?» — не понял алкаш, а затем ухмыльнувшись, сказал: «Аааа! В смысле, что сообразим на двоих? Так мы завсегда с удовольствием!» (имея ввиду возможность распития спиртных напитков вместе с гражданином в белом костюме и за счет этого гражданина).

      - «Тогда пойдем!» — тело Нальдика двинулось к алкашу. Глаза Нальдика начали разгораться мертвенным голубоватым светом и это стало видно даже сквозь солнцезащитные очки.

      Впрочем, казалось, алкаш ничего не замечал. Пружинисто встав, алкаш взял в руки бутылку со скамейки, намереваясь допить её одним разом и уже пустую бросить под лавку. Иди мыть бутылку и затем сдавать её в пункт приема стеклотары, как часто делали не только алкаши, но и обычные советские граждане, алкаш уже не собирался. Ведь для него впереди маячила перспектива бухнуть с интересного вида гражданином.

      Божество протянуло руку Нальдика по направлению к алкашу. Такой обычный дружеский жест: поздороваться. Сейчас алкаш возьмется за руку Нальдика и сразу получит порцию духовного удара прямо в свое пьяное сознание. После чего, сознание и душа алкаша отправятся в далекое путешествие, а его уже безумное тело будет неприкаянно бродить по улицам, пока не найдет случайную смерть под колесами автомобиля или пока не окажется в психушке.

      Но алкаш, вместо того, чтобы допить пиво, внезапно брызнул содержимым бутылки прямо в лицо Нальдика. Жидкость обильно попала на лоб и лицо Нальдика. Вспыхнув гневом, божество выбросило вперед кулак Нальдика, чтобы ударить пьяницу по лицу, мгновенно передав через кулак убийственную для сердца алкаша долю энергии.

      Вероятно, пьянь случайно обрызгал лицо Нальдика, нелепо пошатнувшись от постоянного употребления алкоголя. Но стерпеть подобное, даже если это случайность, божество в теле Нальдика не могло.

      Внезапно, божество зафиксировало, что начинает терять зрение в голове Нальдика и тело Нальдика перестает слушаться. Не только алкаш исчез из поля зрения глаз Нальдика, но и, вообще, для глаз Нальдика наступила темнота. Только голос «алкаша» глухо донесся откуда-то из темной пустоты: «… сим повелеваю изыди демон из грешной плоти дурного раба …», а потом все окончательно затихло.

       

      Нальдик сидел на берегу океана и бездумно смотрел вдаль. Вдруг, он увидел, как вдали в океанской дали прямо из воды стало подниматься гигантское строение, внешне напоминающее улей. От гигантского «улья» отделились и понеслись по небу в сторону Нальдика две точки. По мере их приближения, Нальдик различил двух страшных демонов, похожих на гигантских шершней.

      Нальдик содрогнулся. Он знал этот вид демонов и знал, что их посылают забирать души умерших, которых определяют в вечные духовные рабы.

      - «Неужели мое тело мертво?» — возникла паническая мысль.

      Вместо ответа два демона, похожие на гигантских шершней, на лету схватили Нальдика за плечи своими жуткими и острыми когтями, причинив ему дикую боль, и понесли свою добычу обратно в гигантский «улей».

      В полете над водой Нальдик истошно закричал от накатившего на него ужаса и невыносимой боли. Но демонам, несущим Нальдика было все равно, как и окружающему Нальдика миру.

       

      Сколопендра, Госпожа ведьм могущественного шабаша, сидела на метле в трех метрах над землей. Насыщенно бронзового цвета балахон медленно развевался на ветру. Красивое лицо Сколопендры было скорбно. Она была невидима для простых смертных. Внизу на асфальте лежало искалеченное и окровавленное тело Нальдика. Пустые глаза бывшего любовника Сколопендры смотрели в небо. Врачи скорой помощи и патруль милиции фиксировали в протоколе смерть от несчастного случая. Бедняга в белом костюме неизвестно по какой причине выбежал на дорогу, прямо под колеса автомобиля.

      - «Вот и закончился твой путь, мой тигр! Жаль!» — холодно промолвила Сколопендра. Она действительно жалела об утрате. С Нальдиком Сколопендра могла чувствовать себя счастливой, не забывая о том, что она носитель сил божеств из дальних теплых стран и Госпожа ведьм могущественного шабаша.

      Сколопендра нисколько не сомневалась, что в смерти Нальдика виновна ведьма Варвара. Но как Варвара смогла победить одно из сильнейших верховных божеств пантеона Сколопендры и получить контроль над телом Нальдика Сколопендра не понимала.

      Дикая необузданная ненависть захлестывала Сколопендру. Она была готова прямо сейчас отправиться к ведьме Варваре и просто придушить её голыми руками. Но нельзя! Сколопендра пыталась успокаивать себя тем, что месть Варваре должна быть изысканной, чтобы старая ведьма долго и мучительно страдала, умоляя о быстрой смерти для себя!

      И, вообще, главное — это дело! Дело, порученное Сколопендре ее божествами. Ничего, скоро должна приехать Зоя, шабаш ведьм проведет все нужные обряды и Сколопендра начнет восстанавливать свои силы. И дело, порученное божествами, снова начнет воплощаться в жизнь.

      - «Прости, моя Госпожа. Зоя мертва. Разбилась на машине по пути назад.» — прошелестел голос ведьмы рядом со Сколопендрой.

      Это была последняя капля. Попытка Сколопендры завести кладбищенский канал через живого человека провалилась. И снова из-за ведьмы Варвары. Красивое лицо Сколопендры исказилось и мощный поток ненависти затопил сознание Сколопендры, вытесняя оттуда все ограничения, которыми она пыталась себя сдерживать.

       

      - «Как же я устал!» — двоедушник Алексей, по прозвищу Феникс рухнул на стул в кухне ведьмы Варвары.

      С тех пор, как старшие бесы пленили всех покойников Сколопендры и закрыли кладбищенские каналы, которыми пользовалась Сколопендра, сила её магии значительно ослабла. Смертельные порчи и блокировки, наведенные Сколопендрой и её шабашем ведьмам, которыми была окружена квартира ведьмы Варвары, были саморазрушены, оставшись без надлежащей духовной и энергетической поддержки. Поэтому, бабе Варе пришлось только счищать и убирать полуживые остовы порч и блокировок, а также несложно разряжать вражеских духов, которые по той или иной причине не смогли освободить себя от связи духовными трупами магических программ Сколопендры.

      - «Пока по твоей просьбе ведьму Зою убивал, пока любовника Сколопендры по статье увольнял и потом из его тела чужого бога изгонял, пока его смерть Нальдика через несчастный случай организовывал, думал развалюсь как старый пень! Представляешь, этот бог Сколопендры хотел сделать меня безумным и отправить бродить на дорогу под колеса машин! Ну я его и того… Короче, тело любовника Сколопендры само под колеса попало!» — двоедушник вздыхал, обращаясь к ведьме Варваре.

      Баба Варя улыбнулась в ответ, поставила на стол перед колдуном двоедушником Алексеем чашку чая, тарелку с блинами, сметану, мед, домашнее смородиновое варенье и сказала: «Прямо так и само? Эх, Лешка, ты мой герой! Прямо и швец, и жнец, и на дуде игрец!»

       

      (Продолжение следует)

       

      Елена Сибирякова


        Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 8. Василий 13-й. Продолжение.

        stanovlenie 16

         

        Трое мужчин, одетых в темные, даже черные, накидки с капюшонами на головах стояли на кухне ведьмы Варвары и с интересом рассматривали как саму ведьму, так и сидящих с ней рядом Маринку и колдуна-двоедушника Алексея по прозвищу Феникс.

        - «Значится, вы старшие бесы и у вас есть право охотится на древних дорогах?» — баба Варя с взаимным интересом рассматривала гостей из мира бесов.

        - «Ага!» — лениво ответил бес Василий и с ехидцей обратился к колдуну Алексею: «Привет, Феникс! Как здоровье?»

        Феникс подавился чаем и прокашливаясь ответил: «Привет. Жив пока!» И, чуть подумав, продолжил: «Вашими молитвами!» Он еще не забыл, как его корежило в войне с ведьмой-перебежчицей, как она его убила и с какими дикими болями он возвращался к жизни. Тогда ему казалось, что с него живьем содрали шкуру, живое мясо посыпали солью и стекловатой, а потом прилепили шкуру обратно, словно так и было.

        Бесы весело рассмеялись.

        Василий перевел взгляд на Маринку, потом на бабу Варю и сказал, глядя Маринке прямо в глаза своими бездонными черно-красными глазами: «А ты, молодая ведьма, ты как спелое яблоко, которое …»

        - «Василий!» — перебила беса ведьма Варвара: «Не смущай мою ученицу. Давай по делу!»

        - «Ладно, это не мое дело!» — отвернулся от Маринки бес Василий: «Моё дело здесь это древние дороги духов! Итак, что ты от нас хочешь, Варвара?»

        - «Я хочу, чтобы вы прошли этими дорогами, нашли всех нынче неупокоенных мертвых родственников Сколопендры, которых она выкрала из мира мертвых и мира бесов! А также, всех мертвых ведьм и мертвых людей, которых она себе подчинила! Нашли, захватили их и сделали каналы их могил закрытыми для Сколопендры и её шабаша!» — холодно проговорила ведьма Варвара.

        Василий задумчиво улыбнулся: «Сколопендра? А что, подходящее прозвище для той, имя которой ты боишься называть!»

        - «Я не боюсь!» — глаза бабы Вари остекленели от нахлынувшей на неё злобы: «Я не хочу, слышишь меня бес, не хочу называть имя, которое для меня стало синонимом раскиданных на дороге лошадиных «каштанов», в которые я влезла обоими ногами!»

        Бесы задорно рассмеялись. Они не могли не подначивать людей, кем бы эти люди не были бы: ведьмами, колдунами или простыми гражданами.

        - «Хорошо, но чтобы их найти нам нужны имена её мертвых родственников, имена мертвых ведьм, названия кладбищ, где они лежат …» — Василий стал скучно и как-то даже «по канцелярски» перечислять, что ему нужно.

        Баба Варя молча встала и вышла в коридор. Через некоторое время она вернулась неся оттуда мешок, завязанный веревками со странными узлами и вплетенными в них цветными ленточками. Само полотнище мешка был изрисовано какими-то странными знаками, рисунками, символами и цифрами.

        - «Вот вам … Это земля с места, где она стояла в лесу.» — с этими словами ведьма Варвара положила мешок у ног удивленного Василия.

        - «И как я сюда войду?» — бес Василий понимал, что положив в мешок земли с места, где стояла Сколопендра, ведьма Варвара закрыла его всевозможными колдовскими блоками, чтобы эта земля не стала духовным каналом, через который ненавистная ведьме Варваре королева вражеского шабаша или её духи могли бы проникнуть к Варваре. Ничто духовное не выйдет из этого мешка, как и не войдет внутрь.

        - «Если я дам тебе только войти внутрь, ты сможешь потом выйти в лесу на месте, где была взята эта земля? И потом через свои бесовские каналы вернуться в мир бесов и снова зайти сюда через портал, которым вы вломились в мою квартиру?» — ведьме Варваре очень не хотелось деблокировать мешок не только на вход, но и на выход. От Сколопендры и её ведьм что угодно можно было ожидать.

        - «Могу. Мой статус дает мне такие возможности.» — сухо ответил бабе Варе старший бес Василий 13-й.

        - «Тогда, банзай!» — буркнула ведьма Варвара, зачем-то упомянув японское выражение, и склонилась над мешком. В её руке возник черный карандаш, пишущий кончик которого она словно ребенок быстро наслюнявила на своем языке. Затем, поднеся карандаш к мешку, ведьма прикоснулась к одному из нарисованных узоров и начала рисовать продолжение этого узора, выводя нечто, напоминающее пятиконечную звезду, в середине которой была словно круговая спираль, уходящая к центру звезды.

        - «Давай, пока не высох!» — повернулась баба Варя к бесу Василию и тот, не мешкая, наступил ногой на место, где Варвара нарисовала новый узор, и исчез из общего поля зрения так, словно его видимость выключили, как выключателем выключают в комнате свет.

        - «Получилось!» — обрадовалась ведьма Варвара и принялась быстро зарисовывать крестиками только что нарисованную звезду со спиралью внутри.

        Через несколько мгновений в коридоре послышался шум и из бесовского портала вылетел крупный волк с горящими глазами, обдав всех присутствующих на кухне замогильным холодом.

        - «Тебе повезло, ведьма, что в земле оказался волосок ненавистной тебе Сколопендры и я смог найти направления ко всем, кто тебе нужен!» — скрежещущим голосом сказал старший бес Василий, принимая облик мужчины, одетого в черную накидку с капюшоном, и уже веселее продолжил: «А кому повезет, у того и петух яйцо снесет! Мне нравится такое начало, Варвара! Но нам придется хорошо потрудиться, а без запаса сил, как ты понимаешь, это будет сделать очень сложно! Тем более, противостоять Сколопендре и её духам …» На последнем слове Василий сделал многозначительную паузу.

        Баба Варя понимающе вздохнула и вышла из кухни. Зайдя в комнату, она подошла к шкафу и вытащила оттуда старинную деревянную шкатулку. Что-то прошептав, ведьма Варвара смочила указательный палец правой руки своей слюной, провела им по крышке шкатулки и дунула на неё. И уже после этой замысловатой процедуры, открыла шкатулку.

        Казалось, что в шкатулке лежит какой-то хлам или мусор: грязноватые лоскутки, обрывки ниток, грязный платочек, узелочек с чем-то внутри, разные пуговицы, какие-то грязные ложечки, иголки, разного размера засушенные и заплесневелые кусочки хлеба, окурки сигарет и даже косточка от вареной курицы. Как только там не завелись тараканы?! Но это был не хлам и не мусор, это были предметы с духовными каналами к людям, которых ведьма Варвара сделала своими энергетическими донорами. А шкатулка на духовном уровне виднелась как некий духовный буфер, от которого к бабе Варе тянулся насыщенный энергией канал и питал её.

        Порывшись в шкатулке, ведьма Варвара вытащила из неё три предмета: небольшую грязноватую серебряную ложечку, красивую перламутровую пуговицу и окурок сигареты со следом от помады.

        С этими предметами в руке баба Варя вошла на кухню и положила их на стол перед бесами.

        - «Вот! Просто от сердца отрываю!» — вздохнула Варвара.

        Василий рассмотрел предметы и громко причмокивая сказал: «Мдааа, и где только ты находишь таких упитанных энергией здоровяков? Ты профессиональный хищник, Варвара! Годится! Мы берем их!»

        За все в этой жизни нужно платить! Особенно бесам! – это ведьма Варвара знала как дважды два и поэтому всегда, когда ведьминская удача ей позволяла, Варвара колдовством захватывала себе в энергетические доноры людей, которые для этого годились. Такими людьми, точнее энергией с этих людей, всегда было можно расплатиться с бесами или демонами за оказание особо ценных услуг.

        Серебряная ложечка принадлежала одному высокопоставленному чиновнику, здоровому борову, который держал в страхе всю государственную контору, в которой начальствовал, а также тресты, которые на подряде эту контору обслуживали. Чиновник так сильно следил за своим драгоценным здоровьем и словно упырь тянул из подчиненных энергию, что ведьма Варвара не смогла пройти мимо. Заменив чужих бесов, которые заставляли чиновника тянуть из людей энергию, на своих, баба Варя получила над ним полный контроль.

        Красивая перламутровая пуговица была от шубы дородной и богатой по советским меркам дамы, являющейся оперной певицей. Дама любила славу, овации и роскошь. Люди буквально забрасывали певицу энергией своего восторга и восхищения. Пройти мимо такой энергетической кормушки ведьма Варвара посчитала за грех.

        Окурок с женской помадой принадлежал главному бухгалтеру самого богатого в области завода. Женщина психологически и энергетически держала в кулаке более 5000 человек работников завода, включая директора завода и главного инженера. Главбух считала себя немного-немало хозяйкой завода, неофициально конечно же. Но, однажды, хамское поведение в гастрономе (всегда привыкшей повелевать) «хозяйки завода» загнало её в «кулак» ведьмы Варвары, на вечное энергетическое рабство.

        Баба Варя взяла руку Василия и положила её на три указанных предмета энергетического донорства, словно бы бес сам не мог это сделать. Разумеется, бес мог и сам взять предметы, но толку бы от этого не было. Это странное действие было необходимо, чтобы духовно зафиксировать, что ведьма сама направляет бесов кушать с предоставленных ею каналов энергетических доноров. Просто так перекинуть донорские каналы на не её личных бесов Варвара не могла. А как мы помним, старшие бесы были присланы из мира бесов специально для отдельной работы и поэтому считались присланными для дела, а не личными бесами ведьмы Варвары.

        - «Если она отдала нам такие лакомые энергетические куски на сложное дело, которое ещё может и не получиться, то что же за энергетические сокровища она оставила для себя в закромах?!? Ай да, ведьма, ай да Варвара!» — улыбнулся про себя бес Василий, забирая предметы.

         

        Древние дороги духов… Что же имела ввиду ведьма Варвара?

        И вообще, зачем все так усложнять: идти на какие-то древние дороги, когда, наверное, можно просто пойти по тем духовным дорогам, по которым теперь ходят бесы (а бесы ходят везде и для них нет запретных мест), выследить и захватить нужных покойников, как бы серьезно они не охранялись другими духами?!

        Все так, но было одно непростое «но»: очень сложно вырвать покойников из слаженной духовной системы, запитанной и завязанной при этом десятками поколений предков этих покойников, так, чтобы бесы (в своём оригинальном или в ангельском виде) не имели бы доступа к этим покойникам. А Сколопендра не просто вырвала нужных ей покойников из системы, а еще и спрятала их и оградила от замогильных нападок бесов и других Сил системы, используя их могилы и могильные каналы родственников для усиления своих чужестранных демонов на этой территории и, соответственно, своей колдовской силы, воли и власти.

        Так как система бесов активно использовала христианство в своих целях, а демоны Сколопендры не имели к христианству и бесам никакого отношения, то получалось, что чужестранные «язычники» отобрали у бесов «христианские» души.

        Для системы десяток покойников, отобранных «язычниками» (без возможности доступа бесов к этим душам), это была «капля в море», если смотреть на проблему глобально. Поэтому, Хозяева бесов не особенно беспокоились на этот счет. И возможно еще долго не беспокоились бы, если бы не ведьма Варвара.

        Баба Варя знала, что прятать мертвых и их мертвые каналы от бесов Сколопендра могла только в одном месте: на давно забытых людьми духовных дорогах, по которым духи ходили в 10-13 веке во времена Двоеверия на землях славян. В те времена на этих духовных дорогах духи языческих духовно-магических систем сражались с бесами (в их оригинальном и ангельском ликах) за души славян.

        Бесы практически не использовали эти дороги в своих делах. Как минимум потому, что давно выстроили свои, полностью контролируемые системой и бесами, дороги. А древние дороги остались для бесов символом забытой, мертвой и ничейной духовной «земли», где когда-то давно происходили серьезные сражения с «языческими» духами за души славян.

