Архив рубрики: Проза (повести и рассказы)

Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 6. Оставь надежду всяк входящий. Продолжение.

stanovlenie 12

 

 

Когда дом обычного человека защищен магией какой-либо ведьмы, то у атакующей указанного человека ведьмы есть два способа обойти чужую магическую защиту. Самый простой способ — это вход в сновидение того человека, на которого ведется магическая атака. Более сложный способ — это прямой взлом чужой магической защиты духом атакующей ведьмы не во сне, а в духовной реальности.

Вход в сновидение человека является популярным способом для ведьм обойти чужую магическую защиту, установленную для обычного человека и его дома. В духе войдя в сон человека, ведьма создает там нужные ей образы и ситуации, стремясь вызвать в человеке интересующие её яркие полярные эмоции (например: страха, безысходности, покорности или наоборот неконтролируемых страсти или гнева), а затем спровоцировать человека во сне на такие действия, которые словно ключом откроют для неё все ранее закрытые чужой магией двери в жизнь и судьбу этого человека.

Взлом чужой магической защиты духом ведьмы не во сне, а в духовной реальности, обычно используется ведьмами в отношении не обычных людей, а ведьм и их жилищ. Так как напрямую влезать друг другу в сны, чтобы установить власть своей воли, ведьмы не рискуют, считая такой риск неоправданным. Чтобы удерживать ситуацию взлома и установления своей воли под контролем, ведьмы вынуждены входить своим духом в духовное пространство той ведьмы, защиту которой нужно сломать. Устанавливая свою волю на чужой территории постепенно, шаг за шагом. Чем, собственно, и занялась ведьма, подошедшая к квартире ведьмы Варвары.

Однако, вернемся к повествованию.

 

Чужая ведьма дернула за ручку духовного дубля двери в квартиру ведьмы Варвары и он начал открываться. Взлом первой линии магической защиты жилища ведьмы Варвары начался.

Духи-помощники бабы Вари, стоящие на страже входа в её жилище, увидели дух входящий через «центральный вход» в образе Марины. Энергии от входящего духа шли мощные и чужие, но образ Марины был очень качественным и духи ведьмы Варвары, которые составляли первую линию магической защиты её жилища, на мгновение растерялись. Этого времени чужой ведьме хватило, чтобы парализовать их волю и они духовно ослепли, словно провалились в черный каменный мешок. Со стороны эти духи-помощники стали вести себя как безвольные воздушные шарики, мерно покачивающиеся в воздухе. На их лбах красным цветом засветилась печать поработившей их ведьмы, в центре которой была изображена перевернутая пентаграмма с большой буквой «К» посредине. «К» было потому, что ведьму звали Кристина.

Ведьма быстро осмотрелась.

 

Знаете чем отличается духовное пространство жилища обычного человека от духовного пространства дома обычного человека, который защищен магией ведьмы? И уж тем более от духовного пространства жилища ведьмы?

Духовное пространство жилища обычного человека — это часто простой духовный дубль, повторяющий материальное пространство жилища. Перемещаться в нем для ведьм и их духов-помощников не является проблемой. Единственными временными препятствиями могут быть истово молитвенные действия человека, которые могут в большей или в меньшей степени временно ограждать молящегося человека (а также жилье человека: частично или полностью) от чужой воли, будь то дух ведьмы, её дух-помощник или дух мертвого человека. Временно, потому что сильная ведьма имеет ключи (в том числе данные Силами, владеющими каналами молитв, церквей и того, что принято называть «христианским эгрегором»), которыми она раньше или позже может отпереть любую «молитвенную преграду». И, разумеется, к механическому и скучающему чтению молитв понятие «истово» в данном случае не относится и препятствием для ведьмы и её духов не является.

Если духовным взором взглянуть на духовное пространство дома обычного человека, который защищен магией ведьмы, то духовный дубль жилища наполнен одним или несколькими духами, поставленными ведьмой как «малая стража» от мелких негативных проникновений, а также как «маячки» в случае более сильного негативного проникновения чужой ведьмы.

Духовный дубль жилища ведьмы наполнен различными коридорами, дверями, комнатами, лестницами, помещениями-ловушками (перемещающими чужих духов в иные пространства, включая Нижний мир), тупиками, норами, туннелями, каналами (в различные миры и пространства) и прочим, чего не видно в материальной реальности жилища ведьмы. В них живут духи-помощники, выполняющие роль стражей жилища ведьмы, а также вольготно перемещаются те духи-помощники, которые являются личными помощниками ведьмы, а также, конечно, и дух самой ведьмы. Вся эта наполненность возникает от постоянных обрядовых действий ведьмы в её жилище и призвана для того, чтобы ведьма могла не только прекрасно взаимодействовать из своего жилища с различными Силами, но и тщательно контролировать, защищать духовное пространство внутри своего жилища.

 

Итак, ведьма Кристина быстро осмотрелась. Духовный дубль прихожей соответствовал её материальной реальности. Но дальше на реальность материального коридора советской хрущевки, где жила баба Варя, накладывался совершенно другой духовный коридор. Ведьма увидела, что коридор очень длинный, со множеством дверей и его окончание теряется где-то во тьме. Образы стен, пола и потолка этого духовного коридора были выполнены из дерева.

- «Кладбищенский канал… Классика. Ловушка для любого чужого духа мертвого человека или кладбищенского беса, который приносит порчу. Чтобы отправить его обратно на кладбище и разрядить порчу в могилу.» — усмехнулась ведьма, проведя пальцами по деревянной стене коридора: «Но я не мертвый дух и не кладбищенский бес.» И ведьма Кристина двинулась по темному деревянному коридору.

Справедливости ради нужно отметить, что в силах этой ведьмы было не заходить в деревянный «лабиринт» бабы Вари. Она вполне могла начать проламывать образ деревянной стены этой духовно-магической надстройки и через время проделала бы дыру в незащищенное деревянным «лабиринтом» пространство жилища ведьмы Варвары. Полученного ключа (от усечения воли ведьмы Варвары, в результате которого: чужая ведьма проникла в духовное пространство дома ведьмы Варвары и парализовала некоторых её духов-помощников) в сочетании с имеющейся у ведьмы Кристины силой, энергией и подготовкой, должно было хватить для такой работы. А дальше, она дала бы сигнал для магической атаки другим ведьмам, ждущим на крыше соседнего дома. И, влетев через проделанную в пространстве дыру, ждущие сигнала ведьмы магически расправились бы с бабой Варей.

Но то, что на первый взгляд кажется простым с одной стороны, с другой стороны может быть провальным. Духовный шум и волнение энергий при проламывании стены духовной надстройки могли привлечь других духов-помощников бабы Вари, а также саму бабу Варю. Увидев где будет выходить дыра, ведьма Варвара могла сконцентрировать в том месте все свои силы и кто знает, чем в таком случае могла окончиться магическая атака.

Поэтому, ведьма Кристина двинулась в духовный деревянный коридор, чтобы ювелирно, шаг за шагом, брать под контроль своей ведьминской воли каждый метр духовного пространства жилища ведьмы Варвары и её духов, которые встретятся Кристине на пути.

Однако, на пути ведьмы Кристины никто не встречался. Она шла по тускло освещённому деревянному коридору и словно никому не было никакого интереса до ведьмы, которая хитростью и силой вторглась в духовное пространство другой ведьмы.  Стояла мертвенная тишина.

Все деревянные двери в стенах, которые ведьма Кристина встречала на своём пути, были закрыты. Это было плохо, так как означало, что той воли, которую она усекла у ведьмы Варвары, не хватало для открытия её дверей.

Вдруг, одна дверь поддалась. Открыто! Ведьма Кристина распахнула её настежь и увидела большое пустое помещение. Перед ней стояли двое мужчин в военной форме. Они держали в руках автоматы, стволы которых смотрели на ведьму Кристину черными пустыми глазницами.

- «Бабкины бесы» — мелькнуло в голове ведьмы, прежде чем «военные» открыли огонь на поражение.

Пули прорезали пространство и входили в духовное тело ведьмы, пробивая его насквозь. Кристина отпрянула и рухнула на пол в коридоре, привалившись спиной к деревянной стене. «Военные» вышли за ведьмой из помещения в коридор и стреляли в неё из автоматов в упор, пока у них не закончились патроны.

- «Глянь ка, сдохла или жива еще?» — сказал один «военный» другому.

- «Кто ж выживет после такого града?!» — ответствовал второй.

Но они ошибались. Ведьма Кристина была жива и только притворялась мертвой. «Пули», входившие в её духовное тело, не причинили ей никакого вреда. Она знала эти «пули» и имела против них «иммунитет».