        Конечно, в конце концов бесы выиграли войну с «язычниками» и их духами, но, задолго до победного конца, на тех дорогах было столько проигранных бесами сражений, столько пролито черной бесовской крови, что говорить о возможности полного духовного и магического контроля тех древних дорог со стороны бесов не приходилось. Поэтому, эти древние дороги в большинстве случаев были заблокированы и преданы забвению. Но, вероятно, не везде, раз Сколопендра нашла лазейки и спрятала там своих покойников. И теперь перед старшим бесом Василием и его напарниками стояла задача отыскать этих покойников на тех дорогах и захватить их.

         

        Три черных волка с горящими красным светом глазами сквозь туман в лунном свете почти неслышно бежали по странному лесу. Странность лесу придавал его внешний вид. Деревья в тумане казались обгорелыми, но это было только на первый взгляд. При более пристальном рассмотрении оказывалось, что деревья сделаны из железа, которое во многих местах разъело ржавчиной. Кому и зачем понадобилось превращать деревья в железо? Вопрос повисал в пространстве и быстро растворялся в тумане.

        Под ногами волков иногда хрустели старые трухлявые кости, которыми казалось усыпан весь лес. Здесь угадывались и людские кости, и кости животных, и кости вообще непонятных существ.

        Это был уже 6-й по счету лес, который прочесывали бесы. Пряча души своих мертвых людей Сколопендра хорошо потрудилась: души провели через 5 предыдущих духовных «лесов», оставив в них духовные узлы, заплетая, запутывая и обрывая следы покойников. Но Василий 13-й не был бы старшим бесом, если бы не находил оборванные и еле видные духовные ниточки следов мертвых духов, пускаясь дальше по найденному следу.

        Разумеется, в «языческие» времена этот «лес» и остальное пространство духи наполняли образами и символами за счет энергии, снов и фантазий живых и мертвых людей, следующих «языческим» верованиям. И в лучшие времена этот «лес» и подобные ему «леса» выглядели во всей своей красе совершенно не так: они были населены духами, богами, душами мертвых людей, зверей, птиц и деревьев. Здесь, как и в мире людей, были смены дня и ночи, все цвело и пахло волшебством и радостью. Но, времена не стоят на месте, и на смену одних духовных систем пришла другая, со своими духами и божествами, со своими взглядами на замогилье и дороги духов. И этот лес, как и многие другие языческие дороги духов, был вычеркнут из интересов победившей духовной системы. Теперь своим внешним видом он свидетельствовал только о былых жестоких и опустошительных духовно-магических сражениях между богами, духами и божествами разных духовных систем. Здесь больше не являл себя солнечный свет и только лунный свет, казалось, нисколько не изменился за века.

        Внезапно волки выскочили на поляну и остановились. На поляне возвышался огромных размеров перевернутый медный котел. В таких, только гораздо меньшего размера, ведьмы любят варить свои варева и зелья. Котел был размером с большой дом и, в принципе, мог напоминать дом, только нигде не было видно входа. Оббежав котел несколько раз вокруг, бесы удостоверились, что никаких дверей или нор в стенках котла нет.

        - «Сделаем подкоп?» — предложил бесу Василию его товарищ. Даже он уже видел, что следы интересующих их покойников привели сюда, к огромному перевернутому медному котлу.

        - «Нет! У нас есть ключ! Вопрос в том, где охрана: внутри, снаружи или и там, и сям?» — бес Василий внимательно осматривался по сторонам. Он и его товарищи не спешили превращаться из образа волков в человекообразные образы.

        Внезапно послышалось хлопанье крыльев и сквозь туман сверху на поляну беззвучно опустилась стая странных крылатых существ. Их было несколько десятков и по началу их можно было принять за огромных птиц. Но только по началу, так как выглядели они достаточно странно: это была какая-то гремучая смесь человекообразных насекомых и птиц. Существа были высокого роста, где-то метра 3-4. Головы у них были больше похожи на насекомых, чем на людей. Существа имели по две ноги и по три пары рук. Тела их были покрыты разного размера крепкими пластинами, как природа обычно покрывает тела насекомых хитином, превращая их в природный панцирь. Позади у существ виднелись крылья, поверх которых также были огромные пластины, словно у летающих жуков. Только оперение крыльев этих существ было не как у жуков, а как у птиц.

        Таких духов бес Василий еще не встречал. Стая духов молчала и рассматривала их.

        - «Если не будете нам мешать и путаться у нас под ногами, то так и быть, мы не тронем вас и даже позволим вам быстро убраться отсюда!» — решил нарушить тишину старший бес Василий 13-й, обращаясь к стае странных духов.

        Из стаи вышло одно существо и сказало голосом, похожим смесь клекота и стука палки о палку: «Мы здесь с миром! Мы несем добро и духовное развитие в прогнивший мир людей. Посмотрите на нас, совершенных, и присоединяйтесь к нам! Мы позволим вам стать нашими младшими братьями! Это будет для вас высокая честь! Мы разделим с вами в мире людей рабов, золото и пищу!»

        - «Ась?! Это что, жаба на болоте квакает?» — скорчил из себя глухого бес Василий. Ехидный волчий смех его товарищей прокатился над поляной.

        - «Что же, тогда вы сами станете нашей пищей!» — отчетливо проклекотало существо и показало свою пасть, наполненную (подобно акуле) многими рядами острых зубов.

        - «Нет! Это не жаба на болоте квакает, это комаришко в лесу пищит!» — оскалился бес Василий и бросился вперед, на стаю странных духовных существ. В лунном свете сверкнули волчьи клыки старших бесов и показалось, что они сделаны из стали.

         

        Вы видели когда-нибудь как сражаются высшие духовные существа разных духовных систем, будь они бесами, демонами, ангелами или богами, да еще и в духовном пространстве замогилья? Как они побеждают друг друга, если они не могут умереть и по человеческим меркам бессмертные?

        Чтобы победить в замогилье врага в таких небольших схватках, нужно разрядить у врага его энергию (желательно при этом её скушав) и потом обессиленного врага нужно пленить.

        Духовного оружия, способного не только энергетически разряжать врагов, но и рассеивать в духовный прах их образ, обычно в таких схватках не применяют. Это очень затратное духовно-энергетическое занятие, когда в замогилье под сильным охранением заводятся души живых очень сильных ведьм и колдунов, через которых и пропускают самое разнообразное и страшное духовное оружие. Такое применяется обычно при больших и серьезных духовных сражениях. Как было когда-то, когда одна духовная система сражалась с другой, во времена Двоеверия. После чего, ранее живоносные волшебные леса стали странными мертвыми лесами с железными и ржавыми деревьями, духовная земля под которыми покрылась толстым ковром из мертвых костей.

         

        Стая странных летучих существ беззвучно сорвалась с места навстречу бегущим волкам. Они взлетели, растопырив в стороны три пары своих рук. Оказалось, что две пары рук из трех у этих странных существ имеют не пальцы, а нечто, напоминающее длинные острые стальные мечи, на концах которых словно блеснули капли росы (явно яд). Это просто бронированные многорукие рыцари, с крыльями, страшными зубастыми пастями и мечами вместо пальцев. Несколько десятков таких чудовищных летающих «рыцарей» против трех волков. Кажется, что участь бесов предрешена и никакие, даже стальные, клыки им не помогут.

        Но понятие «кажется» это территория бесов, искусно владеющих мастерством иллюзий.

        Из тумана на встречу чудовищным летающим «рыцарям» вынырнула огромная птичья пасть, внутри испещрённая кривыми и острыми зубами. Пасть была настолько огромна, что разом схватила десяток этих странных крылатых духовных существ. Из сомкнутой гигантской птичьей пасти стал слышен страшный хрустящий звук, словно лопались гигантские металлические пластины. Вместе со звуком из пасти стала разбрызгиваться и разливаться энергия желто-зеленого цвета.

        Вместо трех бесовских волков на поляне стояла гигантских размеров ворона и глотала тех летающих «рыцарей», которых успела схватить своей страшной пастью.

        Ну и что, что где-то в мире людей одновременно упали в обморок большой чиновник, известная певица и главбух огромного предприятия. Ну и что, что теперь гемоглобин у этих людей упал до нуля и в их организме волшебным образом начал свою жизнь рак, хотя еще вчера его у них не было. Главное, что бесы объединись в одно целое и сотворили из себя чудовищную ворону, которая станет временной тюрьмой для духов, которых Сколопендра оставила охранять своих покойников.

        Оставшиеся неохваченными чудовищные летающие «рыцари» попытались атаковать гигантскую ворону. Но все их попытки были тщетны: атаки не наносили вороне никакого вреда и казалось, что её клюв, перья и тело было сделано из какого-то сверхпрочного металла. Когда «рыцари» наконец полностью осознали плачевность своего положения их (из нескольких десятков) осталось всего пятеро. Попытка сбежать по небу тоже не удалась, гигантская ворона достаточно быстро их догнала и склевала, как птичка склевывает насекомых на лету.

        Расправившись с внешней охраной, бесы (все еще в образе вороны) подлетели к огромному медному перевернутому котлу. Нет, гигантская ворона не стала долбить его своим сверхпрочным клювом. На подлете из крыла вороны вылетело черное металлическое перо и словно стрела вонзилось в медный котел. Внезапно, черное металлическое перо стало окрашиваться в медный цвет, затем послышался треск и огромный медный котел раскрылся словно бутон цветка.

        Внутри пространства медного котла оказался огромный, словно сделанный из хрусталя, пузатый кувшин. В нижней пузатой части которого двигались разноцветные светящиеся шары. Это были души мертвых родственников Сколопендры, просто мертвых ведьм и души обычных мертвых граждан, которых она при жизни поработила и убила колдовством.

        От разноцветных шаров по узкому горлу «кувшина» вверх понимались черные «стебли» или «корни», которые исчезали в черной дыре в пространстве, расположенной прямо над «горлышком» кувшина. Это были каналы к могилам мертвых родственников Сколопендры, а также к другим местам, установленным Сколопендрой для усиления своего влияния и влияния её чужестранных демонов.

        - «Вася, как ты понял, что котел можно открыть пером?» — мысленно возникли в голове гигантской вороны вопросы товарищей Василия.

        - «Была информация, что какая-то ведьма в балахоне бронзового цвета проникла в замогилье прямо во дворец времен «медного царства», который был закрыт на ремонт, и утащила оттуда артефакт в виде медного пера, способного одноразово создать из себя «медные» огромные и очень прочные предметы, в том числе дома, замки и дворцы. Такой предмет сложно было бы отследить в мире духов, он был бы как шапка невидимка для нашей системы. Я сопоставил и подумал: а почему бы и нет?! И у нас получилось! Значит, котел был создан именно тем пером. То ли фантазии у Сколопендры не хватило на замок или дворец, то ли она считала что котел это хитрая, многоуровневая и недостижимая для чужих идея, это уже не важно!» — мысленно ответила сама себе гигантская ворона и шагнула к хрустальному «кувшину».

        - «Вот и сказочке конец!» — хрипло каркнула ворона, перекусив выходящие из огромного хрустального «кувшина» корни и стебли мертвых каналов.

        Когда окно кухни ведьмы Варвары осветил рассвет, в квартире бабы Вари никто не спал. И когда в коридоре послышался уже знакомый треск, а в воздухе замелькали искры, запахло серой и жженой резиной, словно начала гореть проводка, ведьма Варвара словно спринтер рванула в коридор.

        В пространстве возникла черная дыра, которая постепенно светлела, обнаруживая внутри себя некий коридор или проход. Внутри образовавшегося портала стояло три мужчины, одетые в темные накидки с капюшонами на головах. За их спинами угадывались десятки человеческих образов, заключенных в цепи и кандалы.

        - «Мы все выполнили, ведьма Варвара. Забирай своих мертвецов!» — холодно проскрежетал старший бес Василий 13-й.

        - «Они не мои, бес! Они принадлежат твоим Хозяевам! И не мне решать, что с ними делать, а твоим Хозяевам! Поэтому, ведите их в мир бесов, в свои бесовские тюрьмы или где вы там у себя держите особо проштрафившиеся беглые людские души!» — как ни в чем не бывало ответила бесу ведьма Варвара.

        «Как скажешь!» — Василий 13-й улыбнулся бабе Варе в ответ, а сам подумал: «Ай да ведьма! Ай да Варвара! И своего добилась, и Хозяевам бесов угодила!»

        Портал закрылся громким хлопком и видение мужчин, одетых в темные накидки с капюшонами на головах, за спинами которых угадывались десятки человеческих образов, заключенных в цепи и кандалы, исчезло, словно никогда и не было.

         

        По центральному городскому кладбищу быстро шла красивая молодая женщина. Черные волосы водопадом струились у неё на плечах, а большие черные глаза на белоснежном лице светились как две звезды. Да, это была та, которую ведьма Варвара нарекла прозвищем Сколопендра.

        Всю ночь Сколопендре было тревожно непонятно от чего. Сон не шел. Попытка заняться колдовскими делами тоже была неудачной: Сколопендра все время прислушивалась к своей внутренней тревоге и не могла сконцентрироваться на других делах.

        Сколопендра пыталась анализировать свои ощущения, духовно сканировать себя и пространство и даже предсказывать. Оракулы говорили ей о каком-то непонятном для неё обмане, коварстве, хитрости и колдовском ударе, а также показывали символы, связанные с покойниками. И Сколопендра решила, что враги обманом хотят навести на неё колдовской удар через могилы её покойных родственников. Поэтому, едва наступило утро, Сколопендра отправилась на кладбище проверить могилы родственников.

        По пути на кладбище Сколопендра получила еще одну информацию от своих духов: её старшие демоны не досчитались нескольких десятков демонов из своего войска. Эти исчезнувшие несли охранение покойных родственников Сколопендры.

        Дойдя до нужных могил, Сколопендра почувствовала, как волосы у неё стали дыбом, а от головы к пятками прокатилась волна жуткого холода, по пути словно обесточивая и скорчивая её тело. Сделав еще пару шагов, Сколопендра бессильно упала на колени на землю кладбища, так ей стало плохо.

        Немыслимо! Это было просто немыслимо для Сколопендры. Да, это был колдовской удар. Но как она умудрилась его пропустить?!

        Стиснув зубы до боли, превозмогая бессилие и жуткий холод, катающийся волнами внутри тела, Сколопендра поднялась на ноги и медленно протянула руку к ближайшей могиле покойной ведьмы родственницы. Каждое движение давалось Сколопендре с таким трудом и усилиями, словно она была столетней старухой. Дотронувшись до могилы Сколопендра ничего не почувствовала. Словно это была не рабочая ведьминская могила, а земля, в которую напихали килограммы ваты. Такая была мягкая, словно ватная, и абсолютно безжизненная (даже для замогилья) безответная тишина.

        Еще не веря в страшную догадку, Сколопендра призвала покойную ведьму к себе, но покойница молчала. Сколопендра вызывала покойную снова и снова, но все было тщетно. Словно пьяная, Сколопендра принялась щупать другие могилы своих родственников и вызывать их, но в ответ она слышала всю ту же ватную и мертвую тишину.

        Осознав, что именно произошло, Сколопендра бессильно опустилась на колени, упершись руками в землю, словно собиралась то ли поклониться кому-то, то ли лечь на землю. Да, все её покойные родственники были схвачены бесами, а их могильные каналы были заблокированы. Вот почему она испытывала тревогу всю ночь. И вот причина пропажи нескольких десятков её демонов.

        В дикой ненависти сжимая кисти рук и загребая в них землю кладбища, Сколопендра закрыла глаза, смотря куда-то внутрь себя, и яростно прошептала, медленно выговаривая каждое слово: «Варвара, я лично сдеру с тебя шкуру и сделаю из неё барабан для увеселения моих демонов!»

         

        (Продолжение следует)

         

        Елена Сибирякова


          Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 8. Василий 13-й.

          stanovlenie 15Огромные своды гигантского по размерам черного зала уходили в бесконечную тьму, создавая ощущение бездны над головой. Холодный мертвенный свет, освещающий зал, казалось бы струился из ниоткуда. Бес Василий 13-й стоял в зале перед семью одинаковыми тронами великанских размеров, сделанными словно из бриллиантов. Троны, расположенные полукругом, пока пустовали. По залу сновали бесы и демоны различного ранга, кто-то отдавал распоряжения, кто-то их выполнял, кто-то от безделья слонялся по залу, а некоторые, сбившись в кучки что-то весело обсуждали. В общем, все готовились к церемонии награждений и наказаний.

          Василий 13-й предпочитал скромно стоять в сторонке и молча наблюдать за происходящим. Сегодня беса Василия вместе с его двумя товарищами должны были повысить в статусе и дать особенные права. Они это заслужили.

           

          Так случилось, что одна сильная ведьма решила убежать из-под власти бесовских Хозяев. Ознакомившись с одной из экзотических магических систем, популярных в жарких странах, она быстро поняла, что с её опытом, силой и способностями она сможет рассчитывать после смерти на статус одного из божеств этой экзотической магической системы, если перейдет в неё и уйдет из под власти бесовских Хозяев. Желание быть божеством, которому поклоняются и приносят жертвы, затмило разум ведьмы. Но как уйти из-под власти такой сильной магическо-духовной системы как бесовской?

          В первую очередь, ведьма уговорила бесов, которые прислуживали ей всю жизнь, на предательство бесовских Хозяев. Соблазнив тех, кто по идее сами должны соблазнять, разнообразными благами в мире живых и мертвых, ведьма уговорила своих бесов не доносить на неё правду, а представить в бесовских отчетах все так, будто она решила потягаться силами с ведьмами и колдунами экзотической магической системы. И её бесы согласились.

          В дальнейшем, под этой маскировкой, ведьма разработала и провела комплекс обрядов, которые сначала тайным симбиозом ввели её в эту магическую систему. А потом, когда ведьма с помощью этой экзотической магической системы смогла выстроить целые стены внутренних и внешних защит от бесов и их Хозяев, открыто ввели её в экзотическую магическую систему в статусе полноценной жрицы и ведьмы.

          Такое действие мгновенно раскрыло обман ведьмы и спровоцировало бесовские санкции в отношении предательницы, вплоть до убийства.

          Однако, ведьма была опытна, умна и сильна. Она до этого успела перебраться в жаркую страну и запитывала себя и своих бесов от духовных энергетических каналов экзотической магической системы. Что давало ведьме возможность успешно противостоять всем попыткам бесов, посланных Хозяевами, причинить ей какой-либо вред.

          Здесь следует отметить одну тонкость. Бесы, которые получали приказания от Хозяев на убийство ведьмы предательницы, не могли сами по себе реализовывать приказ. Для этого им нужны были носители Силы: ведьмы или колдуны, которые, выполняя функции оператора, магически наводили бесовское возмездие на предательницу. То есть, при атаках на ведьму предательницу нужно было делать еще поправку на силу воли ведьмы или колдуна, которые вели бесов в атаку.

          Но ведьма предательница все просчитала: она заручилась поддержкой группы ведьм и жриц экзотической магической системы, в следствие чего, все защитные и запитывающие энергией обряды проводились группой ведьм и жриц, во главе с ведьмой предательницей. В результате, воля бесовских ведьм или колдунов, атакующих ведьму предательницу, всегда побеждалась групповой волей ведьм и жриц экзотической магической системы, во главе с самой по себе очень сильной волей ведьмы предательницы.