Такие «пули» (или по желанию: «стрелы», «мечи» или даже «копья») были результатом защитных обрядов ведьмы Варвары, связанных с церковью, а также общими обрядами кладбищенской и церковной магии, которые баба Варя делала на дому (учитывая, что большинство церквей в СССР было закрыто, а те, которые работали, были в основном при монастырях), читая молитвы и выполняя обрядовые действия по 40 раз (аналогично церковным «сорокоустам»). Именно около 40 «пуль» было выпущено «военными» в ведьму Кристину.

Очень давно бабушка ведьмы Кристины передала ей хитрый колдовской обряд, в котором, кроме обычных кладбищенских могил и ведьминых могил, использовалась церковная икона «Умягчение злых сердец» или её символический аналог церковная икона «Семистрельная». Благодаря этому обряду ведьма ограждалась от любых негативных последствий чужого церковного колдовства, рождающего на духовном уровне образы смертельных «пуль», «стрел», «мечей» или «копий». И ведьма Кристина, по привычке, сделала этот обряд перед своим выступлением против бабы Вари.

Именно по привычке, так как в своей практике Кристина редко сталкивалась с тем, чтобы ведьмы, которых её посылали убить или «сбить спесь», пользовались церковной магией. СССР, поголовное закрытие церквей и атеизм, ослабили популярность церковной магии.

Привычка в данном случае ей помогла. «Пули», пролетая сквозь духовное тело Кристины, не цепляли её и, соответственно, не причиняли ей никакого вреда. Однако, «военные» бесы ведьмы Варвары об этом не знали.

- «Доставай нож, будем снимать с неё кожу!» — сказал «военный» своему товарищу. И «военные» бесы склонились над «мертвой» ведьмой, обнажив большие острые ножи.

Снятие бесами кожи с духовного тела мертвой ведьмы имело свои важные причины. Там (на изнанке кожи, расположенной на спине или на животе) обычно хранился договор между ведьмой и её Силами. Поэтому, снятие кожи с поверженной ведьмы (вместе с договором) лишало её всех привилегий в мире духа и делало её рабом бесов.

Внезапно, «мертвая» ведьма открыла глаза и выставила вперед руки ладонями к бесам. Губы Кристины шептали слова и произносили звуки, мало похожие на какой-либо из языков и на человеческую речь вообще. «Военные» бесы замерли в нелепых позах с расширенными глазами. Ведьма неспешно встала, взяла из рук бесов их ножи и каждому «военному» вонзила нож в их спины туда, где нож должен был проткнуть сердца их человеческих обликов. Бесы воспламенились словно спички и быстро сгорели в прах. На пол упали их обгорелые ножи.

Кристина была довольна. Она снова усекла волю ведьмы Варвары и осталась жива. Она успешно двигалась дальше, к своей цели.

Пройдя вперед еще метров пятьдесят, Кристина услышала журчание воды. В проеме деревянной стены была установлена каменная чаша со стоком, уходящим в землю, которая была видна из-под незакрытой деревом части пола. Откуда-то сверху, по деревянной стене, в эту чашу стекал ручеек воды, наполняя её до краев. Вода была прозрачна и пахла прохладой. На секунду ведьма Кристина ощутила жгучее желание напиться этой воды. Противостояние с бесами несколько измотало её. Но ведьма тут же подавила в себе это желание, потому что поняла, что это за вода сверху стекает.

- «Стикс!.. Значит старуха обрядами построила проход под рекой, разделяющий мир живых и мертвых. Чтобы по нему в мир мертвых таскать живых, а в мир живых таскать мертвых. Какая странная и глупая затея! Каждая уважающая себя ведьма давно строит мосты через такие Стиксы, а не тайные проходы! И платит за мосты не такую уж и большую цену, чтобы иметь возможность комфортно и безопасно таскать туда-сюда кого угодно.» — ведьма Кристина внутренне удивлялась бабе Варе и её «контрабандным» повадкам.

Внезапно, Кристина услышала шаги и спряталась в деревянной нише возле каменной чаши в стене. Она увидела, как по коридору идет дух в образе священника. Дух был занят своими мыслями и не обратил внимание на метнувшуюся к нему тень. Ведьма ударила его рукой по шее на встречном движении. Этот удар сбил «священника» с ног, повалив его навзничь. Ведьма запрыгнула на него сверху и увидела широко раскрытые от ужаса глаза духа.

- «Я ведьма Кристина! Теперь ты в моей власти! Ты мой раб!» — ведьма держала руку над лицом лежащего на полу «священника», с её пальцев срывались зеленоватые молнии, которые били священника в его глаза и лоб. Ему было явно больно. Воля ведьмы Кристины входила в него тяжело.

Несмотря на прилагаемые усилия, дух-помощник ведьмы Варвары, имеющий образ священника, внутренне продолжал сопротивляться воле ведьмы Кристины.

Внезапно он криво улыбнулся и заплетающимся языком проговорил: «… Ангел вылил свою чашу в море, и сделалась кровь как бы мертвеца, и все живое умерло в море…»

- «Ты не то говоришь, раб!» — перебила его ведьма.

- «Испей воды этого моря…» — прошептал «священник» и глаза его закатились, а голова начала быстро зеленеть.

- «Что за черт!» — отпрянула от него ведьма Кристина и почувствовала, как ей на голову с потолка полилась вода.

Вода начала просачиваться не только сквозь потолок, но и сквозь деревянные стены. Ведьма Кристина услышала позади шум и увидела, что потолок в одном месте посыпался на пол землей и деревянными балками. Из образовавшейся в потолке дыры хлынул мощный поток воды, которая с ревущим шумом понеслась в сторону Кристины.

- «Стикс!» — промелькнуло в голове ведьмы: «Чертова ленивая старуха, наверное давно не приносила кровавые жертвы на этот проход из мира живых в мир мертвых под рекой Стикс, вот он и прохудился!»

Спасаясь от потока воды ведьма Кристина буквально выбила ближайшую деревянную дверь. Ей не улыбалось захлебнуться в водах Стикса и умереть, завалив таким образом задание. Впрочем, для этого не было никакой необходимости, так как дверь оказалась не заперта. Внутри оказалось пустое помещение с серовато-черными земляными стенами и железной винтовой лестницей, ведущей наверх к дыре, зияющей в земляном потолке.

Взбежав по лестнице наверх ведьма Кристина пролезла сквозь дыру и … оказалась на берегу моря.

Как-то странно тускло светило холодное солнце. Хотя было тепло и даже душно. Голубое небо имело странный оттенок, словно по нему тонким слоем разлили кровь с молоком. На море стоял штиль. Но больше всего поразило ведьму Кристину другое: далеко на горизонте словно вырастало из моря гигантское серое строение, похожее на смесь каменного столба и пчелиного улья. От этого строения вверх и в стороны шли волны энергии, нагоняющие ужас и вызывающие ощущение безоговорочной покорности. Ведьма Кристина прекрасно знала это строение: это было место богов их шабаша, святое и сакральное духовное место для всех ведьм их шабаша! Но откуда у бабы Вари канал к этому месту, с которого так хорошо видно место богов их шабаша?

- «Присаживайтесь пожалуйста. Вот для вас свободное место.» — позади себя ведьма услышала голос и обернулась.

Оказалось, что за спиной ведьмы Кристины по всему берегу аккуратными рядами стояли необычно оформленные места для отдыха у моря. Каждое место имело отдельный лежак, маленький деревянный домик-раздевалку, возле которого росли цветы, а также было огорожено бетонными границами. Большинство мест было занято, люди на них лежали почему-то в одежде. Кристина поняла, что это духовный канал какого-то кладбища, с которого духовно видно место богов их шабаша.

Перед ней стояла женщина в белом медицинском халате и шапочке, явно бес в женском обличье, и приветливо улыбалась.

- «Присаживайтесь пожалуйста.» — повторила «врач», показывая рукой на свободный лежак поблизости, и продолжила: «Когда прилетят осы с улья, всем нужно как минимум сидеть, а лучше лежать.»

- «Мне это не нужно…» — начала было говорить ведьма Кристина и вдруг почувствовала, как гигантский «улей», стоящий далеко в море, выпустил новую энергетическую волну ужаса. Одновременно, Кристина заметила, как от «улья» отделились две точки, которые постепенно начали вырастать в размерах приближаясь к побережью.

- «Осы летят. Немедленно садитесь! Или вас съедят и разбираться не будут!» — рявкнула «врач» и толкнула ведьму Кристину на свободный лежак.

Толчок был настолько сильным, что Кристина рухнула на лежак как подкошенная. И сразу же на неё навалилась сильная усталость, лень, апатия и нежелание куда-либо идти. Захотелось спать, глаза начали закрываться и к удивлению ведьмы Кристины она не смогла этому сопротивляться. Последнее, что она увидела перед тем как провалиться в сон, это были два дракона со странными головами, похожими на головы насекомых, и странной желто-черной раскраской их тел, напоминающей ос. Они пролетели над ней практически беззвучно. Так, словно пред Кристиной крутили цветное, но немое кино.

 

Неизвестно сколько прошло времени, когда ведьма Кристина наконец проснулась и открыла глаза, если в состоянии духа можно это описать как «открыла глаза». Она обнаружила себя стоящей на полу на коленях в квартире ведьмы Варвары. Руки Кристины бессильно висели вдоль тела, а голова была слегка наклонена. Со стороны ведьма Кристина была похожа на узника, которому вот-вот отрубят голову. Практически все духовное тело Кристины, кроме головы, было парализовано. Стояла ведьма на коленях перед креслом, на котором сидела баба Варя.

- «Ты всегда была одной из самих сильных ведьм, которые мне известны, Кристина. Мне жаль, что придется тебя убить…» — голос ведьмы Варвары был ровным и холодным, она сидела в кресле и задумчиво смотрела на плененную ведьму.

- «Ты знаешь моё имя?» — удивилась плененная ведьма и продолжила: «Так не убивай, раз жаль!» И она беззвучно засмеялась.

- «И что я буду с тобой делать, с живой? Подругами мы не стали, а врагов в сражении мы должны пленять и убивать! Ты знаешь закон и пришла в мой дом как враг.» — казалось баба Варя на мгновение загрустила, но вот её голос снова стал жёстче: «Но и духом-помощником порабощенным ты мне не нужна! Отправлю ка я тебя с сообщением к твоей, уже бывшей, госпоже, после чего упадешь ты прямиком в Нижний мир. Там тебя будут ждать, с нетерпением.»

Плененная ведьма искривила лицо в злобной усмешке. Все что происходило казалось ей чем-то нереальным. Она, одна из самых сильных ведьм на земле, находящаяся в расцвете своих сил, стоит на коленях перед какой-то старой ведьмой, которая вот-вот рассыплется если как следует на неё дунуть. И Кристина не понимала, как она оказалась плененной и откуда баба Варя знает её имя?! Нужно собраться с мыслями и освободиться от бабкиных магических оков!

А еще Кристине не давало покоя зрелище сакрального места для их шабаша и как ведьма Варвара получила доступ к месту, с которого хорошо просматривался «улей» их богов, надежно скрытый от всех смертных и бессмертных.

- «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь!» — злобно прошипела плененная ведьма.

- «Гоп!» — усмехнулась баба Варя и земной мир в глазах Кристины погас навсегда. Она окончательно уснула в мире живых, чтобы проснуться в мире мертвых и воспринимать земной и Нижний миры только так, как воспринимают их мертвецы.

А где-то внизу, у подъезда, словно куль свалилось со скамейки на асфальт бездыханное тело ведьмы. Предрассветную тишину пронзил резкий сухой треск: это треснуло и раскололось надвое древко ведьминой метлы. Ветки метлы стали осыпаться словно обгорелые, превращая кисть метлы в голик.

 

Утром в прихожей бабы Вари зазвенел дверной звонок. Приближаясь к двери ведьма Варвара уже знала, кто стоит по ту сторону, поэтому не глядя в глазок открыла дверь.

- «Гражданка, почему под вашим подъездом нашли мертвую ведьму?» — перед дверью на лестничной клетке, в строгом сером костюме и с букетом темно красных роз в руках, стоял и улыбался двоедушник Алексей, по прозвищу Феникс, также известный в узких кругах как: Гробывенко Алексей Демьянович, сотрудник Комитета Государственной Безопасности на пенсии…

 

(Продолжение следует)

 

Елена Сибирякова

 


    Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 6. Оставь надежду всяк входящий.

    stanovlenie 11

     

    - «Нет у меня квасу! И воды тоже нет!» — ведьма Варвара улыбалась, глядя на то, как Алексей приходит в себя: «Но ты можешь похлебать из ручья, который вон видишь, течет в сторонке.»

    - «И остаться здесь навсегда? Это ж не смерть будет, а рабство.» — Алексей кряхтя поднялся с земли.

    - «Я знала, что ты справишься с этим, пиковым!» — Варвара продолжала улыбаться.

    - «Справлюсь? Да ты посмотри на меня? Да я просто сдох от этой бойни! А если бы я не вернулся, не воскрес?» — Алесей медленно шел и возмущался.

    - «Ты всегда возвращаешься. Не зря же бесы прозвали тебя Феникс! Кстати, а чего ты сдох то? Стареешь, чё ли?» — баба Варя театрально выразила удивление.

    - «Да я … Да ты … Ты вообще знала какой он сильный? Да он почти раздавил меня! Да нет же, он полностью меня раздавил! Он меня зарезал и отравил колдовским ядом, от которого я сдох! И я был не в состоянии схватить его душу, которая ускользнула в мир живых, когда он подыхал!» — Алексей покраснел от возмущения.

    - «Значится, убёг он. Живой, значится, он остался в мире живых. Нет, Алексей, ты точно стал старым и ленивым!» — ведьма Варвара театрально вздохнула и продолжила: «Вот вернуся я домой и прибьет он меня, как пить дать прибьет! На поминки то мои придешь?»

    - «Да куда прибьет то? Ему теперь восстанавливаться долго. Я его так отделал! Даже не понимаю, как он и ускользнул то своей чахлой душонкой! Сдыхал же под моими руками, я ж чувствовал.» — внезапно горделиво заговорил Алексей.

    - «Ага, значится, отделал говоришь и он сдох под твоими руками. Значит ты все таки был сильнее, чем он?!?» — баба Варя перебила двоедушника Алексея и снова театрально выразила удивление — «Так чего ж ты сдох то?»

    Алексей остановился, стал краснеть и раздуваться как шар, готовясь выплеснуть на ведьму Варвару бурлящее в нем праведное негодование. Но баба Варя не обращала на его гнев никакого внимания, а просто медленно шла, любуясь окружающим её бесовским миром.

     

    Бобров Оюшминальд Григорьевич судорожно вздохнул, открыл глаза и сразу скорчился от невыносимой боли. Все его тело словно проткнули сотнями острых иголок, а сверху будто бы дополнительно проехал еще и целый автобус.

    Он лежал у себя дома на диване, в дорогом, но неряшливо помятом, заграничном костюме. Рядом на передвижном антикварном столике стояла открытая бутылка дорогого кубинского рома, а в чугунной пепельнице, выполненной в виде головы черта, дымилась недокуренная кубинская сигара.

    Вообще, обстановка комнаты и квартиры в целом не походила на те условия, в которых живут обычные советские люди. Дорогая мебель, импортный магнитофон, из приоткрытой дверцы шкафа выглядывают несколько дорогих заграничных костюмов и высококачественная дубленка. На кресле валяются две пары джинсов. На полу возле кресла лежат ключи от автомобиля, последней модели «Жигулей».

    Впрочем, будучи сотрудником советского торгового представительства на Кубе и пребывая за рубежом 7 месяцев в году, Оюшминальд мог все это себе позволить.

    Оюшминальд… Многие его знакомые считали, что это немецкое имя, которым нарекли его родители в честь какого-то друга или немецкого последователя Карла Маркса. И он старался поддерживать эту легенду. Имя было громоздкое, поэтому друзья называли его просто Нальд или Нальдик. Он и не возражал.

    Нальдик считал зазорным рассказывать, что сотрудник советского торгового представительства на Кубе, своеобразная элита среди простых советских граждан, был наречен именем, являющимся сокращением слов Отто Юльевич Шмидт на льдине (О.Ю.Шми.на.льд), в честь эпопеи спасения челюскинцев.

    Нальдик попытался привстать с кровати, но сил не было даже на это. Проведя ладонью по лицу, он обнаружил следы крови на руке. Значит, вдобавок пошла носом кровь.

    - «Проклятая бабка!» — с хрипом вырывалось у него: «Как же я умудрился проиграть бой и чуть не расстался с жизнью? Я ведь БОГ!»

    Нальдику нравилось, что первые буквы его фамилии, имени и отчества образовывали слово БОГ, и то, что благодаря магии он со временем стал практически богом по сравнению с «простыми смертными», окружающими его как в Советском Союзе, так и на Кубе. Поэтому он бессильно злился, его мысли путались и вяло цеплялись одна за другую, медленно формируя картину воспоминания того, что же с ним произошло.

     

    … — «Тебе конец! Я это Сила! А такие как ты, самонадеянные глупцы, заканчивают всегда плохо!» — злобно усмехнулся Нальдик в образе Пикового Короля в сторону «военного», у которого не было при себе никакого оружия, ни простого, ни божественного.