          Но, бесы не сдавались, потому что никто не хотел получать по рогам от бесовских Хозяев. И по ведьме предательнице начали проводить работы групповые, шабашами. Но и здесь попытки наказать и убить ведьму оказались безуспешными. Овладев экзотической магической системой в совершенстве, ведьма применяла свой главный козырь: при атаках шабашами она впускала в себя божеств экзотической магической системы и её воля, с учетом групповой воли жриц и ведьм экзотической магической системы, помноженная на волю божеств этой магической системы, давала сто процентную гарантию безопасности от магического вреда, какие бы сильные шабаши против неё не работали.

          К тому же, все эти неудачные атаки не проходили даром для ведьм и бесов, нападавших на ведьму предательницу. Много бесов было убито (разряжено) в мире живых и отправлено в мир мертвых, много бесов было захвачено в плен/рабство ведьмами и жрицами экзотической магической системы. Большинство ведьм, нападавших на ведьму предательницу, умерли или были здорово искалечены, не имея возможности продолжать какие-либо магические конфликты.

          На время бесы Хозяев оставили ведьму предательницу в покое. Так казалось. И можно было сказать, что ведьме удалось все, что она задумала, и теперь она жила тем, что укрепляла свои силы и статус в  экзотической магической системе, примеряя на себя роль божества в будущем посмертии.

          Внимательно слушая рассказы потрепанных бесов, которые потерпели неудачу в атаках на ведьму предательницу, у беса Василия созрел план. Для этого ему нужен был носитель Силы, проклятый Хозяевами бесов на долгую жизнь. Жизнь, несмотря ни на какие беды и страдания, которые могли валиться на голову этого человека. Жизнь, несмотря ни на какие магические атаки. Кто-то посчитает это за дар, но бес Василий считал это проклятием. Бес не понимал, что может быть хуже для человека, чем не иметь возможности при первом же удобном случае улизнуть из мира страданий и выкачивания энергий, в мир покоя, безвременья и сладостных иллюзий?! Поэтому, дар неумирания бес Василий считал за проклятие.

          Перебрав все варианты, бес Василий остановился на колдуне двоедушнике Алексее, который среди бесов имел звучное прозвище Феникс.

          План беса Василия был прост и одновременно хитер: нужно было спровоцировать ведьму предательницу и её ведьм помощников, включая божеств экзотической системы, на атаку или ответную атаку на колдуна двоедушника Алексея с таким результатом, чтобы Алексей стал какие-то мгновения мертв.

          Этих мгновений должно было хватить, чтобы бесы и духи экзотической магической системы, которые работают на ведьму предательницу, дистанционно подтвердили бы смерть колдуна от атаки их хозяйки. Передав эту информацию ведьме предательнице, бесы и духи экзотической магической системы должны были бы остаться рядом с телом мертвого колдуна, чтобы забрать в плен/рабство его душу и его бесов.

          После чего, внезапно, колдун Алексей должен был бы очнуться от смерти. Одновременно, бес Василий со своими товарищами должен был бы блокировать и связать бесов и духов экзотической магической системы, которые работают на ведьму предательницу.

          Возвращение к жизни колдуна Алексея означало бы автоматическую победу его воли и воли его бесов над волей ведьмы предательницы, а также победу над волей её ведьм помощниц и божеств экзотической системы.

          Бесы рискнули реализовать этот план и он удался. Ведьма предательница атаковала колдуна Алексея вместе со своими ведьмами помощницами и божествами экзотической системы, в результате чего он умер. А потом пришел в себя. Ведьма предательница попала в ловушку. Бес Василий вместе со своими товарищами смог быстро заблокировать и связать бесов и духов экзотической магической системы, отправив их в виде пленников в мир бесов.

          После чего, бесы практически незаметно сделали подмену бесов и духов ведьмы предательницы на бесов, выделенных Хозяевами. И как только эти, чужие для ведьмы предательницы бесы, вошли в её сознание и показали душу мертвого колдуна, которая на самом деле была бесом Василием, и ведьма предательница восприняла все это представление за правду, её сердце остановилось.

          Бес Василий вместе с товарищами успешно выполнил трудную задачу: убил ведьму так, чтобы её душа не смогла улизнуть к божествам экзотической магической системы или в лапы одной из ведьмы этой экзотической магической системы, с которой предательница могла заранее договориться.

          Ведьма предательница даже не сразу осознала, что уже мертва, а не просто видит видение или сновидение. И только когда она увидела, как пересекает границу мира живых в мир мертвых, сразу все поняла и начала звать своих новых сестер и божеств экзотической магической системы на помощь. Но было поздно. Добыче, попавшей в лапы, бес Василий и его товарищи никогда не оставляли ни единого шанса.

           

          Бес Василий: для человека его имя звучит как-то по-детски. Нет чтобы какой-нибудь Алюций, Зэмиэлвель или Велиал 134-й.

          Но бес абсолютно не стеснялся своего имени, которым его идентифицировали здесь и в мире живых. Это было имя умирающего колдуна, душу которого бес Василий первым по своему счету успешно вырвал из человеческой плоти и вместе с когортой его служебных бесов уволок в мир мертвых, где правят его Хозяева.

          По человеческим меркам это было давно, аж в 14-м веке, и это было его первое серьезное задание. Тогда, с огромным трудом, прокусывая свою пасть до черной бесовской крови, бес успел вырвать душу из тела того колдуна за человеческое мгновение до того, как в его жилище ворвалась ведьма, которая хотела облегчить участь умирающего, взять у колдуна его Силу, бесов и оставить душу колдуна при себе.

          Вообще, бесы имели право выбирать себе любое имя убитого ими человека, будь он простым смертным, ведьмой или колдуном. Для беса Василия дух того колдуна был первым серьезным заданием, поэтому он повесил на себя его имя как почетный трофей, как череп впервые побежденного сильного врага, который будет ему постоянно напоминать о том, как начинались его новые ступени в бесовской карьере.

          К имени был дан важный информационный довесок в виде цифры 13, так как до него в мире бесов уже имелись его коллеги, носившие такое же имя. Цифра бесу Василию тоже нравилась, учитывая, что среди людей она вызывала мистический трепет и массу ассоциаций, помогающих бесу быстрее войти в подсознание человека.

          Конечно, у беса Василия было и свое бесовское имя. Человеческое ухо воспринимало его примерно как Джиданг Иллураг. Впервые он озвучил это имя одержимому им человеку во времена шумерской цивилизации, представившись божеством нижнего мира. Это было весело и очень давно, по человеческим меркам конечно. Бес улыбнулся, вспомнив перекошенное ужасом сознание одержимого им шумерского жреца.

           

          А тем временем, зал постепенно заполнялся до отказа постоянно прибывающими жителями мира бесов. Необходимость собираться бесам в месте, которое воссоздавало то, что любой человек мог принять за огромных размеров зал с тронами великанов, была введена Хозяевами бесов еще в достопамятные по человеческим меркам времена. Эта необходимость была продиктована прежде всего тем, что основной род деятельности бесов заключался в контроле и использовании людей: их душ, их восприятия окружающего мира и самих себя, их сознания и подсознания. Поэтому, для воздействия на волю человеческих душ бесы использовали самые простые, действенные и главное понятные каждому человеку образы и символы. И образы гигантских строений в виде дворцов и залов подходили для этого как нельзя лучше.

          У каждого из бесовских Хозяев был свой отдельный дворец, в котором стоял их отдельный трон, но для проведения важных совместных мероприятий и совещаний Хозяева использовали общий дворец с тронами в Зале Совета.

          Внезапно в вышине зала сверкнула ослепительно белая молния и ударила в подножье крайнего трона слева. Место удара мгновенно заволокло белым дымом, в котором проступали очертания людских черепов, а также черепов других существ, которыми был населен мир людей. Дым вытянулся в вихрь и затем превратился в белый смерч. Смерч стоял на месте возле трона и ревел, словно ожидая, когда все обратят на него внимание. В зале наступила тишина. Внезапно из смерча вышел гигант одетый в ослепительно белые одеяния, смерч сразу опал к его ногам и растаял словно легкая дымка. Его горящие голубым светом глаза взирали на бесов и демонов абсолютно бесстрастно. Гигант сел на трон и пространство зала сразу пришло в движение от поклонов жителей бесовского мира, которыми был заполнен зал. Бесы и демоны выражали покорность одному из семи своих Хозяев.

          Спустя мгновения над головами всех стоящих в зале пронеслась гигантская тень. Потоки воздуха (если это пространство можно было сравнить с воздухом мира живых) придавили бесов и демонов к полу. Возле трона, рядом с троном белого гиганта, тяжело опустился огромный ярко алого цвета дракон. Его глаза и пасть пылали огнем. Казалось, он готов был превратить всех и вся в пепел. Пришедшие в себя бесы и демоны спешно кланялись еще одному прибывшему их Хозяину. Дракон встал на задние лапы и попытался сесть на трон, чем вызвал недовольство белого гиганта, сидящего на соседнем троне. Что говорили друг другу белый гигант и алый дракон было не понятно, но дракон вдруг открыл пасть, дохнул пламенем себе на лапы и внезапно вспыхнул весь огнем словно гигантский костер. Из этого гигантского костра вышел гигант весь в доспехах бронзового цвета, на спине которого свисал алый плащ. Глаза гиганта горели огнем зло и насмешливо одновременно. Бронзовый гигант сел на трон и стал неслышно о чем-то переговариваться с белым гигантом.

          Внезапно зал наполнился красивой неземной музыкой. С высоты полился золотистый свет и к подножью трона рядом с бронзовым гигантом опускалось существо невероятной красоты. Оно было похоже на ангела, как рисуют его люди. Под длинными золотистыми волосами горели расплавленными изумрудами глаза, а огромные темно-красные крылья с вкраплениями золотистых перьев были источником неземной музыки и нежного аромата, который сводил с ума любое живое и мертвое существо в желании служить этому «ангелу». Еще не успело существо опуститься к трону, как весь зал в восторге и благоговении повалился в поклонах. Оказавшись у подножья своего трона, «ангел» обнял себя крылами, золотистый свет превратил ангела в кокон света, из которого вышла невероятной красоты гигантская женщина, облаченная в золотое платье и темно-красную царственную накидку, облегающую её голову, плечи и спину. Усевшись на трон, она повернулась к бронзовому и белому гигантам, которые наперебой начали ей что-то рассказывать.

          В зале снова затихло и все увидели над своими головами огромных размеров существо, внешне напоминающую муху. Гигантская муха была создана словно из живого чистейшего хрусталя или стекла. Жужащий звук мухи сковывал и парализовывал волю бесов и демонов, и они падали в поклонах на пол перед очередным их Хозяином, хищно парящим над их головами. Немного покружив над головами бесов и демонов, муха опустилась возле тронов. Облик гигантской хрустальной мухи начал словно осыпаться белым песком, из которого встал гигант, словно мумия обмотанный в очень древние погребальные одежды фараона. Приветственно кивнув другим гигантам, он сел на трон, расположенный по другую сторону центрального трона.

          Получалось, что с одной стороны центральный трон соседствовал с троном, на котором сидела гигантская богиня, облаченная в золотое платье и темно-красную царственную накидку. А с другой стороны центральный трон соседствовал с троном, на котором сидел гигант, словно мумия обмотанный в очень древние погребальные одежды фараона.

          Где-то в конце зала послышались крики и бес Василий увидел, как в зал ворвался великанских размеров бык. Он весь пылал огнем и можно было заметить, что он был словно без кожи. Огонь выходил прямо из мясных мышц быка. Существо горело, но не сгорало. Бык был похож на раскаленную наковальню. Своими огромными черными рогами бык катил впереди себя гигантский зелено-коричневый шар, состоящий из кишащих в нем змей, жаб, насекомых и червяков. Шар катился на огромной скорости прямиком к крайнему трону справа. Тех бесов, которые не успевали уйти с дороги гигантского быка и шара, мгновенно сминало в лепешки.

          Шар на скорости врезался в пустующий трон и взорвался, рассыпавшись на сотни змей, жаб и насекомых, которые мгновенно испарились в пространстве словно сгорели. И перед бесами и демонами на троне предстала богиня, одетая в изумрудного цвета одежды. Она смеялась, а черные, словно бездонная ночь, глаза блистали весело и задорно.

          Огромный бык ударился оземь возле пустующего трона, стоявшего между троном, который заняла гигантская богиня в изумрудных одеждах, и троном, на котором сидел гигант, словно мумия обмотанный в очень древние погребальные одежды фараона. И перед бесами и демонами предстал гигант, одетый в кровавого цвета одежды. Он расслабленно рухнул в свой трон, весело здороваясь с остальными бесовскими Хозяевами.

          Наконец, когда шесть тронов были заняты гигантскими Хозяевами бесов, все ожидали появления Главы бесовских Хозяев.

          Внезапно, пол, стены и потолок дворца затряслись. Где-то внизу раздался страшный шум и прямо перед центральным троном лопнул пол. Образовалась огромная щель, которая росла и расширялась вдоль и поперек, разбрызгивая в стороны в огненные всполохи. Бесы и демоны попятились в глубь зала, чтобы не свалиться в щель, которая уже успела превратиться огненную пропасть. Оттуда, из пропасти, появилась гигантская лапа или рука, и уцепилась за край пропасти. Она была раскалена, словно металл. Глава бесовских Хозяев вылезал неспешно. Когда он выбрался из пропасти, перед бесами и демонами предстал раскаленный и яркий как солнце гигант, имеющий черты зверя и человека, и значительно превосходящий размерами остальных бесовских Хозяев. Огненная пропасть под ногами гиганта начала быстро зарастать и через несколько мгновений от неё уже не осталось и следа. Сам Глава бесовских Хозяев невообразимо ярко вспыхнул, словно взорвался сверхяркой звездой, обернулся в черные, словно сама тьма, одежды, и сел на центральный трон, уменьшаясь до такого же размера, какой имели остальные гигантские Хозяева бесов.

           

          «Вот и все в сборе! Надеюсь, что мы будем не последними!» — подумалось бесу Василию.

          Бес знал, что кроме него и его товарищей, сегодня будут награждать разных бесов и демонов самими различными наградами. А кому-то наоборот, будут избирать наказание. Поэтому, Василий не питал особых иллюзий насчет того, какими они будут по счету в церемонии награждений и наказаний. Единственное, о чем мечтал бес Василий 13-й, это не быть в числе последних.

          Зал наполнился торжественной неземной музыкой, под которую бесы и демоны восславили своих Хозяев. Церемония награждений и наказаний началась.

          - «Джиданг Иллураг!» — с удивлением услышал бес Василий обращение Главы бесовских Хозяев.

          Опомнившись, бес Василий мгновенно предстал со своими двумя товарищами перед центральным троном.

          - «За особые заслуги перед миром бесов, ты и твои товарищи награждаетесь статусом старших бесов с правом доступа в те места мира бесов, мира мертвых и мира людей, куда имеют права ходить только демоны, приближенные к Совету Хозяев бесов!» — медленно проговорил Глава бесовских Хозяев.

          Василию казалось, что эти слова мощным эхом разнеслись по всему залу, вылетели из него и словно волны понеслись дальше по всему бесовскому миру.

          - «Во славу бесов!» — ответствовали бес Василий вместе со своими товарищами, поклонившись сначала Главе бесовских Хозяев, а потом и остальным Хозяевам бесов.

          - «И чтобы укрепить славу бесов…» — продолжил Глава бесовских Хозяев: «Ты и твои товарищи отправитесь на особенное задание в мир людей!..»

           

          За окном кухни ведьмы Варвары, словно ленивый сонный черный кот, улеглась глухая ночь.

          - «Так что насчет передачи мне трех бесов, из тех, которые выполняют особые поручения твоего хозяина, и имеют возможности охотиться на очень древних духовных дорогах? Ты же, надеюсь, не просто так тут храпел и успел сходить к своему хозяину?!» — жестко сказала баба Варя, недобро глядя в сонные глаза Алексея.

          Неожиданно в коридоре кухни послышался треск. В воздухе замелькали искры, словно начала гореть проводка. Ведьма Варвара хотела уже разразиться бранью как замолчала на полуслове. В пространстве возникла черная дыра, которая постепенно светлела, обнаруживая внутри себя некий коридор или проход. Стало понятно, что это портал, но кто из него выйдет: друзья или враги, вопрос был открытый. Если враги, то учитывая, что они смогли открыть портал прямо в квартире ведьмы Варвары, несмотря на все выстроенные ею защиты и уловки, жить осталось бабе Варе, Маринке и Алексею совсем недолго…

          От мрачных мыслей ведьму Варвару оторвало движение внутри портала. Она увидела, как по нему быстро бегут черные волки. Точнее существа, принявшие облик волков. Их глаза горели мертвенным бело-голубым огнем и не предвещали ничего хорошего. Из портала тянуло могильным холодом и словно живым ужасом. Еще мгновение и эти потусторонние твари окажутся прямо в коридоре бабы Вари. Так и случилось, «волки» выскочили из портала на пол квартиры ведьмы Варвары, обдав всех сидящих волнами холода и дикого ужаса, которым начала пропитываться каждая клеточка людей, сидящих на кухне.

          - «Значится, не враги!» — решила баба Варя, осознав, что «волки» не нападают, а заинтересованно смотрят на неё.

          - «И кто ж ко мне пожаловал?» — пытаясь придать голосу строгость, обратилась к «волкам» баба Варя.

          Внезапно, волки обернулись в трех мужчин, одетых в темные, даже черные, накидки с капюшонами на головах.

          - «Мы старшие бесы. Меня зовут Василий 13-й.» — скрежещущим голосом сказал мужчина, стоявший к ведьме Варваре ближе всех, и продолжил: «Наши Хозяева прислали нас к тебе, Варвара! Сказали, что тебе нужна помощь на древних дорогах!..»

           

          (Продолжение следует)

           

          Елена Сибирякова

           


            Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 7. Бесы. Продолжение.

            stanovlenie 14

             

            - «Итак, Маринка, что ты знаешь о бесах?» — баба Варя отодвинула в сторону китайский фарфоровый чайник с изображениями цветов, птиц и драконов.

            - «Ну, бесы — это фольклорные персонажи …» — начала было Марина.

            - «Как и мы, ведьмы и колдуны, тоже фольклорные персонажи!..» — смеясь перебила Маринку ведьма Варвара и продолжила — «Ничего ты не знаешь про бесов! Как и никто ничего не знает про бесов, кроме ведьм, которые с ними работают! Те, кто болтают, что знают о бесах все: христианские священники, пророки, ясновидцы и всякие там бесноватые люди, на самом деле знают о бесах только малую часть из того, что бесы и настоящие хозяева бесов позволяют им знать и видеть! Ведьмы знают о бесах все, но молчат! И я не скажу тебе всего, а только лишь то, что поможет тебе не стать для бесов безвольной куклой и дурной поварихой! Но, обо всем по порядку. И для того, чтобы ты могла лучше все воспринять, дайка мне свой волос!»

            Ведьма Варвара ловко выдернула волос из головы Маринки и бросила его в стакан с водой. Что-то прошептала над ним и плюнула в него.

            - «Это чтобы ты лучше видела то, что я буду тебе показывать!» — буднично сказала баба Варя.

            Марина почувствовала, что у неё по спине пробегает стадо мурашек.