    - «Голос у тебя какой-то подозрительно знакомый! Где-то я уже слышал такие интонации: самоуверенные, надменные и, одновременно, капризные! А ну-ка, скажи еще что-нибудь? На любую тему!» — ровно ответил Нальдику полуголый «военный».

    Совершенно неожиданный по содержанию и отсутствию эмоций ответ «военного» удивил и еще больше разозлил Нальдика. Что за чушь несет этот полуголый баран?! Вместо того, чтобы молить Нальдика о пощаде или не очень мучительной смерти, этот «военный» находясь на волосок от гибели вдруг решил анализировать его голос. Сказочный дурак!

    - «Перед тем, как эта сабля выпьет твою кровь и силу, как делала это ранее с сотнями таких же самоуверенных глупцов как ты, ответь мне: ты ведьма Варвара в образе военного? Или ты какой-то особенный дурак, который по просьбе Варвары пришел сюда на свое самоубийство?» — зло спросил Нальдик, покачивая в руке саблей, которая начала испускать вокруг себя красивое желтовато-розовое сияние, словно в сабле разгорался рассвет.

    - «Однозначно, я слышал твой голос!» — также ровно ответил «военный» и продолжил, не обращая внимание на вопросы Нальдика: «Я тебя знаю? Эй, пиковый? А ну-ка! Буэнос ночес, амиго! Ке таль?» (пер. с исп. «Добрый вечер, дружище! Как дела?»)

    Нальдик на секунду замер. Он прекрасно знал испанский язык, не зря же он сотрудник советского торгового представительства на Кубе. Но здесь и сейчас внезапное обращение по-испански было явно не к месту. Значит, этот «военный» как-то узнал Нальдика, поэтому и обращается к нему по-испански, намекая на Кубу! Но Нальдик то «военного» не узнал! Кто же это? Кто?! И внутри Нальдика словно лопнул шар со страхом, который стал заполнять все пространство его души. А что если это кто-то из его руководства? Или еще хуже, из министерства или из правоохранительных органов? Перед мысленным взором Нальдика пронеслись образы разоблачения Нальдика и его позорного увольнения.

    Нет! Не будет никакого разоблачения! Страх уступил место бешено нарастающему гневу, Нальдик взмахнул саблей и, обращаясь к «военному», зло закричал: «Умри проклятый червь!»

    Сабля, сияющая подобно восходящему солнцу, вошла в живот «военного» как горячий нож в масло. Однако, «военный» не закричал, не стал корчиться от боли и не упал. Он наклонил голову вниз и смотрел как сабля вошла ему в живот.

    Нальдик видел, что его сабля смертельно поразила в живот дурака «военного», однако что-то было не так. Дурак не падал и не корчился от боли.

    Нужно отметить, что Алексей двоедушник с надеждой смотрел на саблю Пикового короля. Он устал жить так как он был вынужден жить: между демонами, бесами и людьми. И просто хотел, чтобы все закончилось, хотел на вечный покой, без рабства у бесов и без других более серьезных вещей. Поэтому Алексей сжульничал перед Варварой и согласился драться с Пиковым прежде всего в надежде на то, что в этот раз все закончится и он больше не воскреснет.

    После выпада Пикового короля Алексей ощутил, как божественная сабля вошла в его плоть и сразу же ощутил пустоту в животе, словно там ничего не было.

    - «Твою ж мать!» — горестно вырвалось у Алексея и он, посмотрев на Пикового, грустно добавил — «Слабенькая у тебя сабелька! Ни черта нормально делать не умеете! И вообще, чего ты меня колоть решил? Рубить надо было! Идиот!»

    Нальдик бешено дернул саблю назад, но она недвижимо осталась торчать в животе «военного».

    - «Не понял! Что происходит?» — растерянно вырвалось у Нальдика.

    - «Ты в землях бесов! Самых лучших мастеров иллюзий и морока!» — мрачно сказал ему «военный».

    И вдруг, на глазах Нальдика оголенная часть тела «военного» начала претерпевать визуальные изменения. Там, где у «военного» был живот обозначилась чудовищная пасть, острые и словно стальные зубы которой крепко держали саблю Нальдика. Над пастью проявились четыре красных немигающих глаза.

    Нальдик ошарашенно замер. Ему показалось, что по телу «военного» пронеслась невидимая волна, которая смыла иллюзии и открыла перед Нальдиком реальный вид «военного»: все его тело покрылось красными немигающими глазами и кроме живота, на груди, плечах, локтях, кистях рук и спине возникли такие же чудовищные пасти, какая была на месте живота, только размером поменьше. На коленях ног, сквозь военные брюки, угадывались аналогичные чудовищные пасти.

    Из оцепенения Нальдика вывел скрежет металла и дикий нечеловеческий вой, последовавший за этим. С ужасом он увидел, как пасть на месте живота «военного» перекусила пополам божественную саблю и выплюнула её к ногам Нальдика. Свечение сабли сразу же погасло, из середины сабли потекла странная зеленая жидкость, а сама сабля издала тоскливо дикий, нечеловеческий вой.

    - «Ты обратил на себя внимание тех, из кого я состою, Пиковый! И они хотят тебя съесть!» — с этими словами Алексей двоедушник прыгнул на Нальдика.

    Двигался Алексей очень быстро, но как-то странно. Создавалось ощущение, что части тела двоедушника живут своей жизнью.

    Нальдик и Алексей сцепились в схватке. Двоедушник пытался душить Пикового короля. Чудовищные пасти, расположенные по всему телу Алексея, впились своими страшными зубами в доспехи, ломая их и разрывая одежду и плоть Пикового короля. В некоторых местах доспехи Пикового короля ломаясь превращались в обессиленных странных духов черного цвета, которых тут же заглатывали и поедали ужасные пасти на теле «военного».

    Нальдик пытался сбросить с себя «военного» и кричал от боли, чувствуя, что слабеет и что эти чудовищные пасти «военного» быстро высасывают из него жизненную силу. Дикий страх быстрой и неминуемой смерти начал сковывать все внутри Нальдика.

    - «Нет мерзкое чудовище! Я не дам себя просто сожрать! Лови сюрприз напоследок!» — мелькнуло в  голове Пикового короля.

    Высвободив одну руку, Нальдик нащупал рукоять божественной сабли и нажал пальцем потайную пружинку. Сухо щелкнуло и из рукояти на землю выкатился комок бурого цвета, похожий на кусочек бурой спрессованной земли или каких-то специй. Нальдик быстро нащупал этот комок, сжал его в кулаке, превращая его в порошок, и поднес к своему лицу, расположенному в нескольких сантиметрах от перекошенного злым напряжением лица «военного».

    Пиковый король раскрыл кулак и быстро сдул порошок с ладони прямо в лицо «военного». Он проделал все быстро и механически, вкладывая в это действие свои последние силы.

    После чего, Нальдик закрыл глаза, в духе обрезал привязки к своему такому непобедимому духовному телу/образу, которое увы доживало последние мгновения, и из последних сил ринулся по тайному духовному каналу к своему реальному телу, в мир живых.

     

    … Нальдик оторвался от своих воспоминаний происшедшего и, глядя в потолок, подумал с надеждой о том, что тот проклятый «военный», у которого не духовное тело, а сплошная бесовская пасть, все-таки издох от яда его древних богов!

    - «Ты прав, он издох. Но увы, потом он воскрес, словно птица Феникс. Это, кстати, его прозвище среди бесов.» — над головой Нальдика раздался знакомый ему красивый женский голос.

    Рядом с кроватью стояла женщина в балахоне бронзового цвета с капюшоном и гладила обессиленного Нальдика по голове.

    - «Главное, что ты жив. Отдыхай и восстанавливайся. Завтра я пошлю одну из старших ведьм разобраться с защитой берлоги этой старухи. Мы её недооценили и я чуть тебя не потеряла. Таких ошибок повторять больше нельзя! Ведь мы входим в завершающую стадию нашего большого дела и нерешенный вопрос по этой старухе нам очень мешает.» — мелодично разливался по комнате голос женщины в балахоне.

     

    За окном давно стемнело, на улицах было пустынно, приближалась полночь. Ведьма Варвара степенно пила чай на своей кухне, размышляя над сложившейся ситуацией. Маринка спала в комнате, как говорят: без задних ног. Путешествие по миру духов изрядно её измотало.

    Прямо у подъезда дома, где жила баба Варя, с ночного неба на метле опустилась ведьма. Все произошло настолько тихо, что казалось кто-то выключил звук. Её никто не видел, сила наведенной в пространстве оморочки была велика.