             

            - «Прежде всего, Маринка, ты должна усвоить, что бесы — это настоящие мастера иллюзий и обмана! Все, что они делают, содержит в себе двойное и тройное дно, которое позволяет им иметь лазейки для контроля над любым человеком, будь он ведьма, колдун или простой смертный! Тебе нужно научиться определять и отделять то, что реально и то, что нужно, от всего того, чтоб тебе «паровозом» навязывает воля бесов!» — ведьма Варвара налила себе еще чаю и продолжила: «Начнем с простого примера: возникновение у человека страха перед обликом беса!»

            Внезапно воображение Марины словно само собой очень ярко нарисовало образ беса. Перед собой Маринка видела классическую морду такого чудовища: смесь козлиной головы с рогами, человеческого носа и подбородка, а также острых волчьих зубов.

            Марина ощутила внутри себя липкий ужас. Но не из-за внешнего вида беса, а из-за того, что из его красных глаз волнами изливалась дикая злоба и холодная ненависть. Это была не человеческая ненависть. Создавалось ощущение, что бес ненавидел Марину очень давно и так сильно, что ненависть к Марине стала единственной целью в жизни беса. С такой ненавистью совершают самые страшные преступления, с такой ненавистью идут до конца, даже если конец это мучительная смерть.

            Марина ощущала, что перед ней настоящий враг, безжалостный и беспощадный, который для её уничтожения пойдет на все. С этим врагом нельзя подружиться, его нельзя умилостивить или купить, даже если его поработить, то к нему не повернешься спиной.

            Страх сковал Марину и она почувствовала, как из-за страха лишается сил. Ее энергия словно пылесосом втягивалась в образ беса.

            - «И как ты, став ведьмой, будешь работать с таким бесом? Он же ненавидит тебя всем своим существом?» — от видения Маринку оторвал вопрос бабы Вари.

            Маринка поняла, что ведьма Варвара видела то, что являлось перед взором Марины, а может даже сама внушала Марине эти видения и ощущения.

            - «Никак! С ним невозможно работать!» — внутренне содрогаясь от страха сказала Маринка.

            - «Вот и все так думают! Особенно те люди, которые начитавшись сказок и легенд пытаются стать ведьмами и колдунами. Большинство из них ищут источники Силы, но не могут найти, потому что Силам они по тем или иным причинам не интересны. Имея свои скудные знания и фантастические предположения, такие люди ищут бесов, пытаются договариваться с бесами, воспринимая их как врагов рода человеческого, воспринимая их ненависть к человеку за чистую монету, кормя бесов своим страхом. И в этом их первая ошибка. А бесы ловят их в свой первый капкан и дальше ведут их такими тропами, по которым эти люди, а также их семьи, никогда больше не выберутся, став едой для нечеловеческих существ. Как говориться: по вере вашей!..» — баба Варя отхлебнула чаю и продолжила: «Правда заключается в том, что бес — это не человек, и воспринимать беса и его действия так же, как воспринимается человек и его действия есть опасная ошибка! Человек ходит в материальном мире на земле, имея для этого физическое тело. Для хождения в мире духов и мертвых у человека есть дух. Физическое тело для духа как костюм. Есть еще душа, которая играет роль связующего звена между духом и телом. Такой у человека незамысловатый набор. Проснулся человек по утру, ощутил себя в теле, читай одел дух человека через душу свой материальный костюм — своё физическое тело, и пошел в нем по материальному миру. Лег спать человек, уснул, читай снял свой физический костюм, и ходит по миру духов, пока его физическое тело спит. Для того, чтобы человек мог двигаться в своем физическом теле, тело нужно питать силой, энергией. Для этого человек ест материальную пищу. Бес существо более совершенное, чем человек. Его дух более развит чем дух человека, а его костюм в разы совершеннее, чем наше грубое человеческое тело. Бес может ходить в своем «костюме» по материальному миру, не боясь ранений своего тела, повреждений или смерти. Потому что тело беса, в котором он ходит по материальному миру, не воспринимается миром и его законами как грубо-материальное тело. А значит его нельзя повредить как любое физическое тело. Когда бесам нужно воздействовать на предметы и существ материального мира, они воздействуют в первую очередь на души этих материальных предметов и существ. Самая привычная для бесов задача — это управлять материальными предметами и существами, водя их души на цепях бесовской воли. Душа и физическое тело человека с его сознанием и подсознанием, как души и тела зверей, птиц, рыб, насекомых, подходят для этого идеально. Так вот, о ненависти беса к людям. Когда бесу нужно воздействовать на предметы и существа физического мира так, чтобы это проявилось на уровне материи, бес наполняет свой костюм, свое материально тело, силой и энергией того качества, которое ему необходимо для дела. Например, бесу нужно что-то переместить с места на место, или разрушить внешнюю или внутреннюю часть материального, или пробить что-то. Бес наполняет свое тело тяжелой энергией агрессии, ненависти, злобы. Наполняет так, что светится этой энергией ненависти словно солнце. Это не еда беса. Бесу не нужно переваривать эту энергию. Это как готовое топливо для машины, для того, чтобы тело беса могло функционировать так, как нужно бесу. Выполняя свою задачу, бес истратит всю эту энергию до остатка. Чтобы завтра, к примеру, наполнить тело другим видом энергии, для других задач. Ведьмы об этом знают, а несведущие воспринимают эту наполненность энергией за личное отношение беса к человеку и отдельно наполняют беса своей энергией страха, отдавая под контроль свою душу, а затем и тело. А ведь бес наполнен не своими личными энергиями агрессии и ненависти, а энергией из бесовского источника, который пополняется агрессивными энергиями всех живущих на земле людей. У бесов нет таких эмоций, как у человека и они не раздают энергии, которые вырабатывают их тела, направо и налево. Кормить бесов и других существ энергиями, которые вырабатывает тело, это древняя функция человека.»

            - «Но как же научиться не бояться беса в таком его виде, когда кажется, что он просто разорвет меня в своей злобе? Как это делают ведьмы? Если бы я умела молиться, я, наверное, начала бы шептать слова молитвы!» — вырвалось у Марины.

            - «Запомни все что я тебе сказала, обдумай все что я тебе сказала и научись через это знание испытывать к бесу сострадание!» — как-то буднично ответила баба Варя.

            - «Сострадание?» — удивление Марины было не скрыть.

            - «Да! Жалей такого беса! Он несет в себе небывалую силу, он может все, но сила его однородна и излучает только ненависть и агрессию. Зарядить свое тело спокойной и не агрессивной медвежьей силой, какую имеют к примеру могучие борцы, валяющие друг друга на коврах, бес не может. Делай как я говорю и ты перестанешь их бояться. Но быть настороже ты должна всегда, ведь не просто так перед тобой будут возникать бесы, наполненные энергией агрессии и разрушения!» — сказала баба Варя и конфетка «Птичье молоко» отправилась к ней в рот.

             

            - «А я таких чужих бесов сразу разряжаю, атакую их, связываю и перевожу энергию, которой они наполнены, во что-то, что должно разрушиться вместо меня. Ведь не зря же такой чужой бес передо мной оказываться будет, наверняка чтобы разрушить что-то у меня. А чужие бесы без энергии для меня не страшны, моя душа и тело давно закрыты от их уловок.» — лениво приосанился Алексей.

            - «Хвастун! Знамо, что чужих бесов разряжаешь и от чужих бесов закрыт! Твои же бесы тебя от чужих и закрывают, и чужих бесов тебе разряжать помогают!» — сказала, словно отрезала, ведьма Варвара.

             

            - «Раз уж Феникс завел разговор про разрядку, то у бесов есть простой трюк, который у обычного человека всегда, а у ведьм и колдунов иногда, блокирует возможность разрядить чужого беса. Это действия, которые вызывают у человека по отношению к бесу эмоции: сначала смущения и обиды, а потом ненависти. То есть «закольцовку». Выглядят они как глумление, издевательства и хохот над человеком.» — баба Варя отхлебнула чаю.

            Перед взором Маринки появился бес, который смеялся над ней, говорил обидные слова и издевательства, корчил рожицы и всячески давал понять, что Маринка для беса меньше чем самое мелкое ничтожество.

            - «Этот трюк может и блокирует разрядку, но и работать с таким бесом тоже невозможно!» — внутри Марины бурлила обида и раздражение.

            - «Умница, Маринка! Быстро схватываешь!» — ухмыльнулась баба Варя и продолжила: «Этот трюк не только блокировка разрядки, но и очередная ловушка для человека. И если человек хоть на мгновение уверует, что он для беса ничтожество, а еще и допустит эмоции смущения, обиды и ненависти, то все – воля беса возьмет контроль над волей человека, над его душой. Я повторяю тебе Маринка: бесы не испытывают таких же эмоций к человеку, как люди друг к другу. Все что бесы делают, все это их первоклассное актерское мастерство, является манипуляцией для сохранения и внедрения тех энергий, которые они несут. Им нужно делать дело и они его делают!»

            - «Иногда бесы подсовывают вместо себя ложных бесов, которых делают из мертвых духов людей. Людей, которые попали к ним в рабство при жизни или были убиты порчей на смерть, а также другими колдовскими деяниями.» — вставил свои «пять копеек» сотрудник КГБ на пенсии.

            - «Он прав, Маринка, таких ложных бесов хватает. Настоящие бесы дают им особые духовные одежды, чтобы эти духи мертвых людей могли словно настоящие бесы морочить живым головы и менять облики. Но они, в отличии от настоящих бесов, испытывают к людям настоящие эмоции ненависти, злости, наслаждения от издевательств!» — мирно сказала ведьма Варвара.

            - «Как же отличить настоящих бесов от ложных?» — вырвалось у Марины.

            - «По косвенным признакам и одному простому действию!» — баба Варя сжевала конфетку и продолжила: «Например, для воздействия на простого человека обычно достаточно одного настоящего беса. Для воздействия на ведьму или колдуна обычно достаточно от двух до семи настоящих бесов, в зависимости от силы ведьмы и колдуна. Когда на дело посылают ложных бесов, сделанных их духов мертвых людей, то их приходит толпа. Чем сильнее воля человека, тем больше толпа. А чтобы воздействовать на ведьму или колдуна количество таких ложных бесов должно начинаться от сотни, не меньше!»

            - «Поняла! Значит, если я вижу толпу злых бесов, то с большей долей вероятности это ложные бесы, сделанные из духов мертвых людей! Правильно?» — чувствовалось, что Маринка с удовольствием внимает новые знания.

            - «Правильно, Маринка! А чтобы уже совсем удостовериться в том, кто перед тобой, тебе достаточно будет прочитать одну или две особенные христианские молитвы! И если эти бесы начнут исчезать от твоих молитв, то перед тобой были ложные бесы!» — баба Варя была явно довольна разговором.

            - «А что настоящие бесы от христианских молитв не убегут?» — вырвалось у Маринки.

            - «Не убегут, потому что настоящие бесы используют христианство и церковные обряды в своих целях. И не духовная система христианства управляет бесами, а бесы используют духовную систему христианства. Чего не скажешь про ложных бесов, которые в духовном мире по сути остаются мертвыми духами людей. И когда человек начинает читать особую молитву перед ложным бесом, то духовная система христианства обращает свой взор на это существо и обнаруживает, что это не бес, а мертвая душа, и начинает процесс извлечения этой блуждающей и запутавшейся мертвой души из мира живых прямиком в мир мертвых. Поэтому эти ложные бесы, а в реальности замаскированные настоящими бесами мертвые духи людей, и бегут от молитв. Им не хочется в мир мертвых, где их ждет совсем не сладкая жизнь.» — наставительно сказала ведьма Варвара.

            - «Но ведь мы живем в стране победившего атеизма! И власти попов и их христианства у нас больше нет! Как же так, что духовная система христианства все равно включается?» — не успокаивалась Маринка.

            - «Нет ничего удивительного! Ты живешь на земле, которая тысячу лет поливалась кровью православных христиан! Что может быть сильнее кровных жертв? Предки всех людей, которые живут в нашей стране, тысячу лет до 1917 года были христианами. Поэтому христианство своей духовной системой крепко держит души и духов всех живущих за «хвост» крови их мертвых предков, даже если живущий будет атеист или буддист!» — зевнула баба Варя и, хитро прищурившись, обратилась уже к Алексею: «Расскажи Маринке как ты бесом был?»

            - «Как это, бесом? Алексей же живой!» — не поняла Маринка: «Я так поняла, что только мертвых людей можно за бесов выдавать?!»

            - «Не только мертвых, но и живых людей, точнее колдунов и ведьм, если они угодили в рабство к настоящим бесам и их хозяевам!» — ответил Алексей и смущенно продолжил — «Да, было дело. Давно это было. Как-то проштрафился я перед своим духовным хозяином очень сильно! Пришлось отрабатывать при жизни: поработать ложным бесом по вызову у того колдуна или ведьмы, на которых мой хозяин будет указывать. В мире людей мое тело периодически уходило на недели в запой, а в мире духов я прислуживал бесом по вызову. Потом выходил из запоя, лечился, набирался сил и снова в запой, снова отрабатывать!»

            - «Хороший из тебя бес был, покладистый!» — ухмыльнулась ведьма Варвара и продолжила, обращаясь к Маринке: «Это ж я так с ним и познакомилась, с птичкой нашей, из пепла воскресающей!»

             

            Дальнейшие воспоминания и разговоры о бесах, а также о способах их контроля, затянулись до поздней ночи. Из глубокой задумчивости и разыгравшегося воображения Марину вывел мерный звук храпа.

            Обе женщины, баба Варя и Маринка, синхронно повернулись к Алексею, который облокотился на спинку стула, откинул назад голову с открытым храпящим ртом и беспечно пребывал в царстве Морфея.

            - «Жаль у меня вороны нет!» — отхлебнув чая сказала ведьма Варвара.

            - «Почему?» — не поняла Маринка.

            - «Она бы аккуратно села ему на лицо и какнула прямо в рот!» — злорадно ухмыльнулась баба Варя.

            - «Фуу!» — съежилась Маринка, хотя и не могла скрыть улыбки от забавности такого предположения.

            - «Ну а че он тут храпит?!..» — сказала баба Варя и прищурившись громко рявкнула на всю кухню: «Эй, Феникс! Я твой схрон в лесу нашла! Свой амулет будешь у меня выкупать, аль нет?»

            Алексей всхрапнул так громко и страшно, словно это всхрапнул не человек, а одновременно несколько злых лошадей. Он открыл мутные глаза и дико обвел ими все вокруг.

            - «Т-ты нашла мой схрон?» — сфокусировавшись на ведьме Варваре обеспокоенно пролепетал Алексей сонным голосом.

            - «Какой схрон? Ты о чем? Приснилось что-то?» — баба Варя сделала удивленное лицо.

            - «Похоже на то, приснится же такое …» — Алексей отхлебнул остывшего чая из своей чашки.

            - «Так что насчет передачи мне трех бесов, из тех, которые выполняют особые поручения твоего хозяина, и имеют возможности охотиться на очень древних духовных дорогах? Ты же, надеюсь, не просто так тут храпел и успел сходить к своему хозяину?!» — требовательно обратилась баба Варя к Алексею.

            К ведьме Варваре возвращался жесткий тон разговора.

            (Продолжение следует)
            Елена Сибирякова


              Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 7. Бесы.

              2

               

              За столом на кухне у бабы Вари торжественно и как-то немного официально пили чай трое: двоедушник Алексей, по прозвищу Феникс, Маринка и ведьма Варвара. Чай был заварен в китайском фарфоровом заварнике с изображениями цветов, птиц и драконов, и разлит в аккуратные китайские чашечки. Марина впервые видела такой сервиз и понимала, что баба Варя не просто так достала его откуда-то из своих закромов. Также, на столе в вазе красовались темно красные розы, открытая коробка конфет «Птичье молоко», сушки и мед.

              - «И все-таки, зачем ты пришел? Свой долг ты оплатил!» — шумно хлебнув чаю обратилась к Алексею баба Варя.

              - «Чаю попить.» — ухмыляясь ответствовал сотрудник КГБ на пенсии.

              - «А почему вас называют двоедушником и Фениксом?» — спросила Алексея Маринка, чтобы как-то сбить напряжение, которое витало в воздухе.

              - «Двоедушником называют меня глупые люди, которые считают, что в моем теле одновременно живут две души: человеческая душа и душа какого-нибудь демона. На самом деле, в моем теле давно не живет никакая душа, ни человеческая, ни демоническая!» — благодушно ответил Марине Алексей. И она не поняла, шутит он или говорит серьезно.

              - «А как же вы живете? Без души тело человека умирает! Это теперь я точно знаю.» — не отставала Маринка.

              - «Разве это жизнь? Это так, каторга одна, кое-какое существование.» — Алексей на секунду сделал грустное, даже скорбное, выражение лица и продолжил: «Тело человека как машина или как поезд, только значительно более совершенное. И чтобы управлять сознанием и телом, чтобы оно жило, не обязательно душе человека находится внутри тела. Достаточно, чтобы душа была связана с телом, но находиться душа может где угодно. Например, моя человеческая душа находится очень далеко или очень глубоко, сложно человеческим языком это сформулировать.»

              - «Не понимаю! Бабушка Варя говорит, что даже если просто скрадывают у человека его душу, то он начинает чахнуть и через время умирает, либо же становится одержимым и сумасшедшим! Вы не похожи на одержимого и сумасшедшего! И умирать, как я посмотрю, вы не собираетесь: выглядите достаточно здоровым. Да и прозвище у вас интересное.» — Марина набирала обороты диалога.

              - «Кроме души у каждого человека есть дух, который является посредником или промежутком между человеческими телом и душой. У меня тоже был такой. Человеческий. Но его забрали и взамен дали мне новый, нечеловеческий. Этим я могу кое-как на людском языке объяснить тебе то, почему я до сих пор не одержим и не сошел с ума! Мое тело, словно квартира, пуста от непосредственного пребывания в нем моей человеческой души. Но данный мне нечеловеческий дух не пустит в мое тело никого чужого: ни черта, ни беса, ни демона, никакую чужую живую или мертвую душу. Данный мне нечеловеческий дух пускает в мое тело только моего хозяина и мою душу, при условии облачения её в данный мне нечеловеческий дух. Но хозяин приходит очень редко, у него много дел. Обычно мы с ним общаемся дистанционно, словно по телефону.» — ответил Алексей и стал усиленно жевать сушку, запивая её горячим и сладким индийским чаем.

              - «У вас есть хозяин? Но как такое может быть в самой свободной стране на земле?.. А Феникс?» — от услышанного у Маринки возникло еще больше вопросов, но пока она не могла их четко сформулировать, поэтому продолжила задавать давно для себя понятные.

              Баба Варя была довольна любознательностью Маринки. Теперь ведьме Варваре не нужно было принуждать Марину что-то запоминать и понимать на тему магии и колдовства. Она стала все делать сама, ей было интересно и для ведьмы Варвары это было хорошо.

              - «Мой хозяин не ограничен нашей страной и таких как я у него много в каждой стране на земле.» — ответил Алексей набитым сушками ртом и запив их чаем продолжил: «Только не думай, что я работаю на иностранные разведки, раз говорю, что таких как я у него много в других странах. Для него наш мир и люди: как сад фруктовых деревьев и винограда, за которым он ухаживает и с которых он снимает спелые плоды; как лес с дикими зверями, в котором он охотится; как загон с домашними животными, которых он кормит и потом употребляет в пищу; как … Мне сложно подобрать аналогию. Человеческий язык скуп… А что до Феникса, то это не прозвище, это скорее мой крест, который я словно Христос несу на Голгофу, мои кандалы, моя работа!»

              - «Смотри-ка, какой у нас тут святой мученик выискался!» — хохотнула баба Варя.

              Алексей обиженно взглянул на ведьму Варвару: «Если мое физическое тело будут убивать, то я скорее всего умру. Но потом очнусь. Так было не раз. И в КГБ по-своему оценили особенности организма своего сотрудника. Но им невдомек что и как на самом деле. Исключение, если мне отрубят голову! Постоянно умирать и возвращаться в мир боли и страданий — это разве не мучение? Да я в Аду комфортнее себя чувствовал бы, чем здесь, в этом проклятом месте!»

              Алексей нервно засмеялся и продолжил, уже обращаясь к Марине: «И если меня будут убивать магией, то я тоже могу умереть и потом почти всегда очнусь. А знаешь почему? Все потому же, что душа моя находится очень далеко и для человеческой судьбы она вычеркнута из жизни. И то, что мою душу выпускают и облачают в нечеловеческий дух для совершения мною разных дел в мире духов и людей, ничего для меня и моего тела не меняет, потому что для судьбы, которая управляет жизнями обычных людей, я мертв! Моя душа давно выведена из орбиты полномочий судьбы и тех, кто следит за жизнью и смертью простых людей. В свою очередь, нечеловеческий дух, в который облачают мою душу, выпуская её из заточения, обеспечивает мне восприятие меня миром живых и мертвых как демона или сильного беса, имеющего продолжение в качестве своего человеческого тела в мире людей. Обрати внимание, своего человеческого тела, а не чужого, как бывает при одержимостях, когда бесы входят в людей и их тела становятся продолжением бесов в мире живых!»

              - «И как это работает?» — Марина ничего не поняла.

              - «Очень просто! Например, меня ударили порчей на смерть. Мое тело упало, отключилось и даже немного умерло. Потому что тело у меня человеческое. В мире мертвых духов у судьбы на меня нет полномочий. Сразу идет отсылка к полномочиям мира бесов, где содержится моя душа и из которого мне дали нечеловеческий дух. В свою очередь, из мира бесов активируются полномочия моего нечеловеческого духа, статус которого гласит, что мой дух и его продолжение в виде человеческого тела не может умереть как простой человек и покинуть мир живых без разрешения моего хозяина. И пока разрешения на мою смерть нет, мое тело приходит в себя! Так и мучаюсь. Даже вешаться пытался и вены вскрывал. Но бесы обязательно кого-то приводят, кто успевает не дать моему телу сдохнуть окончательно, на механическом уровне, так сказать. Я много как пытался прервать этот круг, да все без толку. Поэтому, я живу сегодняшним днем, который может быть как последним, если решит мой хозяин, так и первым в новом нужном хозяину периоде моего существования, если умру и снова «воскресну». Такой вот я Феникс.» — сурово улыбнулся Алексей и конфетка из коробки «Птичье молоко» исчезла у него во рту.

              - «Бедный страдалец! Никак не умрет этот святой мученик от колдовства других ведьм, от пуль и ножей врагов! Весь измучался. Ты пришел, чтобы я тебе помогла? Ладненько! У меня тут завалялся патрон к «Макарову», там пуля серебряная… Ну что, рискнем? Могу своим, наградным по случаю 10-й годовщины окончания войны. Но у тебя ж всегда свой имеется. Давай, доставай, а вдруг помогу и отмучаешься?!» — баба Варя сделала участливое выражение лица.

              Алексей поперхнулся чаем, вытянул лицо и обиженно сказал: «Я что тебе оборотень или вампир из сказок, чтобы меня серебром?! По делу я пришел, по делу!»

              - «Надо же, по делу. А я думала чай попить!» — удивилась баба Варя.

              - «Варвара, ты затеяла опасную игру. Моему хозяину было все равно, пока ты не сняла с меня груз долга перед собой. Теперь я только его должник, работник и раб! И в благодарность он решил помочь тебе с этой ведьмой и её шабашем..» — серьезным голосом заговорил Алексей.

              Но баба Варя его перебила и зло проговорила: «Бес, не беси мне мозги! Твоему хозяину не может быть все равно на ту ведьму и её шабаш! Глобально не может быть все равно! Может быть конечно сейчас, именно в эти дни и месяцы, ему и все равно, но через время, через несколько лет, он не сможет не вернуться к этому вопросу. Просто, сейчас, в самом начале ему будет проще решить эту проблему. А это ведь будет проблема! И через годы она наберет силу и решить её будет гораздо труднее. А тут еще и я удачно подвернулась со своими делами, да еще и тебя от долга перед собой освободила. Я права?»

              Алексей скривился и выдавил: «Не упрощай пожалуйста и проявляй какое-то уважение к моему хозяину.»

              - «Уважение?» — медленно произнесла ведьма Варвара и холодно продолжила: «Ты знаешь сколько и каких жертв я дала твоему хозяину в свое время? Знаешь! Ты знаешь, что я просила? Не Луну с неба! И не пол царства! Все очень скромное, мирское, все такое для него легко исполнимое. Знаешь!»

              - «Была война. Потом послевоенная разруха…» — попытался начать оправдываться Алексей.

              - «Война? Разруха? Я всю войну прошла и разруху послевоенную мне ли не знать! Но только и в войну на войне, и после войны в мирное время: кто-то ел хлеб с водой, а кто-то икру, сало и рябчиков с ананасами! Так что не надо мне про войну и разруху рассказывать. Просто хозяин твой принял жертвы мои как данность, а я дура думала, что в индивидуальном порядке он их расценивает и принимает. Упился он кровью и страданиями людскими тогда всласть, что ему были мои жертвы?! Ничего не получила я от него, кроме нае… обмана! Не зря некоторые его называют Князь Лжи! Ой не зря! И жертвы эти я перевела в его долг мне! И он это знает! Так что за те жертвы я имею право просить и даже требовать с твоего хозяина как при моей жизни, так и после моей смерти!» — ведьма Варвара рассвирепела не на шутку.

              Вдруг лицо Алексея стало словно восковым, глаза остановились, его ладони судорожно вцепились в углы стола и тело казалось парализованным. Духовным зрением ведьма Варвара видела, как в голову Алексея на духовном уровне словно вошла яркая, слепящая и толстая молния, которая так и замерла, словно окаменела.

              От тела Алексея в бабу Варю и Маринку ударила волна холода и какого-то ужаса, который словно живой стал обволакивать женщин как одеялом. Марина сжалась от страха и почувствовала себя маленьким насекомым, которого готовы раздавить неведомые ей силы.

              Изо рта Алексея раздался голос, похожий на скрежет метала по стеклу и одновременно многоголосый рык каких-то хищных зверей: «Варвара, давай сработаем вместе и я дам тебе даже больше того, что я мог быть дать за принесенные тобой жертвы и годы ожиданий! Даю тебе своё слово!»

              Баба Варя ответила не дрогнувшим голосом: «Если мы будем работать по этой ведьме и её шабашу вместе, то в финале ты дашь мне другое! Вот что!» и она послала мыслеформу тому, кто находился сейчас в теле Алексея.

              Хозяин Алексея уловил мыслеформу ведьмы Варвары и восковое лицо Алексея ухмыльнулось какой-то кривой страшной ухмылкой. Скрежетащий голос прорычал: «Договорились! Даю тебе своё слово!»

              После чего, очень редко приходящий к Алексею хозяин покинул его тело, отправившись по другим делам. Вместе с невидимым для глаз Марины хозяином Алексея покинул пространство кухни бабы Вари холодный ужас, который излучало тело Алексея, словно солнце излучает свой свет.

              Алексей слабым и сухим голосом попросил пить и ведьма Варвара налила ему еще чаю.

              - «Давай, рассказывай дальше. С твоих хозяином я вроде как уговорилась. Поверю его слову еще раз!» — уже ровным голосом обратилась к Алексею баба Варя.

              Но Алексей молчал, жадно глотал горячий сладкий чай и думал о чем-то своём, словно игнорируя слова ведьмы Варвары.

              Тогда затянувшуюся паузу решила нарушить Марина: «Скажите, Алексей. Ваш хозяин Дьявол? Это он приходил?»

              - «Нет, девочка. Для того, кого можно назвать настоящим Дьяволом, я слишком мелкая сошка. Но мой хозяин входит в его ближайшее окружение.» — ответил Алексей и продолжил, обращаясь уже к Варваре: «Я знаю откуда эта ведьма черпает свою силу и духов-помощников, не входящих в орбиту власти моего хозяина, твоего хозяина и других таких же как мой и твой хозяин сильных существ.»

              - «Тоже мне военная тайна!» — хмыкнула баба Варя: «Черпает она свою силу и духов-помощников из старинных артефактов ныне мертвых носителей силы, которые она собирала в жарких странах. Ты мне лучше скажи, где лежат её родственники, землю с чьих могил она соединила с этими артефактами? Вот что мне интересно! А про её адрес и адреса других ведьм я не спрашиваю, ты же мне и так все это скажешь, верно?!»

              Глаза двоедушника от удивления стали круглыми как у совы, да и вообще Марина отметила, что его лицо часто было похоже на мордяху взъерепененного совенка. Как-то она видела фотографии совят в журнале «Натуралист».

              - «А зачем ведьма соединила артефакты с могильной землей?» — обращаясь к ведьме Варваре спросила Марина.

              - «Я рада, что ты стала сама задавать нужные вопросы и сама всем интересуешься, а не только вынуждена учиться «на ходу», исходя из постоянно возникающих ситуаций. Наверное, будет из тебя толк, Маринка!» — сказала баба Варя и продолжила: «Артефакты ведьмы, с которой у нас война, очень древние, сделаны в далеких жарких странах. Именно там они были наделены силой и стали мощными проводниками не только воли и энергий силы, управляющей всем живым и мертвых в жарких странах, но и стали мощными порталами, способными перемещать много духов туда, где находится артефакт. Если такой артефакт соединить с ведьмой, то она сама будет временным порталом для перемещения духов и, в свою очередь, сама сможет временно духовно перемещаться туда, где у неё произошло знакомство с силами этих древних артефактов. А если такой артефакт на постоянной основе соединить с землей с могил предков ведьмы, которые тоже были ведьмами, то духи из жарких стран будут иметь более устойчивые возможности не только приходить сюда, на наши территории, но и влиять на жизнь людей, успешно противодействуя силам, которые издревле у нас все контролировали: и живых, и мертвых.»

              - «Почему? Почему успешно?» — Марина была взволнована. Ей казалось, что она находится где-то рядом с огромной тайной, способной все изменить в её жизни. Она чувствовала себя словно Буратино, который сорвал со стены старый холст с нарисованным очагом и обнаружил за ним дверь в таинственную и манящую неизвестность.

              - «Потому, что мертвые ведьмы, предки нашей вражины, тоже подчинялись силам, которые издревле у нас все контролировали. А раз ведьма завела каналы сил артефактов из жарких стран на их могилы и благодаря этому ведьма стала сильнее, а духи из жарких стран стали могущественнее и их власть и воля стали более устойчивыми и успешными в реализации, то я могу уверенно сказать, что с помощью своих артефактов ведьма отрезала волю сил, которые издревле все здесь контролировали, от своих мертвых предков ведьм и благодаря всему этому успешно противодействует нам и нашим силам.» — наставительно поведала ведьма Варвара.

              - «С чего ты взяла, что все так и есть? Ты что, видела эти артефакты?» — несколько ревностно сказал Алексей, обращаясь к бабе Варе.

              - «Все работает по одним и тем же аналогичным схемам! И мне не нужно увидеть, чтобы все понять по косвенным признакам! Ты помнишь шамана из Якутии, который женился на ведьме из нашего города и переехал сюда жить? Там все у него аналогично работает: его древние артефакты, привезенные им с севера, соединены с землей ведьм предков его жены!» — злорадно улыбаясь ответила Варвара.

              Она уловила, что Алексей ничего не знал про этот факт с шаманом, хотя и должен был знать. Тогда она еле помирила шамана с Алексеем, над которым шаман издевался как хотел, а Алексей не мог понять, почему сила шамана только увеличивается и Алексей ничего не может с ним поделать.

              - «А теперь, раз уж мы работаем вместе, то кроме адресов ведьм и мест, где лежат предки ведьмы, с которой мы воюем, мне нужны три очень сильных беса. И не просто очень сильных, а имеющих права и возможности ходить и охотится на очень древних духовных дорогах!» — внезапно жестко обратилась баба Варя к Алексею.

              - «Так у тебя ж есть свои…» — голос двоедушника внезапно пересох.

              - «Своих бесов я задействовать не могу, они заняты в охране моего жилья, алтаря и предметов силы. Мне нужны отдельные бесы, из тех, которые выполняют особые поручения твоего хозяина!» — ведьма Варвара не отпускала жесткого тона разговора с Алексеем, сверля его холодным взглядом.

              - «Я обращусь к хозяину…» — начал было Алексей.

              - «Давай, обращайся! И сразу скажи ему, что его бесов я буду бить и пинать, если они не будут в точности выполнять мои указания!» — ведьма Варвара буквально рычала на двоедушника.

              - «Запомни Маринка, бесы бывают разные и с бесами нужно держать ухо востро, не успеешь оглянуться, как заморочат тебе голову красивыми картинками и обещаниями, а в результате станешь их поварихой, у которой они будут только вкусно есть, и куклой, которой они будут играть как хотят!» — наставительно проговорила Варвара.

              - «А как с ними держать ухо востро? Что нужно делать?» — Марина приготовилась внимать своей наставнице.

              - «Ну, значится, слушай внимательно!..» — степенно сказала ведьма Варвара и ещё налила себе чаю.

               

              (Продолжение следует)

               

              Елена Сибирякова

               


                Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 6. Оставь надежду всяк входящий. Продолжение.

                stanovlenie 12

                 

                 

                Когда дом обычного человека защищен магией какой-либо ведьмы, то у атакующей указанного человека ведьмы есть два способа обойти чужую магическую защиту. Самый простой способ — это вход в сновидение того человека, на которого ведется магическая атака. Более сложный способ — это прямой взлом чужой магической защиты духом атакующей ведьмы не во сне, а в духовной реальности.

                Вход в сновидение человека является популярным способом для ведьм обойти чужую магическую защиту, установленную для обычного человека и его дома. В духе войдя в сон человека, ведьма создает там нужные ей образы и ситуации, стремясь вызвать в человеке интересующие её яркие полярные эмоции (например: страха, безысходности, покорности или наоборот неконтролируемых страсти или гнева), а затем спровоцировать человека во сне на такие действия, которые словно ключом откроют для неё все ранее закрытые чужой магией двери в жизнь и судьбу этого человека.

                Взлом чужой магической защиты духом ведьмы не во сне, а в духовной реальности, обычно используется ведьмами в отношении не обычных людей, а ведьм и их жилищ. Так как напрямую влезать друг другу в сны, чтобы установить власть своей воли, ведьмы не рискуют, считая такой риск неоправданным. Чтобы удерживать ситуацию взлома и установления своей воли под контролем, ведьмы вынуждены входить своим духом в духовное пространство той ведьмы, защиту которой нужно сломать. Устанавливая свою волю на чужой территории постепенно, шаг за шагом. Чем, собственно, и занялась ведьма, подошедшая к квартире ведьмы Варвары.

                Однако, вернемся к повествованию.

                 

                Чужая ведьма дернула за ручку духовного дубля двери в квартиру ведьмы Варвары и он начал открываться. Взлом первой линии магической защиты жилища ведьмы Варвары начался.

                Духи-помощники бабы Вари, стоящие на страже входа в её жилище, увидели дух входящий через «центральный вход» в образе Марины. Энергии от входящего духа шли мощные и чужие, но образ Марины был очень качественным и духи ведьмы Варвары, которые составляли первую линию магической защиты её жилища, на мгновение растерялись. Этого времени чужой ведьме хватило, чтобы парализовать их волю и они духовно ослепли, словно провалились в черный каменный мешок. Со стороны эти духи-помощники стали вести себя как безвольные воздушные шарики, мерно покачивающиеся в воздухе. На их лбах красным цветом засветилась печать поработившей их ведьмы, в центре которой была изображена перевернутая пентаграмма с большой буквой «К» посредине. «К» было потому, что ведьму звали Кристина.

                Ведьма быстро осмотрелась.

                 

                Знаете чем отличается духовное пространство жилища обычного человека от духовного пространства дома обычного человека, который защищен магией ведьмы? И уж тем более от духовного пространства жилища ведьмы?

                Духовное пространство жилища обычного человека — это часто простой духовный дубль, повторяющий материальное пространство жилища. Перемещаться в нем для ведьм и их духов-помощников не является проблемой. Единственными временными препятствиями могут быть истово молитвенные действия человека, которые могут в большей или в меньшей степени временно ограждать молящегося человека (а также жилье человека: частично или полностью) от чужой воли, будь то дух ведьмы, её дух-помощник или дух мертвого человека. Временно, потому что сильная ведьма имеет ключи (в том числе данные Силами, владеющими каналами молитв, церквей и того, что принято называть «христианским эгрегором»), которыми она раньше или позже может отпереть любую «молитвенную преграду». И, разумеется, к механическому и скучающему чтению молитв понятие «истово» в данном случае не относится и препятствием для ведьмы и её духов не является.

                Если духовным взором взглянуть на духовное пространство дома обычного человека, который защищен магией ведьмы, то духовный дубль жилища наполнен одним или несколькими духами, поставленными ведьмой как «малая стража» от мелких негативных проникновений, а также как «маячки» в случае более сильного негативного проникновения чужой ведьмы.

                Духовный дубль жилища ведьмы наполнен различными коридорами, дверями, комнатами, лестницами, помещениями-ловушками (перемещающими чужих духов в иные пространства, включая Нижний мир), тупиками, норами, туннелями, каналами (в различные миры и пространства) и прочим, чего не видно в материальной реальности жилища ведьмы. В них живут духи-помощники, выполняющие роль стражей жилища ведьмы, а также вольготно перемещаются те духи-помощники, которые являются личными помощниками ведьмы, а также, конечно, и дух самой ведьмы. Вся эта наполненность возникает от постоянных обрядовых действий ведьмы в её жилище и призвана для того, чтобы ведьма могла не только прекрасно взаимодействовать из своего жилища с различными Силами, но и тщательно контролировать, защищать духовное пространство внутри своего жилища.

                 

                Итак, ведьма Кристина быстро осмотрелась. Духовный дубль прихожей соответствовал её материальной реальности. Но дальше на реальность материального коридора советской хрущевки, где жила баба Варя, накладывался совершенно другой духовный коридор. Ведьма увидела, что коридор очень длинный, со множеством дверей и его окончание теряется где-то во тьме. Образы стен, пола и потолка этого духовного коридора были выполнены из дерева.

                - «Кладбищенский канал… Классика. Ловушка для любого чужого духа мертвого человека или кладбищенского беса, который приносит порчу. Чтобы отправить его обратно на кладбище и разрядить порчу в могилу.» — усмехнулась ведьма, проведя пальцами по деревянной стене коридора: «Но я не мертвый дух и не кладбищенский бес.» И ведьма Кристина двинулась по темному деревянному коридору.