    Влетев на метле в открытый подъезд, ведьма полетела над ступеньками лестниц, минуя пролеты и поднимаясь к верхним этажам. Наконец, оказавшись на нужной лестничной клетке, ведьма зависла на метле прямо напротив входной двери в квартиру ведьмы Варвары.

    Неспешно выдернув из метлы обычную швейную иглу, слабо блеснувшую в свете лампы, тускло освещающей лестничную клетку, ведьма положила иглу на ладонь, развернула ладонь пальцами к двери ведьмы Варвары и дунула. От дуновения игла, словно сделанная не из стали, а из чего-то крепкого, но абсолютно невесомого, сорвалась с ладони ведьмы и, мелькнув искрой в воздухе, с силой вонзилась в верхний правый косяк двери.

    Ухмыльнувшись, ведьма стала спускаться на метле вниз. Вылетев из подъезда на улицу, ведьма присела на лавку, очертила метлой вокруг себя круг и положила метлу рядом с собой. Ведьму по-прежнему никто не видел.

    Сцепив руки, ведьма закрыла глаза и вышагнула из тела своим полноценным дублем. Тело ведьмы словно восковая фигура недвижно сидело на лавке, закрыв глаза и сцепив руки. Его никто не видел. А дубль ведьмы вошел в подъезд.

    Ведьме в виде её духовного дубля, а попросту говоря духа, не нужно было наводить оморочку в пространстве, чтобы её не видели. Духов умеют видеть не все. Точнее, большинство обычных людей никаких духов и в помине не видит. И она, словно беззвучная черная тень, скользила по ступенькам, поднимаясь на этаж, где находилась квартира ведьмы Варвары.

    Наконец, приблизившись к квартире бабы Вари, ведьма остановилась перед дверью. Сейчас для неё будет самое важное: проникнуть в духовное пространство квартиры ведьмы Варвары, взломав первую линию магической защиты её жилища.

    Это в квартиры простых людей духи ведьм проникали, не боясь ничего: магическим образом открой духовный дубль двери квартиры и вот ты уже внутри квартиры, в её духовном пространстве.

    Совсем иначе дело обстояло с ведьмами, которые защищали свои квартиры несколькими линиями защиты. Неопытная ведьма, без подготовки открыв духовный дубль двери квартиры опытной ведьмы и шагнув в её духовное пространство, могла попасть в западню искусственных и опасных галлюцинаций, созданных хозяйкой квартиры и её духами. И когда такой неопытной ведьме казалось, что она идет по духовному пространству квартиры опытной ведьмы, не встречая при этом препятствий, в реальности духи опытной ведьмы уже взяли разум и душу неопытной ведьмы под свой контроль, завязывая в её голове сложный узел галлюцинаций, приближающий её плачевный конец.

    Чужая ведьма, пришедшая взломать защиту жилья ведьмы Варвары, все это прекрасно знала. Поэтому, она и установила искусственный канал: поместила в косяк двери магическим образом обработанную иглу.

    Духовным взором ведьма видела, что над дверью, скрытым от глаз простых людей ведьминым письмом, было начертано предупреждение для всякого колдующего, кто без спроса хотел проникнуть в дом ведьмы Варвары: «Оставь надежду всяк входящий».

    Ведьма ухмыльнулась и сунула левую руку в складки своего платья, вытащив оттуда маленькое красноватое дикое яблочко.

    - «Хочу знать и видеть, что там за дверью в пространстве делается!» — прошептала ведьма и откусила кусок от яблочка.

    Быстро прожевав, ведьма выпрямила левую ладонь параллельно потолку, оставив надкушенное яблоко посреди ладони. Затем, ведьма поднесла эту ладонь с яблоком к дверному глазку двери бабы Вари.

    Прикоснувшись указательным пальцем правой руки к игле, торчащей из косяка, ведьма дунула на яблоко, лежащее на ладони левой руки. От дуновения надкушенное яблочко внезапно покатилось по ладони ведьмы будто мячик. Вот уже яблочко подкатилось к дверному глазку и не встречая никаких препятствий на своем пути прокатилось сквозь стеклянный дверной глазок, упав на пол по ту сторону двери.

    Как только яблочко оказалось на полу в коридоре квартиры бабы Вари, ведьма внутренним духовным взором увидела внутренность коридора так, если бы лежащее яблоко было дополнительным глазом ведьмы.

    Помимо бытовой обстановки, ведьма увидела духовное пространство коридора квартиры и злых духов, которые составляли первую линию магической защиты жилища бабы Вари. На духах стояли печати ведьмы Варвары, принуждающие их подчиняться воле Варвары.

    Также, ведьма рассмотрела на них знаки запрета трогать Марину в её человеческом и духовном образе, разрешая ей проходить сквозь двери.

    - «Прекрасно!» — улыбнулась ведьма и посмотрела на потолок лестничной клетки.

    На потолке духовным взором можно было увидеть огромных и страшных пауков, замерших возле черной дыры, уходящей в неизвестность.

    - «Волос Марины есть?» — обратилась ведьма к паукам, сидящим на потолке.

    Вместо ответа, один из пауков шевельнулся, повернул страшную морду к ведьме, посмотрел на неё россыпью своих жутких черных глаз и раскрыл свою пасть. Оттуда выпал длинный женский волос, который медленно опустился на ладонь ведьмы.

    Она сжала волос в руке, что-то прошептала и стала преображаться. Через секунду она стояла в образе внешнего вида Марины.

    После чего, ведьма снова коснулась указательным пальцем правой руки иглы в косяке и протянула левую руку к духовному дублю двери в квартиру ведьмы Варвары.

    Ведьма понимала, что духи бабы Вари распознают чужую в облике Марины, но сразу тронуть её не смогут, потому что имеют автоматический запрет трогать Марину! Произойдет наложение запрета трогать на чужую ведьму в облике Марины. И из-за этого на какое-то время произойдет влияние воли чужой ведьмы на волю духов ведьмы Варвары, которые составляют первую линию магической защиты её жилища! Этого времени и влияния чужой ведьме должно было хватить, чтобы жестко парализовать волю этих духов.

    Ведьма дернула за ручку духовного дубля двери в квартиру ведьмы Варвары и он начал открываться. Взлом первой линии магической защиты жилища ведьмы Варвары начался.

     

    (Продолжение следует)

    Елена Сибирякова


      Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 5. Там, на неведомых дорожках. Продолжение.

      327132424723473264723

       

      Под сводами гигантской пещеры шел тигр. Несмотря на его впечатляющие размеры и звонкую тишину, которая царила в пещере, тигр шел абсолютно беззвучно. Его левый глаз сверкал желтым ровным пламенем, словно внутри бушевал лесной пожар. Пламя в правом глазу еле тлело, потому что он заплыл кровью. Через всю морду тигра проходила красная кровавая полоса, которую оставил хвост гигантской змеи.

      По всей пещере распространялось мягкое голубоватое сияние, которое испускало подземное озеро. Тигр подошел к озеру, глянул на свое отражение в светящейся воде и прорычал, обращаясь в пустоту: «Исцели меня, чтобы я мог достойно встретить её на обратном пути!»

      Рядом с ним, словно из ниоткуда, появилась фигура в шелковом балахоне с капюшоном. Балахон был насыщенно бронзового цвета и явно из дорогого материала, напоминающего высококлассный шелк. Из балахона высунулась женская рука с белоснежной, практически молочного цвета кожей, и тонкие красивые ухоженные пальцы почесали тигра за ухом. Лицо женщины оставалось скрыто в капюшоне.

      - «Даже если я исцелю этот образ, то все равно это не поможет тебе справиться со старухой…» — нежный, ласкающий женский голос разлился по пещере.

      - «Почему? Я полон сил и просто пропустил удар!» — нервно рыкнул тигр.

      - «Ты забыл по каким правилам здесь работают эти образы и маски?» — в голосе женщины появились назидательные нотки: «Ты пропустил удар и дал ей уйти… Значит, она победила твою волю своей волей уже два раза! Это закреплено в духе. Теперь её воля ведьмы будет побеждать твою волю мага, когда ты будешь в образе тигра…»

      - «Что же делать? Только я сейчас могу войти с ней в сражение, ведь тебе рано для всех открываться…» — рык тигра потух.

      - «Сменим тебе костюм и маску!» — с этими словами в белоснежной руке женщины, стоящей в бронзового цвета балахоне рядом с тигром, появилась игральная карта, на которой был изображен Пиковый Король. Он был изображен черноволосым с тонкими черными усами и бородкой, облачен в золотой восточный костюм, который опоясывала кривая острая сабля.

      - «Король пик? В лесу? Прошу тебя … » — казалось тигр не рычал, а пытался улыбаться.