                Справедливости ради нужно отметить, что в силах этой ведьмы было не заходить в деревянный «лабиринт» бабы Вари. Она вполне могла начать проламывать образ деревянной стены этой духовно-магической надстройки и через время проделала бы дыру в незащищенное деревянным «лабиринтом» пространство жилища ведьмы Варвары. Полученного ключа (от усечения воли ведьмы Варвары, в результате которого: чужая ведьма проникла в духовное пространство дома ведьмы Варвары и парализовала некоторых её духов-помощников) в сочетании с имеющейся у ведьмы Кристины силой, энергией и подготовкой, должно было хватить для такой работы. А дальше, она дала бы сигнал для магической атаки другим ведьмам, ждущим на крыше соседнего дома. И, влетев через проделанную в пространстве дыру, ждущие сигнала ведьмы магически расправились бы с бабой Варей.

                Но то, что на первый взгляд кажется простым с одной стороны, с другой стороны может быть провальным. Духовный шум и волнение энергий при проламывании стены духовной надстройки могли привлечь других духов-помощников бабы Вари, а также саму бабу Варю. Увидев где будет выходить дыра, ведьма Варвара могла сконцентрировать в том месте все свои силы и кто знает, чем в таком случае могла окончиться магическая атака.

                Поэтому, ведьма Кристина двинулась в духовный деревянный коридор, чтобы ювелирно, шаг за шагом, брать под контроль своей ведьминской воли каждый метр духовного пространства жилища ведьмы Варвары и её духов, которые встретятся Кристине на пути.

                Однако, на пути ведьмы Кристины никто не встречался. Она шла по тускло освещённому деревянному коридору и словно никому не было никакого интереса до ведьмы, которая хитростью и силой вторглась в духовное пространство другой ведьмы.  Стояла мертвенная тишина.

                Все деревянные двери в стенах, которые ведьма Кристина встречала на своём пути, были закрыты. Это было плохо, так как означало, что той воли, которую она усекла у ведьмы Варвары, не хватало для открытия её дверей.

                Вдруг, одна дверь поддалась. Открыто! Ведьма Кристина распахнула её настежь и увидела большое пустое помещение. Перед ней стояли двое мужчин в военной форме. Они держали в руках автоматы, стволы которых смотрели на ведьму Кристину черными пустыми глазницами.

                - «Бабкины бесы» — мелькнуло в голове ведьмы, прежде чем «военные» открыли огонь на поражение.

                Пули прорезали пространство и входили в духовное тело ведьмы, пробивая его насквозь. Кристина отпрянула и рухнула на пол в коридоре, привалившись спиной к деревянной стене. «Военные» вышли за ведьмой из помещения в коридор и стреляли в неё из автоматов в упор, пока у них не закончились патроны.

                - «Глянь ка, сдохла или жива еще?» — сказал один «военный» другому.

                - «Кто ж выживет после такого града?!» — ответствовал второй.

                Но они ошибались. Ведьма Кристина была жива и только притворялась мертвой. «Пули», входившие в её духовное тело, не причинили ей никакого вреда. Она знала эти «пули» и имела против них «иммунитет».

                Такие «пули» (или по желанию: «стрелы», «мечи» или даже «копья») были результатом защитных обрядов ведьмы Варвары, связанных с церковью, а также общими обрядами кладбищенской и церковной магии, которые баба Варя делала на дому (учитывая, что большинство церквей в СССР было закрыто, а те, которые работали, были в основном при монастырях), читая молитвы и выполняя обрядовые действия по 40 раз (аналогично церковным «сорокоустам»). Именно около 40 «пуль» было выпущено «военными» в ведьму Кристину.

                Очень давно бабушка ведьмы Кристины передала ей хитрый колдовской обряд, в котором, кроме обычных кладбищенских могил и ведьминых могил, использовалась церковная икона «Умягчение злых сердец» или её символический аналог церковная икона «Семистрельная». Благодаря этому обряду ведьма ограждалась от любых негативных последствий чужого церковного колдовства, рождающего на духовном уровне образы смертельных «пуль», «стрел», «мечей» или «копий». И ведьма Кристина, по привычке, сделала этот обряд перед своим выступлением против бабы Вари.

                Именно по привычке, так как в своей практике Кристина редко сталкивалась с тем, чтобы ведьмы, которых её посылали убить или «сбить спесь», пользовались церковной магией. СССР, поголовное закрытие церквей и атеизм, ослабили популярность церковной магии.

                Привычка в данном случае ей помогла. «Пули», пролетая сквозь духовное тело Кристины, не цепляли её и, соответственно, не причиняли ей никакого вреда. Однако, «военные» бесы ведьмы Варвары об этом не знали.

                - «Доставай нож, будем снимать с неё кожу!» — сказал «военный» своему товарищу. И «военные» бесы склонились над «мертвой» ведьмой, обнажив большие острые ножи.

                Снятие бесами кожи с духовного тела мертвой ведьмы имело свои важные причины. Там (на изнанке кожи, расположенной на спине или на животе) обычно хранился договор между ведьмой и её Силами. Поэтому, снятие кожи с поверженной ведьмы (вместе с договором) лишало её всех привилегий в мире духа и делало её рабом бесов.

                Внезапно, «мертвая» ведьма открыла глаза и выставила вперед руки ладонями к бесам. Губы Кристины шептали слова и произносили звуки, мало похожие на какой-либо из языков и на человеческую речь вообще. «Военные» бесы замерли в нелепых позах с расширенными глазами. Ведьма неспешно встала, взяла из рук бесов их ножи и каждому «военному» вонзила нож в их спины туда, где нож должен был проткнуть сердца их человеческих обликов. Бесы воспламенились словно спички и быстро сгорели в прах. На пол упали их обгорелые ножи.

                Кристина была довольна. Она снова усекла волю ведьмы Варвары и осталась жива. Она успешно двигалась дальше, к своей цели.

                Пройдя вперед еще метров пятьдесят, Кристина услышала журчание воды. В проеме деревянной стены была установлена каменная чаша со стоком, уходящим в землю, которая была видна из-под незакрытой деревом части пола. Откуда-то сверху, по деревянной стене, в эту чашу стекал ручеек воды, наполняя её до краев. Вода была прозрачна и пахла прохладой. На секунду ведьма Кристина ощутила жгучее желание напиться этой воды. Противостояние с бесами несколько измотало её. Но ведьма тут же подавила в себе это желание, потому что поняла, что это за вода сверху стекает.

                - «Стикс!.. Значит старуха обрядами построила проход под рекой, разделяющий мир живых и мертвых. Чтобы по нему в мир мертвых таскать живых, а в мир живых таскать мертвых. Какая странная и глупая затея! Каждая уважающая себя ведьма давно строит мосты через такие Стиксы, а не тайные проходы! И платит за мосты не такую уж и большую цену, чтобы иметь возможность комфортно и безопасно таскать туда-сюда кого угодно.» — ведьма Кристина внутренне удивлялась бабе Варе и её «контрабандным» повадкам.

                Внезапно, Кристина услышала шаги и спряталась в деревянной нише возле каменной чаши в стене. Она увидела, как по коридору идет дух в образе священника. Дух был занят своими мыслями и не обратил внимание на метнувшуюся к нему тень. Ведьма ударила его рукой по шее на встречном движении. Этот удар сбил «священника» с ног, повалив его навзничь. Ведьма запрыгнула на него сверху и увидела широко раскрытые от ужаса глаза духа.

                - «Я ведьма Кристина! Теперь ты в моей власти! Ты мой раб!» — ведьма держала руку над лицом лежащего на полу «священника», с её пальцев срывались зеленоватые молнии, которые били священника в его глаза и лоб. Ему было явно больно. Воля ведьмы Кристины входила в него тяжело.

                Несмотря на прилагаемые усилия, дух-помощник ведьмы Варвары, имеющий образ священника, внутренне продолжал сопротивляться воле ведьмы Кристины.

                Внезапно он криво улыбнулся и заплетающимся языком проговорил: «… Ангел вылил свою чашу в море, и сделалась кровь как бы мертвеца, и все живое умерло в море…»

                - «Ты не то говоришь, раб!» — перебила его ведьма.

                - «Испей воды этого моря…» — прошептал «священник» и глаза его закатились, а голова начала быстро зеленеть.

                - «Что за черт!» — отпрянула от него ведьма Кристина и почувствовала, как ей на голову с потолка полилась вода.

                Вода начала просачиваться не только сквозь потолок, но и сквозь деревянные стены. Ведьма Кристина услышала позади шум и увидела, что потолок в одном месте посыпался на пол землей и деревянными балками. Из образовавшейся в потолке дыры хлынул мощный поток воды, которая с ревущим шумом понеслась в сторону Кристины.

                - «Стикс!» — промелькнуло в голове ведьмы: «Чертова ленивая старуха, наверное давно не приносила кровавые жертвы на этот проход из мира живых в мир мертвых под рекой Стикс, вот он и прохудился!»

                Спасаясь от потока воды ведьма Кристина буквально выбила ближайшую деревянную дверь. Ей не улыбалось захлебнуться в водах Стикса и умереть, завалив таким образом задание. Впрочем, для этого не было никакой необходимости, так как дверь оказалась не заперта. Внутри оказалось пустое помещение с серовато-черными земляными стенами и железной винтовой лестницей, ведущей наверх к дыре, зияющей в земляном потолке.

                Взбежав по лестнице наверх ведьма Кристина пролезла сквозь дыру и … оказалась на берегу моря.

                Как-то странно тускло светило холодное солнце. Хотя было тепло и даже душно. Голубое небо имело странный оттенок, словно по нему тонким слоем разлили кровь с молоком. На море стоял штиль. Но больше всего поразило ведьму Кристину другое: далеко на горизонте словно вырастало из моря гигантское серое строение, похожее на смесь каменного столба и пчелиного улья. От этого строения вверх и в стороны шли волны энергии, нагоняющие ужас и вызывающие ощущение безоговорочной покорности. Ведьма Кристина прекрасно знала это строение: это было место богов их шабаша, святое и сакральное духовное место для всех ведьм их шабаша! Но откуда у бабы Вари канал к этому месту, с которого так хорошо видно место богов их шабаша?

                - «Присаживайтесь пожалуйста. Вот для вас свободное место.» — позади себя ведьма услышала голос и обернулась.

                Оказалось, что за спиной ведьмы Кристины по всему берегу аккуратными рядами стояли необычно оформленные места для отдыха у моря. Каждое место имело отдельный лежак, маленький деревянный домик-раздевалку, возле которого росли цветы, а также было огорожено бетонными границами. Большинство мест было занято, люди на них лежали почему-то в одежде. Кристина поняла, что это духовный канал какого-то кладбища, с которого духовно видно место богов их шабаша.

                Перед ней стояла женщина в белом медицинском халате и шапочке, явно бес в женском обличье, и приветливо улыбалась.

                - «Присаживайтесь пожалуйста.» — повторила «врач», показывая рукой на свободный лежак поблизости, и продолжила: «Когда прилетят осы с улья, всем нужно как минимум сидеть, а лучше лежать.»

                - «Мне это не нужно…» — начала было говорить ведьма Кристина и вдруг почувствовала, как гигантский «улей», стоящий далеко в море, выпустил новую энергетическую волну ужаса. Одновременно, Кристина заметила, как от «улья» отделились две точки, которые постепенно начали вырастать в размерах приближаясь к побережью.

                - «Осы летят. Немедленно садитесь! Или вас съедят и разбираться не будут!» — рявкнула «врач» и толкнула ведьму Кристину на свободный лежак.

                Толчок был настолько сильным, что Кристина рухнула на лежак как подкошенная. И сразу же на неё навалилась сильная усталость, лень, апатия и нежелание куда-либо идти. Захотелось спать, глаза начали закрываться и к удивлению ведьмы Кристины она не смогла этому сопротивляться. Последнее, что она увидела перед тем как провалиться в сон, это были два дракона со странными головами, похожими на головы насекомых, и странной желто-черной раскраской их тел, напоминающей ос. Они пролетели над ней практически беззвучно. Так, словно пред Кристиной крутили цветное, но немое кино.

                 

                Неизвестно сколько прошло времени, когда ведьма Кристина наконец проснулась и открыла глаза, если в состоянии духа можно это описать как «открыла глаза». Она обнаружила себя стоящей на полу на коленях в квартире ведьмы Варвары. Руки Кристины бессильно висели вдоль тела, а голова была слегка наклонена. Со стороны ведьма Кристина была похожа на узника, которому вот-вот отрубят голову. Практически все духовное тело Кристины, кроме головы, было парализовано. Стояла ведьма на коленях перед креслом, на котором сидела баба Варя.

                - «Ты всегда была одной из самих сильных ведьм, которые мне известны, Кристина. Мне жаль, что придется тебя убить…» — голос ведьмы Варвары был ровным и холодным, она сидела в кресле и задумчиво смотрела на плененную ведьму.

                - «Ты знаешь моё имя?» — удивилась плененная ведьма и продолжила: «Так не убивай, раз жаль!» И она беззвучно засмеялась.

                - «И что я буду с тобой делать, с живой? Подругами мы не стали, а врагов в сражении мы должны пленять и убивать! Ты знаешь закон и пришла в мой дом как враг.» — казалось баба Варя на мгновение загрустила, но вот её голос снова стал жёстче: «Но и духом-помощником порабощенным ты мне не нужна! Отправлю ка я тебя с сообщением к твоей, уже бывшей, госпоже, после чего упадешь ты прямиком в Нижний мир. Там тебя будут ждать, с нетерпением.»

                Плененная ведьма искривила лицо в злобной усмешке. Все что происходило казалось ей чем-то нереальным. Она, одна из самых сильных ведьм на земле, находящаяся в расцвете своих сил, стоит на коленях перед какой-то старой ведьмой, которая вот-вот рассыплется если как следует на неё дунуть. И Кристина не понимала, как она оказалась плененной и откуда баба Варя знает её имя?! Нужно собраться с мыслями и освободиться от бабкиных магических оков!

                А еще Кристине не давало покоя зрелище сакрального места для их шабаша и как ведьма Варвара получила доступ к месту, с которого хорошо просматривался «улей» их богов, надежно скрытый от всех смертных и бессмертных.

                - «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь!» — злобно прошипела плененная ведьма.

                - «Гоп!» — усмехнулась баба Варя и земной мир в глазах Кристины погас навсегда. Она окончательно уснула в мире живых, чтобы проснуться в мире мертвых и воспринимать земной и Нижний миры только так, как воспринимают их мертвецы.

                А где-то внизу, у подъезда, словно куль свалилось со скамейки на асфальт бездыханное тело ведьмы. Предрассветную тишину пронзил резкий сухой треск: это треснуло и раскололось надвое древко ведьминой метлы. Ветки метлы стали осыпаться словно обгорелые, превращая кисть метлы в голик.

                 

                Утром в прихожей бабы Вари зазвенел дверной звонок. Приближаясь к двери ведьма Варвара уже знала, кто стоит по ту сторону, поэтому не глядя в глазок открыла дверь.

                - «Гражданка, почему под вашим подъездом нашли мертвую ведьму?» — перед дверью на лестничной клетке, в строгом сером костюме и с букетом темно красных роз в руках, стоял и улыбался двоедушник Алексей, по прозвищу Феникс, также известный в узких кругах как: Гробывенко Алексей Демьянович, сотрудник Комитета Государственной Безопасности на пенсии…

                 

                (Продолжение следует)

                 

                Елена Сибирякова

                 


                  Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 6. Оставь надежду всяк входящий.

                  stanovlenie 11

                   

                  - «Нет у меня квасу! И воды тоже нет!» — ведьма Варвара улыбалась, глядя на то, как Алексей приходит в себя: «Но ты можешь похлебать из ручья, который вон видишь, течет в сторонке.»

                  - «И остаться здесь навсегда? Это ж не смерть будет, а рабство.» — Алексей кряхтя поднялся с земли.

                  - «Я знала, что ты справишься с этим, пиковым!» — Варвара продолжала улыбаться.

                  - «Справлюсь? Да ты посмотри на меня? Да я просто сдох от этой бойни! А если бы я не вернулся, не воскрес?» — Алесей медленно шел и возмущался.

                  - «Ты всегда возвращаешься. Не зря же бесы прозвали тебя Феникс! Кстати, а чего ты сдох то? Стареешь, чё ли?» — баба Варя театрально выразила удивление.

                  - «Да я … Да ты … Ты вообще знала какой он сильный? Да он почти раздавил меня! Да нет же, он полностью меня раздавил! Он меня зарезал и отравил колдовским ядом, от которого я сдох! И я был не в состоянии схватить его душу, которая ускользнула в мир живых, когда он подыхал!» — Алексей покраснел от возмущения.

                  - «Значится, убёг он. Живой, значится, он остался в мире живых. Нет, Алексей, ты точно стал старым и ленивым!» — ведьма Варвара театрально вздохнула и продолжила: «Вот вернуся я домой и прибьет он меня, как пить дать прибьет! На поминки то мои придешь?»

                  - «Да куда прибьет то? Ему теперь восстанавливаться долго. Я его так отделал! Даже не понимаю, как он и ускользнул то своей чахлой душонкой! Сдыхал же под моими руками, я ж чувствовал.» — внезапно горделиво заговорил Алексей.

                  - «Ага, значится, отделал говоришь и он сдох под твоими руками. Значит ты все таки был сильнее, чем он?!?» — баба Варя перебила двоедушника Алексея и снова театрально выразила удивление — «Так чего ж ты сдох то?»

                  Алексей остановился, стал краснеть и раздуваться как шар, готовясь выплеснуть на ведьму Варвару бурлящее в нем праведное негодование. Но баба Варя не обращала на его гнев никакого внимания, а просто медленно шла, любуясь окружающим её бесовским миром.

                   

                  Бобров Оюшминальд Григорьевич судорожно вздохнул, открыл глаза и сразу скорчился от невыносимой боли. Все его тело словно проткнули сотнями острых иголок, а сверху будто бы дополнительно проехал еще и целый автобус.

                  Он лежал у себя дома на диване, в дорогом, но неряшливо помятом, заграничном костюме. Рядом на передвижном антикварном столике стояла открытая бутылка дорогого кубинского рома, а в чугунной пепельнице, выполненной в виде головы черта, дымилась недокуренная кубинская сигара.

                  Вообще, обстановка комнаты и квартиры в целом не походила на те условия, в которых живут обычные советские люди. Дорогая мебель, импортный магнитофон, из приоткрытой дверцы шкафа выглядывают несколько дорогих заграничных костюмов и высококачественная дубленка. На кресле валяются две пары джинсов. На полу возле кресла лежат ключи от автомобиля, последней модели «Жигулей».

                  Впрочем, будучи сотрудником советского торгового представительства на Кубе и пребывая за рубежом 7 месяцев в году, Оюшминальд мог все это себе позволить.

                  Оюшминальд… Многие его знакомые считали, что это немецкое имя, которым нарекли его родители в честь какого-то друга или немецкого последователя Карла Маркса. И он старался поддерживать эту легенду. Имя было громоздкое, поэтому друзья называли его просто Нальд или Нальдик. Он и не возражал.

                  Нальдик считал зазорным рассказывать, что сотрудник советского торгового представительства на Кубе, своеобразная элита среди простых советских граждан, был наречен именем, являющимся сокращением слов Отто Юльевич Шмидт на льдине (О.Ю.Шми.на.льд), в честь эпопеи спасения челюскинцев.

                  Нальдик попытался привстать с кровати, но сил не было даже на это. Проведя ладонью по лицу, он обнаружил следы крови на руке. Значит, вдобавок пошла носом кровь.

                  - «Проклятая бабка!» — с хрипом вырывалось у него: «Как же я умудрился проиграть бой и чуть не расстался с жизнью? Я ведь БОГ!»

                  Нальдику нравилось, что первые буквы его фамилии, имени и отчества образовывали слово БОГ, и то, что благодаря магии он со временем стал практически богом по сравнению с «простыми смертными», окружающими его как в Советском Союзе, так и на Кубе. Поэтому он бессильно злился, его мысли путались и вяло цеплялись одна за другую, медленно формируя картину воспоминания того, что же с ним произошло.

                   

                  … — «Тебе конец! Я это Сила! А такие как ты, самонадеянные глупцы, заканчивают всегда плохо!» — злобно усмехнулся Нальдик в образе Пикового Короля в сторону «военного», у которого не было при себе никакого оружия, ни простого, ни божественного.

                  - «Голос у тебя какой-то подозрительно знакомый! Где-то я уже слышал такие интонации: самоуверенные, надменные и, одновременно, капризные! А ну-ка, скажи еще что-нибудь? На любую тему!» — ровно ответил Нальдику полуголый «военный».

                  Совершенно неожиданный по содержанию и отсутствию эмоций ответ «военного» удивил и еще больше разозлил Нальдика. Что за чушь несет этот полуголый баран?! Вместо того, чтобы молить Нальдика о пощаде или не очень мучительной смерти, этот «военный» находясь на волосок от гибели вдруг решил анализировать его голос. Сказочный дурак!

                  - «Перед тем, как эта сабля выпьет твою кровь и силу, как делала это ранее с сотнями таких же самоуверенных глупцов как ты, ответь мне: ты ведьма Варвара в образе военного? Или ты какой-то особенный дурак, который по просьбе Варвары пришел сюда на свое самоубийство?» — зло спросил Нальдик, покачивая в руке саблей, которая начала испускать вокруг себя красивое желтовато-розовое сияние, словно в сабле разгорался рассвет.

                  - «Однозначно, я слышал твой голос!» — также ровно ответил «военный» и продолжил, не обращая внимание на вопросы Нальдика: «Я тебя знаю? Эй, пиковый? А ну-ка! Буэнос ночес, амиго! Ке таль?» (пер. с исп. «Добрый вечер, дружище! Как дела?»)

                  Нальдик на секунду замер. Он прекрасно знал испанский язык, не зря же он сотрудник советского торгового представительства на Кубе. Но здесь и сейчас внезапное обращение по-испански было явно не к месту. Значит, этот «военный» как-то узнал Нальдика, поэтому и обращается к нему по-испански, намекая на Кубу! Но Нальдик то «военного» не узнал! Кто же это? Кто?! И внутри Нальдика словно лопнул шар со страхом, который стал заполнять все пространство его души. А что если это кто-то из его руководства? Или еще хуже, из министерства или из правоохранительных органов? Перед мысленным взором Нальдика пронеслись образы разоблачения Нальдика и его позорного увольнения.

                  Нет! Не будет никакого разоблачения! Страх уступил место бешено нарастающему гневу, Нальдик взмахнул саблей и, обращаясь к «военному», зло закричал: «Умри проклятый червь!»

                  Сабля, сияющая подобно восходящему солнцу, вошла в живот «военного» как горячий нож в масло. Однако, «военный» не закричал, не стал корчиться от боли и не упал. Он наклонил голову вниз и смотрел как сабля вошла ему в живот.

                  Нальдик видел, что его сабля смертельно поразила в живот дурака «военного», однако что-то было не так. Дурак не падал и не корчился от боли.

                  Нужно отметить, что Алексей двоедушник с надеждой смотрел на саблю Пикового короля. Он устал жить так как он был вынужден жить: между демонами, бесами и людьми. И просто хотел, чтобы все закончилось, хотел на вечный покой, без рабства у бесов и без других более серьезных вещей. Поэтому Алексей сжульничал перед Варварой и согласился драться с Пиковым прежде всего в надежде на то, что в этот раз все закончится и он больше не воскреснет.

                  После выпада Пикового короля Алексей ощутил, как божественная сабля вошла в его плоть и сразу же ощутил пустоту в животе, словно там ничего не было.

                  - «Твою ж мать!» — горестно вырвалось у Алексея и он, посмотрев на Пикового, грустно добавил — «Слабенькая у тебя сабелька! Ни черта нормально делать не умеете! И вообще, чего ты меня колоть решил? Рубить надо было! Идиот!»

                  Нальдик бешено дернул саблю назад, но она недвижимо осталась торчать в животе «военного».

                  - «Не понял! Что происходит?» — растерянно вырвалось у Нальдика.

                  - «Ты в землях бесов! Самых лучших мастеров иллюзий и морока!» — мрачно сказал ему «военный».

                  И вдруг, на глазах Нальдика оголенная часть тела «военного» начала претерпевать визуальные изменения. Там, где у «военного» был живот обозначилась чудовищная пасть, острые и словно стальные зубы которой крепко держали саблю Нальдика. Над пастью проявились четыре красных немигающих глаза.

                  Нальдик ошарашенно замер. Ему показалось, что по телу «военного» пронеслась невидимая волна, которая смыла иллюзии и открыла перед Нальдиком реальный вид «военного»: все его тело покрылось красными немигающими глазами и кроме живота, на груди, плечах, локтях, кистях рук и спине возникли такие же чудовищные пасти, какая была на месте живота, только размером поменьше. На коленях ног, сквозь военные брюки, угадывались аналогичные чудовищные пасти.

                  Из оцепенения Нальдика вывел скрежет металла и дикий нечеловеческий вой, последовавший за этим. С ужасом он увидел, как пасть на месте живота «военного» перекусила пополам божественную саблю и выплюнула её к ногам Нальдика. Свечение сабли сразу же погасло, из середины сабли потекла странная зеленая жидкость, а сама сабля издала тоскливо дикий, нечеловеческий вой.

                  - «Ты обратил на себя внимание тех, из кого я состою, Пиковый! И они хотят тебя съесть!» — с этими словами Алексей двоедушник прыгнул на Нальдика.

                  Двигался Алексей очень быстро, но как-то странно. Создавалось ощущение, что части тела двоедушника живут своей жизнью.

                  Нальдик и Алексей сцепились в схватке. Двоедушник пытался душить Пикового короля. Чудовищные пасти, расположенные по всему телу Алексея, впились своими страшными зубами в доспехи, ломая их и разрывая одежду и плоть Пикового короля. В некоторых местах доспехи Пикового короля ломаясь превращались в обессиленных странных духов черного цвета, которых тут же заглатывали и поедали ужасные пасти на теле «военного».

                  Нальдик пытался сбросить с себя «военного» и кричал от боли, чувствуя, что слабеет и что эти чудовищные пасти «военного» быстро высасывают из него жизненную силу. Дикий страх быстрой и неминуемой смерти начал сковывать все внутри Нальдика.

                  - «Нет мерзкое чудовище! Я не дам себя просто сожрать! Лови сюрприз напоследок!» — мелькнуло в  голове Пикового короля.

                  Высвободив одну руку, Нальдик нащупал рукоять божественной сабли и нажал пальцем потайную пружинку. Сухо щелкнуло и из рукояти на землю выкатился комок бурого цвета, похожий на кусочек бурой спрессованной земли или каких-то специй. Нальдик быстро нащупал этот комок, сжал его в кулаке, превращая его в порошок, и поднес к своему лицу, расположенному в нескольких сантиметрах от перекошенного злым напряжением лица «военного».

                  Пиковый король раскрыл кулак и быстро сдул порошок с ладони прямо в лицо «военного». Он проделал все быстро и механически, вкладывая в это действие свои последние силы.

                  После чего, Нальдик закрыл глаза, в духе обрезал привязки к своему такому непобедимому духовному телу/образу, которое увы доживало последние мгновения, и из последних сил ринулся по тайному духовному каналу к своему реальному телу, в мир живых.

                   

                  … Нальдик оторвался от своих воспоминаний происшедшего и, глядя в потолок, подумал с надеждой о том, что тот проклятый «военный», у которого не духовное тело, а сплошная бесовская пасть, все-таки издох от яда его древних богов!

                  - «Ты прав, он издох. Но увы, потом он воскрес, словно птица Феникс. Это, кстати, его прозвище среди бесов.» — над головой Нальдика раздался знакомый ему красивый женский голос.

                  Рядом с кроватью стояла женщина в балахоне бронзового цвета с капюшоном и гладила обессиленного Нальдика по голове.

                  - «Главное, что ты жив. Отдыхай и восстанавливайся. Завтра я пошлю одну из старших ведьм разобраться с защитой берлоги этой старухи. Мы её недооценили и я чуть тебя не потеряла. Таких ошибок повторять больше нельзя! Ведь мы входим в завершающую стадию нашего большого дела и нерешенный вопрос по этой старухе нам очень мешает.» — мелодично разливался по комнате голос женщины в балахоне.

                   

                  За окном давно стемнело, на улицах было пустынно, приближалась полночь. Ведьма Варвара степенно пила чай на своей кухне, размышляя над сложившейся ситуацией. Маринка спала в комнате, как говорят: без задних ног. Путешествие по миру духов изрядно её измотало.

                  Прямо у подъезда дома, где жила баба Варя, с ночного неба на метле опустилась ведьма. Все произошло настолько тихо, что казалось кто-то выключил звук. Её никто не видел, сила наведенной в пространстве оморочки была велика.

                  Влетев на метле в открытый подъезд, ведьма полетела над ступеньками лестниц, минуя пролеты и поднимаясь к верхним этажам. Наконец, оказавшись на нужной лестничной клетке, ведьма зависла на метле прямо напротив входной двери в квартиру ведьмы Варвары.

                  Неспешно выдернув из метлы обычную швейную иглу, слабо блеснувшую в свете лампы, тускло освещающей лестничную клетку, ведьма положила иглу на ладонь, развернула ладонь пальцами к двери ведьмы Варвары и дунула. От дуновения игла, словно сделанная не из стали, а из чего-то крепкого, но абсолютно невесомого, сорвалась с ладони ведьмы и, мелькнув искрой в воздухе, с силой вонзилась в верхний правый косяк двери.

                  Ухмыльнувшись, ведьма стала спускаться на метле вниз. Вылетев из подъезда на улицу, ведьма присела на лавку, очертила метлой вокруг себя круг и положила метлу рядом с собой. Ведьму по-прежнему никто не видел.

                  Сцепив руки, ведьма закрыла глаза и вышагнула из тела своим полноценным дублем. Тело ведьмы словно восковая фигура недвижно сидело на лавке, закрыв глаза и сцепив руки. Его никто не видел. А дубль ведьмы вошел в подъезд.

                  Ведьме в виде её духовного дубля, а попросту говоря духа, не нужно было наводить оморочку в пространстве, чтобы её не видели. Духов умеют видеть не все. Точнее, большинство обычных людей никаких духов и в помине не видит. И она, словно беззвучная черная тень, скользила по ступенькам, поднимаясь на этаж, где находилась квартира ведьмы Варвары.

                  Наконец, приблизившись к квартире бабы Вари, ведьма остановилась перед дверью. Сейчас для неё будет самое важное: проникнуть в духовное пространство квартиры ведьмы Варвары, взломав первую линию магической защиты её жилища.

                  Это в квартиры простых людей духи ведьм проникали, не боясь ничего: магическим образом открой духовный дубль двери квартиры и вот ты уже внутри квартиры, в её духовном пространстве.

                  Совсем иначе дело обстояло с ведьмами, которые защищали свои квартиры несколькими линиями защиты. Неопытная ведьма, без подготовки открыв духовный дубль двери квартиры опытной ведьмы и шагнув в её духовное пространство, могла попасть в западню искусственных и опасных галлюцинаций, созданных хозяйкой квартиры и её духами. И когда такой неопытной ведьме казалось, что она идет по духовному пространству квартиры опытной ведьмы, не встречая при этом препятствий, в реальности духи опытной ведьмы уже взяли разум и душу неопытной ведьмы под свой контроль, завязывая в её голове сложный узел галлюцинаций, приближающий её плачевный конец.

                  Чужая ведьма, пришедшая взломать защиту жилья ведьмы Варвары, все это прекрасно знала. Поэтому, она и установила искусственный канал: поместила в косяк двери магическим образом обработанную иглу.

                  Духовным взором ведьма видела, что над дверью, скрытым от глаз простых людей ведьминым письмом, было начертано предупреждение для всякого колдующего, кто без спроса хотел проникнуть в дом ведьмы Варвары: «Оставь надежду всяк входящий».

                  Ведьма ухмыльнулась и сунула левую руку в складки своего платья, вытащив оттуда маленькое красноватое дикое яблочко.

                  - «Хочу знать и видеть, что там за дверью в пространстве делается!» — прошептала ведьма и откусила кусок от яблочка.

                  Быстро прожевав, ведьма выпрямила левую ладонь параллельно потолку, оставив надкушенное яблоко посреди ладони. Затем, ведьма поднесла эту ладонь с яблоком к дверному глазку двери бабы Вари.

                  Прикоснувшись указательным пальцем правой руки к игле, торчащей из косяка, ведьма дунула на яблоко, лежащее на ладони левой руки. От дуновения надкушенное яблочко внезапно покатилось по ладони ведьмы будто мячик. Вот уже яблочко подкатилось к дверному глазку и не встречая никаких препятствий на своем пути прокатилось сквозь стеклянный дверной глазок, упав на пол по ту сторону двери.

                  Как только яблочко оказалось на полу в коридоре квартиры бабы Вари, ведьма внутренним духовным взором увидела внутренность коридора так, если бы лежащее яблоко было дополнительным глазом ведьмы.

                  Помимо бытовой обстановки, ведьма увидела духовное пространство коридора квартиры и злых духов, которые составляли первую линию магической защиты жилища бабы Вари. На духах стояли печати ведьмы Варвары, принуждающие их подчиняться воле Варвары.

                  Также, ведьма рассмотрела на них знаки запрета трогать Марину в её человеческом и духовном образе, разрешая ей проходить сквозь двери.

                  - «Прекрасно!» — улыбнулась ведьма и посмотрела на потолок лестничной клетки.

                  На потолке духовным взором можно было увидеть огромных и страшных пауков, замерших возле черной дыры, уходящей в неизвестность.

                  - «Волос Марины есть?» — обратилась ведьма к паукам, сидящим на потолке.

                  Вместо ответа, один из пауков шевельнулся, повернул страшную морду к ведьме, посмотрел на неё россыпью своих жутких черных глаз и раскрыл свою пасть. Оттуда выпал длинный женский волос, который медленно опустился на ладонь ведьмы.

                  Она сжала волос в руке, что-то прошептала и стала преображаться. Через секунду она стояла в образе внешнего вида Марины.

                  После чего, ведьма снова коснулась указательным пальцем правой руки иглы в косяке и протянула левую руку к духовному дублю двери в квартиру ведьмы Варвары.

                  Ведьма понимала, что духи бабы Вари распознают чужую в облике Марины, но сразу тронуть её не смогут, потому что имеют автоматический запрет трогать Марину! Произойдет наложение запрета трогать на чужую ведьму в облике Марины. И из-за этого на какое-то время произойдет влияние воли чужой ведьмы на волю духов ведьмы Варвары, которые составляют первую линию магической защиты её жилища! Этого времени и влияния чужой ведьме должно было хватить, чтобы жестко парализовать волю этих духов.

                  Ведьма дернула за ручку духовного дубля двери в квартиру ведьмы Варвары и он начал открываться. Взлом первой линии магической защиты жилища ведьмы Варвары начался.

                   

                  (Продолжение следует)

                  Елена Сибирякова


                    Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 5. Там, на неведомых дорожках. Продолжение.

                    327132424723473264723

                     

                    Под сводами гигантской пещеры шел тигр. Несмотря на его впечатляющие размеры и звонкую тишину, которая царила в пещере, тигр шел абсолютно беззвучно. Его левый глаз сверкал желтым ровным пламенем, словно внутри бушевал лесной пожар. Пламя в правом глазу еле тлело, потому что он заплыл кровью. Через всю морду тигра проходила красная кровавая полоса, которую оставил хвост гигантской змеи.

                    По всей пещере распространялось мягкое голубоватое сияние, которое испускало подземное озеро. Тигр подошел к озеру, глянул на свое отражение в светящейся воде и прорычал, обращаясь в пустоту: «Исцели меня, чтобы я мог достойно встретить её на обратном пути!»

                    Рядом с ним, словно из ниоткуда, появилась фигура в шелковом балахоне с капюшоном. Балахон был насыщенно бронзового цвета и явно из дорогого материала, напоминающего высококлассный шелк. Из балахона высунулась женская рука с белоснежной, практически молочного цвета кожей, и тонкие красивые ухоженные пальцы почесали тигра за ухом. Лицо женщины оставалось скрыто в капюшоне.

                    - «Даже если я исцелю этот образ, то все равно это не поможет тебе справиться со старухой…» — нежный, ласкающий женский голос разлился по пещере.

                    - «Почему? Я полон сил и просто пропустил удар!» — нервно рыкнул тигр.

                    - «Ты забыл по каким правилам здесь работают эти образы и маски?» — в голосе женщины появились назидательные нотки: «Ты пропустил удар и дал ей уйти… Значит, она победила твою волю своей волей уже два раза! Это закреплено в духе. Теперь её воля ведьмы будет побеждать твою волю мага, когда ты будешь в образе тигра…»

                    - «Что же делать? Только я сейчас могу войти с ней в сражение, ведь тебе рано для всех открываться…» — рык тигра потух.

                    - «Сменим тебе костюм и маску!» — с этими словами в белоснежной руке женщины, стоящей в бронзового цвета балахоне рядом с тигром, появилась игральная карта, на которой был изображен Пиковый Король. Он был изображен черноволосым с тонкими черными усами и бородкой, облачен в золотой восточный костюм, который опоясывала кривая острая сабля.

                    - «Король пик? В лесу? Прошу тебя … » — казалось тигр не рычал, а пытался улыбаться.

                    - «Старуха не глупа и вряд ли будет возвращаться через лес. Скорее всего она пойдет через горы, где территории бесов. Там ты её и встретишь!» — голос женщины завораживал, мягко отражаясь от стен и сводов пещеры.

                    - «Зачем ей возвращаться через земли бесов?» — в рыке тигра чувствовалось сомнение.

                    - «Затем, что она идет с ученицей и наверняка на обратном пути захочет привязать к ней несколько бесов прямо из источника. Старуха всё просчитала. Всё…, кроме того, что я просчитаю её саму!» — чарующий голос незнакомки звучал надменно и властно.

                    Белоснежная рука женщины в балахоне бронзового цвета резко вырвала волос из головы тигра, разорвала его и, приблизив ладонь к капюшону, дунула на неё. Кусочки волоса тигра медленно опустились на каменный пол пещеры. Тигр недовольно рыкнул и … начал рассыпаться: от тигра начали отваливаться куски, они падали на каменный пол пещеры и превращались в странные антропоморфные существа черного цвета. Когда этих существ стало больше дюжины от тигра остался, точнее вместо тигра встал молодой мужчина. Он был хорошо сложен, красив, черноволос, с уточенными чертами лица.