      - «Старуха не глупа и вряд ли будет возвращаться через лес. Скорее всего она пойдет через горы, где территории бесов. Там ты её и встретишь!» — голос женщины завораживал, мягко отражаясь от стен и сводов пещеры.

      - «Зачем ей возвращаться через земли бесов?» — в рыке тигра чувствовалось сомнение.

      - «Затем, что она идет с ученицей и наверняка на обратном пути захочет привязать к ней несколько бесов прямо из источника. Старуха всё просчитала. Всё…, кроме того, что я просчитаю её саму!» — чарующий голос незнакомки звучал надменно и властно.

      Белоснежная рука женщины в балахоне бронзового цвета резко вырвала волос из головы тигра, разорвала его и, приблизив ладонь к капюшону, дунула на неё. Кусочки волоса тигра медленно опустились на каменный пол пещеры. Тигр недовольно рыкнул и … начал рассыпаться: от тигра начали отваливаться куски, они падали на каменный пол пещеры и превращались в странные антропоморфные существа черного цвета. Когда этих существ стало больше дюжины от тигра остался, точнее вместо тигра встал молодой мужчина. Он был хорошо сложен, красив, черноволос, с уточенными чертами лица.

      Женщина в балахоне бронзового цвета зачерпнула своей рукой воды в озере и несколько раз брызнула на мужчину. Он раскрыл руки и антропоморфные существа черного цвета потянулись к нему обратно. Залезая на мужчину эти черные сущности сразу формировали части его нового образа: несколько существ создало на теле мужчины мощные доспехи, другие превратились в одеяния, похожие на одежду ранее виденного на карте Пикового Короля, а кто-то заполз мужчине на голову и вот у него уже другое, не менее красивое лицо, с короной на голове.

      - «Прекрасно. Но этого мало. Ты должен взять с собой как можно больше моих демонов, сколько сможешь удерживать в своей воле. На тех землях много наших врагов. И возьми вот это.» — женщина в балахоне протянула «Пиковому Королю» кривую острую саблю.

      Новоявленный Король Пик повертел её в холеной руке и сказал: «Чувствую что-то знакомое!»

      - «Ты прав. Эта сабля на самом деле хорошо известное тебе древнее божество, уничтожившее не одну ведьму, и любезно согласившееся на время принять образ сабли для удобства убиения оных!» — голос женщины в балахоне звучал грозно и торжественно.

      Король Пик вздрогнул и с большим уважением осторожно приладил саблю на поясе. Теперь, он был готов. Пространство вокруг Пикового Короля искрилось и прогибалось. Да, теперь, он точно был готов. И нет такого существа во Вселенной, которое он не смог бы подчинить или раздавить своей Силой.

       

      - «Варвара, я не могу! Проси, что хочешь, но только не это!» — верховная ведьма местного шабаша, стояла на берегу реки, обращаясь к гудящему словно смерч черному вихрю.

      - «Мне другое не надо! Я прошла через места, где нас чуть не сожрали, чтобы ты и твой шабаш вернули свой долг! А ты мне говоришь, что не можешь. Возвращай долг! Ты знаешь Закон и он писан не нами. Или может быть ты трусишь? А? Ведьма?» — ведьма Варвара жестко ответила из вихря.

      - «Думай, что хочешь, Варвара! Я не поведу своих против того шабаша. Ты не представляешь кто это и что это!» — голос верховной ведьмы местного шабаша дрожал.

      - «Поняла. Ты отказала и по Закону я имею право взыскать долг вашими трусливыми жизнями. И взыщу!» — холодно сказала ведьма Варвара из вихря. После чего, оба вихря, большой и поменьше, сорвались со своих мест.

      - «Если останешься жива.» — прошептала верховная ведьма местного шабаша.

      - «Мечтай!» — донеслось ей в ответ со стороны удаляющихся по реке вихрей.

       

      Два воздушных вихря, кружащихся и рычащих внутри себя словно смерчи, мчались по поверхности реки.

      - «Куда мы летим, бабушка Варя?» — спросила из своего вихря Маринка.

      - «Нам нужен другой вход туда, откуда мы сюда пришли. Старым путем идти нельзя. Его уже знают и сюрпризов нам оставили там множество. Пойдем назад другим путем, через места бесов!» — ведьма Варвара холодно ответила из своего вихря и продолжила: «Какие же трусы этот шабаш, который мне отказал! Они лучше жертвенно умрут от потери здоровья, жизни и Силы, чем на время переключат внимание наших врагов на себя! Это ж как нужно бояться наших с тобой врагов, Маринка! Бояться больше смерти!»

      Тем временем, вихри свернули с реки и поднялись по оврагу к одиноко стоящему ветвистому дереву.

      - «Вот он, вход.» — удовлетворенно сказала ведьма Варвара из своего вихря.

      - «А что это за дерево? На осину похоже.» — начала было Маринка.

      - «Осина и есть. Только не простая, а висельная. Здесь раз в три года кто-нибудь вешается. Такой себе местные бесы алтарчик сделали.» — перебила её баба Варя и засмеялась: «За мной!»

      Вихрь ведьмы Варвары рванул вверх по дереву и достигнув дупла, расположенного посредине длинны ствола дерева, словно всосался в дерево через дупло. Со стороны показалось даже, что дерево словно вдохнуло в себя вихрь. Не мешкая, вихрь Маринки последовал за вихрем бабы Вари и Марина словно упала в удушливую тьму.

      - «Вставай Маринка, нужно идти!» — голос над головой Марины привел её в чувство.

      Марина встала и обнаружила себя стоящей в своем людском виде на огромном ровном каменном плато. Рядом в своих человеческих обличиях стояли баба Варя и Егор. Было тихо, мрачно и пустынно. Над головой висело серое небо и было не чтобы холодно, а словно если бы ветер не охлаждал, а вызывал страх и даже дикий ужас. Общее ощущение от окружающего пространства было только одно: смертельная опасность.

      Вдали Марина смогла рассмотреть строения, похожие на военные бараки, которые она однажды видела в детстве. Возле них сновали какие-то люди или существа, внешне похоже на людей. По мере приближения, Марина смогла рассмотреть, что люди имели черную кожу, хоть и не походили на африканцев, и что у этих «людей» были острые головы. Словно вместо обычной круглой головы у этих «людей» от лба вверх поднимался длинный острый конец толстого, размером с голову, отточенного карандаша.

      Марине стало страшно. И местный ветер, сам по себе генерирующий ужас, этот страх раздувал как костер. Но ведьма Варвара крепко держала руку Марины и тянула её за собой вперед. За ними плелся Егор, с любопытством осматриваясь по сторонам.

      - «Не трусь, Маринка. Мы идем прямо к бесовой матери. Заодно, там тебе парочку духов-помощников подберем. Чтобы Егорке твоему скучно не было.» — ведьма Варвара бодрила Марину как могла.

       

      - «Что такое три косы?» — громко и четко задал вопрос выросший, словно из-под земли, прямо перед бабой Варей, Маринкой и Егором местный остроголовый «человек». Он был одет в черный деловой костюм, белую рубашку с красным галстуком, которые ярко контрастировали с его черной кожей. Особый интерес вызывали его глаза: они были не просто красные, а словно горячие красные угли, на которые периодически дует ветер. Острую голову местного «человека» венчала красная шелковая шапка, похожая на колпак. «Человек» улыбался.

      - «Стальная коса, у Луны коса и вон у Маринки коса. Давай веди уже к Чудородице.» — нетерпеливо выдала ведьма Варвара.

      - «А что такое три матери?» — снова задал вопрос Остроголовый, проигнорировав нетерпение бабы Вари.

      - «Земля мать, Бесова мать и вон Маринка скоро матерью станет и родит прямо здесь, пока ты вопросы задавать будешь!» — ведьма Варвара начинала злиться.

      - «Ты знаешь порядок, ведьма Варвара. Ладно, пойдемте. Третий вопрос задавать не буду. Госпожа ждет вас.» — без эмоций и все также улыбаясь ответил Остроголовый.

      Через сто метров начинались унылые деревянные бараки и Остроголовый не сбавляя ходу открыл дверь ближайшего барака и, приглашая за собой бабу Варю, Марину и Егора, вошел вовнутрь.

      Когда Марина вошла внутрь, у неё перехватило дыхание. Удивительно, но вместо внутренностей деревянного барака она оказалась в огромном и сказочно красивом зале: пол и стены были сделаны словно из сплошного рубина, а в потолок, который был сделан из какого-то черного, светящегося синевой камня, врезались невероятной красоты изумрудные колонны. На стенах и колоннах словно настоящим золотом горели надписи на неизвестном Марине языке, но ей казалось, что она понимала или чувствовала, что там написано.