                    Женщина в балахоне бронзового цвета зачерпнула своей рукой воды в озере и несколько раз брызнула на мужчину. Он раскрыл руки и антропоморфные существа черного цвета потянулись к нему обратно. Залезая на мужчину эти черные сущности сразу формировали части его нового образа: несколько существ создало на теле мужчины мощные доспехи, другие превратились в одеяния, похожие на одежду ранее виденного на карте Пикового Короля, а кто-то заполз мужчине на голову и вот у него уже другое, не менее красивое лицо, с короной на голове.

                    - «Прекрасно. Но этого мало. Ты должен взять с собой как можно больше моих демонов, сколько сможешь удерживать в своей воле. На тех землях много наших врагов. И возьми вот это.» — женщина в балахоне протянула «Пиковому Королю» кривую острую саблю.

                    Новоявленный Король Пик повертел её в холеной руке и сказал: «Чувствую что-то знакомое!»

                    - «Ты прав. Эта сабля на самом деле хорошо известное тебе древнее божество, уничтожившее не одну ведьму, и любезно согласившееся на время принять образ сабли для удобства убиения оных!» — голос женщины в балахоне звучал грозно и торжественно.

                    Король Пик вздрогнул и с большим уважением осторожно приладил саблю на поясе. Теперь, он был готов. Пространство вокруг Пикового Короля искрилось и прогибалось. Да, теперь, он точно был готов. И нет такого существа во Вселенной, которое он не смог бы подчинить или раздавить своей Силой.

                     

                    - «Варвара, я не могу! Проси, что хочешь, но только не это!» — верховная ведьма местного шабаша, стояла на берегу реки, обращаясь к гудящему словно смерч черному вихрю.

                    - «Мне другое не надо! Я прошла через места, где нас чуть не сожрали, чтобы ты и твой шабаш вернули свой долг! А ты мне говоришь, что не можешь. Возвращай долг! Ты знаешь Закон и он писан не нами. Или может быть ты трусишь? А? Ведьма?» — ведьма Варвара жестко ответила из вихря.

                    - «Думай, что хочешь, Варвара! Я не поведу своих против того шабаша. Ты не представляешь кто это и что это!» — голос верховной ведьмы местного шабаша дрожал.

                    - «Поняла. Ты отказала и по Закону я имею право взыскать долг вашими трусливыми жизнями. И взыщу!» — холодно сказала ведьма Варвара из вихря. После чего, оба вихря, большой и поменьше, сорвались со своих мест.

                    - «Если останешься жива.» — прошептала верховная ведьма местного шабаша.

                    - «Мечтай!» — донеслось ей в ответ со стороны удаляющихся по реке вихрей.

                     

                    Два воздушных вихря, кружащихся и рычащих внутри себя словно смерчи, мчались по поверхности реки.

                    - «Куда мы летим, бабушка Варя?» — спросила из своего вихря Маринка.

                    - «Нам нужен другой вход туда, откуда мы сюда пришли. Старым путем идти нельзя. Его уже знают и сюрпризов нам оставили там множество. Пойдем назад другим путем, через места бесов!» — ведьма Варвара холодно ответила из своего вихря и продолжила: «Какие же трусы этот шабаш, который мне отказал! Они лучше жертвенно умрут от потери здоровья, жизни и Силы, чем на время переключат внимание наших врагов на себя! Это ж как нужно бояться наших с тобой врагов, Маринка! Бояться больше смерти!»

                    Тем временем, вихри свернули с реки и поднялись по оврагу к одиноко стоящему ветвистому дереву.

                    - «Вот он, вход.» — удовлетворенно сказала ведьма Варвара из своего вихря.

                    - «А что это за дерево? На осину похоже.» — начала было Маринка.

                    - «Осина и есть. Только не простая, а висельная. Здесь раз в три года кто-нибудь вешается. Такой себе местные бесы алтарчик сделали.» — перебила её баба Варя и засмеялась: «За мной!»

                    Вихрь ведьмы Варвары рванул вверх по дереву и достигнув дупла, расположенного посредине длинны ствола дерева, словно всосался в дерево через дупло. Со стороны показалось даже, что дерево словно вдохнуло в себя вихрь. Не мешкая, вихрь Маринки последовал за вихрем бабы Вари и Марина словно упала в удушливую тьму.

                    - «Вставай Маринка, нужно идти!» — голос над головой Марины привел её в чувство.

                    Марина встала и обнаружила себя стоящей в своем людском виде на огромном ровном каменном плато. Рядом в своих человеческих обличиях стояли баба Варя и Егор. Было тихо, мрачно и пустынно. Над головой висело серое небо и было не чтобы холодно, а словно если бы ветер не охлаждал, а вызывал страх и даже дикий ужас. Общее ощущение от окружающего пространства было только одно: смертельная опасность.

                    Вдали Марина смогла рассмотреть строения, похожие на военные бараки, которые она однажды видела в детстве. Возле них сновали какие-то люди или существа, внешне похоже на людей. По мере приближения, Марина смогла рассмотреть, что люди имели черную кожу, хоть и не походили на африканцев, и что у этих «людей» были острые головы. Словно вместо обычной круглой головы у этих «людей» от лба вверх поднимался длинный острый конец толстого, размером с голову, отточенного карандаша.

                    Марине стало страшно. И местный ветер, сам по себе генерирующий ужас, этот страх раздувал как костер. Но ведьма Варвара крепко держала руку Марины и тянула её за собой вперед. За ними плелся Егор, с любопытством осматриваясь по сторонам.

                    - «Не трусь, Маринка. Мы идем прямо к бесовой матери. Заодно, там тебе парочку духов-помощников подберем. Чтобы Егорке твоему скучно не было.» — ведьма Варвара бодрила Марину как могла.

                     

                    - «Что такое три косы?» — громко и четко задал вопрос выросший, словно из-под земли, прямо перед бабой Варей, Маринкой и Егором местный остроголовый «человек». Он был одет в черный деловой костюм, белую рубашку с красным галстуком, которые ярко контрастировали с его черной кожей. Особый интерес вызывали его глаза: они были не просто красные, а словно горячие красные угли, на которые периодически дует ветер. Острую голову местного «человека» венчала красная шелковая шапка, похожая на колпак. «Человек» улыбался.

                    - «Стальная коса, у Луны коса и вон у Маринки коса. Давай веди уже к Чудородице.» — нетерпеливо выдала ведьма Варвара.

                    - «А что такое три матери?» — снова задал вопрос Остроголовый, проигнорировав нетерпение бабы Вари.

                    - «Земля мать, Бесова мать и вон Маринка скоро матерью станет и родит прямо здесь, пока ты вопросы задавать будешь!» — ведьма Варвара начинала злиться.

                    - «Ты знаешь порядок, ведьма Варвара. Ладно, пойдемте. Третий вопрос задавать не буду. Госпожа ждет вас.» — без эмоций и все также улыбаясь ответил Остроголовый.

                    Через сто метров начинались унылые деревянные бараки и Остроголовый не сбавляя ходу открыл дверь ближайшего барака и, приглашая за собой бабу Варю, Марину и Егора, вошел вовнутрь.

                    Когда Марина вошла внутрь, у неё перехватило дыхание. Удивительно, но вместо внутренностей деревянного барака она оказалась в огромном и сказочно красивом зале: пол и стены были сделаны словно из сплошного рубина, а в потолок, который был сделан из какого-то черного, светящегося синевой камня, врезались невероятной красоты изумрудные колонны. На стенах и колоннах словно настоящим золотом горели надписи на неизвестном Марине языке, но ей казалось, что она понимала или чувствовала, что там написано.

                    Остроголовый, уловив изумление Маринки, улыбаясь ответил на её немой вопрос: «Ты в царстве иллюзий и у самых сильных мастеров иллюзий!»

                    Пройдя один сказочно красивый зал, баба Варя, Маринка и Егор, попали в другой, не менее красивый зал. Потом в третий, четвертый… Было ощущение, что они путешествуют по гигантскому и бесконечному дворцу. И, наконец, очутившись в пятом зале, они увидели огромный, блистающий словно гора из бриллиантов, трон, на котором восседала гигантская женщина, Богиня. Именно Богиня, и другого слова Маринка подобрать не могла. Поспешно опустив глаза вниз, Маринка вдруг обнаружила, что тут же забывает образ Той, которую увидела мгновение назад на блистающем троне. Все, что она помнила, это что на Богине были ярко красные одеяния.

                    - «Ведьма Варвара, тебе и твоим спутникам не пройти без потерь через наши земли. Смотри!» — раздался властный голос Богини и гигантская рука указала на стену.

                    На стене словно начали показывать кино и баба Варя, Маринка и Егор увидели огромную толпу странных и страшных существ, закованных в доспехи, впереди которых шел гигант, также закованный в доспехи и с кривой саблей на поясе, чем-то напоминающий Марине короля пик, рисунок которого она видела на обычных советских игральных картах.

                    - «Он пришел за тобой, Варвара. Я дам тебе бесов для сражения. У нас тут не часты такие битвы. Но вести бесов в бой тебе придется самой. Это твоя битва. Он заявил пред нашим Советом, что идет только за тобой, Варвара, и ставит свою жизнь против твоей. Впрочем, если ты боишься проиграть битву и после смерти попасть к нему в рабство, то ты можешь прямо сейчас принести себя в жертву своему верховному Богу и мне, ведь ты на моих землях!» — слова Богини словно придавили бабу Варю, Маринку и Егора к полу.

                    - «О Предвечная, благодарю тебя за твое благоволение и с благодарностью приму от тебя бесов для битвы, если на то будет твоя воля! Но молю тебя о снохождении услышать еще мои просьбы! Я прошу у тебя еще двух бесов в качестве духов помощников для моей ученицы, которая сейчас рядом со мной.» — ведьма Варвара низко поклонилась Богине, сидящей на троне.

                    - «Хорошо. Бери еще двух бесов для своей ученицы. Но какое ты решение принимаешь: принесешь сейчас себя в жертву нам или идешь в бой?» — холодный властный голос Богини требовал ответа.

                    - «Прежде чем дать ответ, прошу тебя, о Предвечная, скажи: вышел ли срок ограничения свободы у Алексея двоедушника, вторая душа которого томилась в твоих подвалах?» — ведьма Варвара снова низко поклонилась Богине.

                    На несколько мгновений в зале возникла напряженная тишина, после чего пространство сотряслось от звонкого и громкого смеха Той, кто сидела на троне.

                    - «Да, Варвара, ты мудра и хитра. И я бы хотела тебя видеть рядом с собой после твоей смерти. Алексей двоедушник… Срок его ограничения подошел к концу и тело его с первой душой живет в мире живых. Я помню, что он твой должник, который не отдал тебе долг, потому что попал к нам. Я отдам тебе Алексея двоедушника при условии, что ты будешь нести ответственность своей жизнью, если он сорвется и начнет в мире живых большую жатву без согласия с Нами!.. Ответ о том, что ты будешь делать, имея рядом Алексея, мне уже ясен.» — отсмеявшись, молвила Богиня.

                    - «Я согласна и благодарю тебя, о Предвечная, за Твое снисхождение!» — ведьма Варвара третий раз низко поклонилась Богине.

                     

                    Они быстро бежали по каменному плато к дальним деревянным баракам. Впереди, словно спринтер, неслась баба Варя, которая тащила еле поспевающую за ней Маринку. Замыкал бегущую процессию Егор.

                    - «Нужно спешить. Враг уже знает, что мне дали для боя бесов из дальних бараков и отправился со своими демонами прямо туда. Мы должны успеть первыми.» — запыхиваясь кричала Маринке ведьма Варвара.

                    - «Баб Варь, а кто такой Алексей двоедушник?» — спросила Маринка.

                    - «Колдун.» — крикнула в ответ баба Варя.

                    - «Колдун и все? Просто колдун?» — удивилась Маринка.

                    - «Колдун и все.» — отрезала ведьма Варвара.

                    Бараки внезапно вынырнули из-за скального выступа, словно грибы после дождя. Ведьма Варвара знала, что колдуна Алексея двоедушника уже подняли из глубоких тюремных подвалов этого царства прямо в один из бараков, к которым они подбегали.

                    Вбежав в ближайший из бараков, ведьма Варвара обнаружила обычную внутренность барака: очень длинный деревянный стол, за которым сидело где-то пол сотни остроголовых. Дальше, за пределами стола, виднелись деревянные многоярусные кровати. Барак как барак.

                    Навстречу бабе Варе встал крепкий остроголовый «мужик» в доспехах, поклонился и сказал: «Приветствуем тебя, ведьма Варвара. Твой враг уже рядом. Ты вовремя.»

                    - «Где Алексей?» — перебила его баба Варя.

                    - «Сейчас его приведут.» — ответил остроголовый и дал знак нескольким воинам. Они исчезли в дверях.

                    Через несколько минут, показавшихся ведьме Варваре вечностью, в барак ввели мужчину лет тридцати. Это был блондин среднего роста, крепкого телосложения, одетый как военный советский офицер в форму и шинель, которая, не по уставу была небрежно распахнута. На руках и ногах человека были одеты светящиеся зеленым светом каменные кандалы. Остроголовые бесы, которые привели Алексея, опасливо держались от него на расстоянии, хотя внешне они выглядели сильнее и внушительнее закованного в кандалы колдуна.

                    Увидев Варвару, колдун издал возглас удивления и ухмыльнулся: «Привет, Варвара. Неужто за моим долгом сюда спустилась? Я польщен!..»

                    - «Алексей, я сниму твои кандалы, если поможешь мне! И заберу тебя наверх, если не будешь творить большую жатву в мире живых без согласия с нашим Богом и Старшими! Я была у Богини.» — быстро проговорила баба Варя и достала ключ, сверкающий в сумраке словно рубин.

                    - «Долг будет погашен?» — спросил Алексей увидев ключ в руках Варвары.

                    - «Да!» — словно пулей ответила ведьма Варвара.

                    - «Хорошо. Я согласен. Скучно тут сидеть.» — сказал Алексей и продолжил, подставляя руки под ключ Варвары: «Так и что же нужно делать? В чем заключается моя помощь?»

                    - «Нужно чтобы ты побил пикового короля. Словно козырь из рукава!» — уже спокойным голосом сказала ведьма Варвара, снимая с Алексея двоедушника кандалы.

                     

                    Пиковый Король подошел к краю плато, которое резко обрывалось вниз, переходя в другое плато. Там, внизу, были хорошо видны деревянные бараки, где пряталась старуха в окружении местных бесов.

                    Рядом с Пиковым Королем находилось три сотни отборных демонов воинов, прошедших с ним не одно сражение, когда он рвал на части и давил непокорных ведьм и колдунов, посмевших пойти против него и его Богов. Что ему местные бесы? Что ему старуха ведьма, которая сейчас заплатит за свой удар ему в глаз, когда он был в образе тигра.

                    Спуск на нижнее плато, где располагались бараки, представлял из себя длинную узкую железную лестницу, по которой двое повстречавшихся разминуться не смогут.

                    Пиковый Король дал сигнал и его демоны ринулись по лестнице вниз, чтобы напасть на бараки и выманить старуху ведьму на улицу. Где она от Пикового Короля узнает, что такое настоящая магическая Сила.

                    Демоны Пикового Короля еще не успели до конца спуститься по лестнице, как из бараков стали выбегать остроголовые воины и стали выстраиваться в оборонительные ряды. Потом, за спинами остроголовых воинов появился какой-то человек в военной форме, который шел и ругался. Что именно и кому именно кричал «военный» Пиковый Король не слышал. Зато он хорошо видел, как ругаясь «военный» растолкал остроголовых воинов и направился к лестнице, по которой спускались демоны.

                    Подойдя к лестнице, «военный» сбросил с себя большую часть одежды, оголив торс и оставшись только в штанах и сапогах. После чего, «военный» начал подниматься вверх по лестнице, навстречу демонам. «Сказочный безумец» — мелькнуло в голове Пикового Короля. Еще секунда и демоны, которых он первыми встретит на пути, разорвут этого идиота на куски.

                    Однако, что-то пошло не так. Демоны, которые соприкасались с «военным», словно камни падали с лестницы вниз и упав уже не поднимались. «Военный», в свою очередь, в том же поспешном ритме поднимался по ступенькам, продолжая непонятным образом обездвиживать и, вероятно, одновременно убивать демонов.

                    Король Пик понимал, что творилось что-то не то: старухи не видно, зато какой-то полуголый военный убивает его демонов.

                    «А может быть военный это новый образ старухи ведьмы? Тогда, я буду ждать её здесь!» — промелькнуло в голове Пикового Короля.

                    И когда «военный» выбрался наверх, на плато, то Король Пик, имея гигантский рост, бросился на «военного» с желанием схватить этого человечишку, под личиной которого возможно скрывается старуха ведьма, и отрубить ей голову божественным мечом.

                    Однако, «военный», выбравшись на плато, где находился Король Пик, быстро «вырос» до тех же гигантских размеров, что и сам Пиковый Король. Оба гиганта: один в красивых доспехах с саблей и другой с голым торсом без оружия, сцепились в борцовской схватке, пытаясь сломать друг друга.

                    Наконец, когда в процессе борьбы «военный» начал оттеснять Пикового Короля и для последнего возникла опасность попасть в смертельный залом, Король Пик вырвался из рук «военного» в сторону и выхватил из ножен божественную саблю, которая недобро блеснула в сером свете мира бесов, предвкушая свежую кровь ведьмы.

                    «Тебе конец! Я — это Сила! А такие как ты, самонадеянные глупцы, заканчивают всегда плохо!» — злобно усмехнулся Пиковый Король в сторону «военного», у которого не было при себе никакого оружия, ни простого, ни божественного.

                     

                    Когда ведьма Варвара поднялась на верхнее плато, где произошла битва между Пиковым Королем и Алексеем, то все уже было кончено. Все плато было завалено телами убитых демонов, которых с собой привел Король Пик.

                    Но Алексея и Короля Пик нигде не было видно. Наконец, на свободном от тел демонов «островке» плато, ведьма Варвара нашла их: Пиковый Король лежал на спине раскинув руки и грудь его была выгнута, словно бы в предсмертном крике, а рядом с ним, облокотившись на тело Пикового Короля спиной, сидел Алексей. Его голова и руки были бессильно опущены, глаза были открыты, но были безжизненными словно из стекла, и было не понятно, жив Алексей или нет.

                    Рядом с Алексеем лежала сломанная пополам сабля Пикового Короля, из середины которой сочилась какая-то зеленая жидкость.

                    Ведьма Варвара сначала прикоснулась к Пиковому Королю и поняла, что этот образ врага мертв. Возможно душа его и избежала смерти, но это образ, эту маску, враг уже не оденет.

                    Прикоснувшись к Алексею, к образу его второй души, ведьма Варвара ощутила, что он тоже мертв. И, тяжело вздохнув, собралась уходить.

                    Но вдруг она ощутила, как что-то невидимое с шумом влетело в Алексея, стеклянные глаза его внезапно ожили, в груди родился вздох и еле ворочая языком Алексей сказал, глядя Варваре прямо в глаза: «Пить хочу. Квасу бы!»

                    - «Я тоже рада тебя видеть, Алексей двоедушник, по прозвищу Феникс!» — улыбнувшись широкой улыбкой сказала ведьма Варвара.

                     

                    (Продолжение следует)

                     

                    Елена Сибирякова