      Остроголовый, уловив изумление Маринки, улыбаясь ответил на её немой вопрос: «Ты в царстве иллюзий и у самых сильных мастеров иллюзий!»

      Пройдя один сказочно красивый зал, баба Варя, Маринка и Егор, попали в другой, не менее красивый зал. Потом в третий, четвертый… Было ощущение, что они путешествуют по гигантскому и бесконечному дворцу. И, наконец, очутившись в пятом зале, они увидели огромный, блистающий словно гора из бриллиантов, трон, на котором восседала гигантская женщина, Богиня. Именно Богиня, и другого слова Маринка подобрать не могла. Поспешно опустив глаза вниз, Маринка вдруг обнаружила, что тут же забывает образ Той, которую увидела мгновение назад на блистающем троне. Все, что она помнила, это что на Богине были ярко красные одеяния.

      - «Ведьма Варвара, тебе и твоим спутникам не пройти без потерь через наши земли. Смотри!» — раздался властный голос Богини и гигантская рука указала на стену.

      На стене словно начали показывать кино и баба Варя, Маринка и Егор увидели огромную толпу странных и страшных существ, закованных в доспехи, впереди которых шел гигант, также закованный в доспехи и с кривой саблей на поясе, чем-то напоминающий Марине короля пик, рисунок которого она видела на обычных советских игральных картах.

      - «Он пришел за тобой, Варвара. Я дам тебе бесов для сражения. У нас тут не часты такие битвы. Но вести бесов в бой тебе придется самой. Это твоя битва. Он заявил пред нашим Советом, что идет только за тобой, Варвара, и ставит свою жизнь против твоей. Впрочем, если ты боишься проиграть битву и после смерти попасть к нему в рабство, то ты можешь прямо сейчас принести себя в жертву своему верховному Богу и мне, ведь ты на моих землях!» — слова Богини словно придавили бабу Варю, Маринку и Егора к полу.

      - «О Предвечная, благодарю тебя за твое благоволение и с благодарностью приму от тебя бесов для битвы, если на то будет твоя воля! Но молю тебя о снохождении услышать еще мои просьбы! Я прошу у тебя еще двух бесов в качестве духов помощников для моей ученицы, которая сейчас рядом со мной.» — ведьма Варвара низко поклонилась Богине, сидящей на троне.

      - «Хорошо. Бери еще двух бесов для своей ученицы. Но какое ты решение принимаешь: принесешь сейчас себя в жертву нам или идешь в бой?» — холодный властный голос Богини требовал ответа.

      - «Прежде чем дать ответ, прошу тебя, о Предвечная, скажи: вышел ли срок ограничения свободы у Алексея двоедушника, вторая душа которого томилась в твоих подвалах?» — ведьма Варвара снова низко поклонилась Богине.

      На несколько мгновений в зале возникла напряженная тишина, после чего пространство сотряслось от звонкого и громкого смеха Той, кто сидела на троне.

      - «Да, Варвара, ты мудра и хитра. И я бы хотела тебя видеть рядом с собой после твоей смерти. Алексей двоедушник… Срок его ограничения подошел к концу и тело его с первой душой живет в мире живых. Я помню, что он твой должник, который не отдал тебе долг, потому что попал к нам. Я отдам тебе Алексея двоедушника при условии, что ты будешь нести ответственность своей жизнью, если он сорвется и начнет в мире живых большую жатву без согласия с Нами!.. Ответ о том, что ты будешь делать, имея рядом Алексея, мне уже ясен.» — отсмеявшись, молвила Богиня.

      - «Я согласна и благодарю тебя, о Предвечная, за Твое снисхождение!» — ведьма Варвара третий раз низко поклонилась Богине.

       

      Они быстро бежали по каменному плато к дальним деревянным баракам. Впереди, словно спринтер, неслась баба Варя, которая тащила еле поспевающую за ней Маринку. Замыкал бегущую процессию Егор.

      - «Нужно спешить. Враг уже знает, что мне дали для боя бесов из дальних бараков и отправился со своими демонами прямо туда. Мы должны успеть первыми.» — запыхиваясь кричала Маринке ведьма Варвара.

      - «Баб Варь, а кто такой Алексей двоедушник?» — спросила Маринка.

      - «Колдун.» — крикнула в ответ баба Варя.

      - «Колдун и все? Просто колдун?» — удивилась Маринка.

      - «Колдун и все.» — отрезала ведьма Варвара.

      Бараки внезапно вынырнули из-за скального выступа, словно грибы после дождя. Ведьма Варвара знала, что колдуна Алексея двоедушника уже подняли из глубоких тюремных подвалов этого царства прямо в один из бараков, к которым они подбегали.

      Вбежав в ближайший из бараков, ведьма Варвара обнаружила обычную внутренность барака: очень длинный деревянный стол, за которым сидело где-то пол сотни остроголовых. Дальше, за пределами стола, виднелись деревянные многоярусные кровати. Барак как барак.

      Навстречу бабе Варе встал крепкий остроголовый «мужик» в доспехах, поклонился и сказал: «Приветствуем тебя, ведьма Варвара. Твой враг уже рядом. Ты вовремя.»

      - «Где Алексей?» — перебила его баба Варя.

      - «Сейчас его приведут.» — ответил остроголовый и дал знак нескольким воинам. Они исчезли в дверях.

      Через несколько минут, показавшихся ведьме Варваре вечностью, в барак ввели мужчину лет тридцати. Это был блондин среднего роста, крепкого телосложения, одетый как военный советский офицер в форму и шинель, которая, не по уставу была небрежно распахнута. На руках и ногах человека были одеты светящиеся зеленым светом каменные кандалы. Остроголовые бесы, которые привели Алексея, опасливо держались от него на расстоянии, хотя внешне они выглядели сильнее и внушительнее закованного в кандалы колдуна.

      Увидев Варвару, колдун издал возглас удивления и ухмыльнулся: «Привет, Варвара. Неужто за моим долгом сюда спустилась? Я польщен!..»

      - «Алексей, я сниму твои кандалы, если поможешь мне! И заберу тебя наверх, если не будешь творить большую жатву в мире живых без согласия с нашим Богом и Старшими! Я была у Богини.» — быстро проговорила баба Варя и достала ключ, сверкающий в сумраке словно рубин.

      - «Долг будет погашен?» — спросил Алексей увидев ключ в руках Варвары.

      - «Да!» — словно пулей ответила ведьма Варвара.

      - «Хорошо. Я согласен. Скучно тут сидеть.» — сказал Алексей и продолжил, подставляя руки под ключ Варвары: «Так и что же нужно делать? В чем заключается моя помощь?»

      - «Нужно чтобы ты побил пикового короля. Словно козырь из рукава!» — уже спокойным голосом сказала ведьма Варвара, снимая с Алексея двоедушника кандалы.

       

      Пиковый Король подошел к краю плато, которое резко обрывалось вниз, переходя в другое плато. Там, внизу, были хорошо видны деревянные бараки, где пряталась старуха в окружении местных бесов.

      Рядом с Пиковым Королем находилось три сотни отборных демонов воинов, прошедших с ним не одно сражение, когда он рвал на части и давил непокорных ведьм и колдунов, посмевших пойти против него и его Богов. Что ему местные бесы? Что ему старуха ведьма, которая сейчас заплатит за свой удар ему в глаз, когда он был в образе тигра.

      Спуск на нижнее плато, где располагались бараки, представлял из себя длинную узкую железную лестницу, по которой двое повстречавшихся разминуться не смогут.

      Пиковый Король дал сигнал и его демоны ринулись по лестнице вниз, чтобы напасть на бараки и выманить старуху ведьму на улицу. Где она от Пикового Короля узнает, что такое настоящая магическая Сила.

      Демоны Пикового Короля еще не успели до конца спуститься по лестнице, как из бараков стали выбегать остроголовые воины и стали выстраиваться в оборонительные ряды. Потом, за спинами остроголовых воинов появился какой-то человек в военной форме, который шел и ругался. Что именно и кому именно кричал «военный» Пиковый Король не слышал. Зато он хорошо видел, как ругаясь «военный» растолкал остроголовых воинов и направился к лестнице, по которой спускались демоны.

      Подойдя к лестнице, «военный» сбросил с себя большую часть одежды, оголив торс и оставшись только в штанах и сапогах. После чего, «военный» начал подниматься вверх по лестнице, навстречу демонам. «Сказочный безумец» — мелькнуло в голове Пикового Короля. Еще секунда и демоны, которых он первыми встретит на пути, разорвут этого идиота на куски.

      Однако, что-то пошло не так. Демоны, которые соприкасались с «военным», словно камни падали с лестницы вниз и упав уже не поднимались. «Военный», в свою очередь, в том же поспешном ритме поднимался по ступенькам, продолжая непонятным образом обездвиживать и, вероятно, одновременно убивать демонов.

      Король Пик понимал, что творилось что-то не то: старухи не видно, зато какой-то полуголый военный убивает его демонов.

      «А может быть военный это новый образ старухи ведьмы? Тогда, я буду ждать её здесь!» — промелькнуло в голове Пикового Короля.

      И когда «военный» выбрался наверх, на плато, то Король Пик, имея гигантский рост, бросился на «военного» с желанием схватить этого человечишку, под личиной которого возможно скрывается старуха ведьма, и отрубить ей голову божественным мечом.

      Однако, «военный», выбравшись на плато, где находился Король Пик, быстро «вырос» до тех же гигантских размеров, что и сам Пиковый Король. Оба гиганта: один в красивых доспехах с саблей и другой с голым торсом без оружия, сцепились в борцовской схватке, пытаясь сломать друг друга.

      Наконец, когда в процессе борьбы «военный» начал оттеснять Пикового Короля и для последнего возникла опасность попасть в смертельный залом, Король Пик вырвался из рук «военного» в сторону и выхватил из ножен божественную саблю, которая недобро блеснула в сером свете мира бесов, предвкушая свежую кровь ведьмы.

      «Тебе конец! Я — это Сила! А такие как ты, самонадеянные глупцы, заканчивают всегда плохо!» — злобно усмехнулся Пиковый Король в сторону «военного», у которого не было при себе никакого оружия, ни простого, ни божественного.

       

      Когда ведьма Варвара поднялась на верхнее плато, где произошла битва между Пиковым Королем и Алексеем, то все уже было кончено. Все плато было завалено телами убитых демонов, которых с собой привел Король Пик.

      Но Алексея и Короля Пик нигде не было видно. Наконец, на свободном от тел демонов «островке» плато, ведьма Варвара нашла их: Пиковый Король лежал на спине раскинув руки и грудь его была выгнута, словно бы в предсмертном крике, а рядом с ним, облокотившись на тело Пикового Короля спиной, сидел Алексей. Его голова и руки были бессильно опущены, глаза были открыты, но были безжизненными словно из стекла, и было не понятно, жив Алексей или нет.

      Рядом с Алексеем лежала сломанная пополам сабля Пикового Короля, из середины которой сочилась какая-то зеленая жидкость.

      Ведьма Варвара сначала прикоснулась к Пиковому Королю и поняла, что этот образ врага мертв. Возможно душа его и избежала смерти, но это образ, эту маску, враг уже не оденет.

      Прикоснувшись к Алексею, к образу его второй души, ведьма Варвара ощутила, что он тоже мертв. И, тяжело вздохнув, собралась уходить.

      Но вдруг она ощутила, как что-то невидимое с шумом влетело в Алексея, стеклянные глаза его внезапно ожили, в груди родился вздох и еле ворочая языком Алексей сказал, глядя Варваре прямо в глаза: «Пить хочу. Квасу бы!»

      - «Я тоже рада тебя видеть, Алексей двоедушник, по прозвищу Феникс!» — улыбнувшись широкой улыбкой сказала ведьма Варвара.

       

      (Продолжение следует)

       

      Елена Сибирякова


        Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 5. Там, на неведомых дорожках.

         

        stanovlenie 9

         

        Это был большой желтоватый череп с белым балахоном на голове. Его пустые темные глазницы словно ухмылялись синхронно оскаленному рту. Именно такую картину в своем духовном видении узрела баба Варя, выставив через открытую форточку свою руку на улицу.

        Под балахоном угадывались очертания зубастой короны, так что сомнений в том, какими именно порчами было обложено со всех сторон жилище ведьмы Варвары, у неё не осталось.

        Внезапно, из-под призрачного балахона появились костлявые руки и потянулись в сторону бабы Вари…

        Ведьма Варвара наблюдала в видении, как костлявые руки духа или божества в виде Смерти, а именно её пытался презентовать навеянный чужой магией образ черепа с короной и в балахоне, пересекли границу форточки и рванули к шее бабы Вари, чтобы её задушить!

        Одновременно, Варвара наблюдала, как из пространства внутри квартиры, материализовались огромные волосатые руки, перехватили тянущиеся к её шее кости, и стали их ломать… Через секунду видение костей и волосатых рук исчезло. Остался только образ ухмыляющегося черепа.

        Ведьма Варвара вернула руку в помещение и образ черепа в балахоне исчез. Высунула руку снова и образ появился снова. Но костлявые руки духа или божества, играющего роль Смерти, больше из балахона не появлялись.

        Получалось, что смертные порчи уготовлены бабе Варе только снаружи, внутрь их не пускает Варварина защита. Но стоит только выйти за пределы квартиры через дверь или, к примеру, вылететь через окно, то сразу будет пересечена граница из одной реальности в другую, уже смертельно опасную реальность, которую магически искусственно подготовили ведьме Варваре вражески настроенные ведьмы.

         

        Маринка застала бабу Варю на кухне в странном положении, когда бабушка то высовывала руку в форточку, слово пытаясь понять идет ли на улице дождь, то возвращала её обратно в помещение. И так несколько раз. Странность ситуации выражалась в том, что за окном светило солнце и проверять накрапывает ли дождик было ни к чему.

        - «Бабушка Варя, а когда мне можно будет домой сходить? Я уже несколько дней там не была, волнуюсь! Мало ли что?!» — решилась задать вопрос Марина.

        - «Мало ли что у тебя дома не случилось! Не переживай!» — окончательно высовывая руку из форточки, ответила ведьма Варвара, и продолжила: — «Пока поживи тут! Так надо! И за квартиру свою не волнуйся!»

        Взглянув на грустное выражение лица Марины баба Варя задумчиво сказала:

        - «Маринка, а как бы ты поступила, если бы знала, что ты как принцесса в сказке сидишь в крепости, вокруг которой видимо-невидимо вооруженных до зубов врагов, драконов и разных чудовищ, но тебе очень нужно выбраться из крепости так, чтобы никто не заметил?»

        - «Превратилась бы в мышку, как в сказке, и незаметно выскользнула бы!» — автоматически выдала Маринка и рассмеялась своим словам.

        - «Вот и славно, так и сделаем…» — задумчиво сказала ведьма Варвара и добавила: — «Конечно, оборачиваться в мышек нам нет смысла, так как все равно пересекать границы квартиры живьем, хоть человеком, хоть мышкой, нам нельзя! Опасно для жизни…» И баба Варя тихо засмеялась.

        - «Да и не потянешь ты пока оборотничество живьем. Слаба ты для такого. А вот сама по себе идея с превращениями хороша! Мы с тобой пройдем там, где ни живые, ни мышки не ходят!» — продолжила она, буравя Маринку веселыми глазами.

        - «А кто там ходит? И куда нужно идти? И зачем нам нужно идти?» — вопросы посыпались из Маринки как горох из стручка.

        - «Ходят там мертвые. Ходят там души живых, таких как мы, кто умеет в таких местах ходить. Ходят там разные сильные духи и даже иногда боги. Сейчас это единственный наш шанс пройти невредимыми сквозь магическую осаду наших врагов, этих ведьм, и сквозь все магические ловушки, которые они нам расставили в мире людей! А пройти нам нужно… Есть у меня должники одни, шабаш ведьм… Когда-то я их могла истребить, совсем, подчистую! Молодая была, сильная… Предложили они тогда за себя откуп: что отработают любое мое требование. И я согласилась. Вот, видимо, и пришло время, чтобы они вернули мне свой должок!» — сухо проговорила ведьма Варвара.

        - «А-аа, вы хотите чтобы они напали на этих ведьм, которые нам ловушки расставили, победили их и нас освободили!?» — Марине показалось, что она поняла задумку бабы Вари.

        - «Победили? Нет, что ты!» — ведьма Варвара рассмеялась и улыбаясь продолжила: — «Они не смогут победить! Силы не равны! А вот напасть на ведьм могут, это да! Чем и помогут нам: вызовут ослабление силы магической осады наших с тобой Маринка врагов! А там уж я сама, прорву и порву все их мудреное магическое творчество…»

         

        Бабушка Варя вошла в комнату, где на кровати сидела Маринка.

        В правой руке у бабы Вари была чашка с какой-то темной жидкостью, а в левой руке она держала кусок сухой ветки.

        Положив ветку на пол, баба Варя повернулся к Марине.

        - «Выпей это зелье и тебя потянет в сон. Там, во сне, мы тебя и встретим…» — сказала ведьма Варвара, протягивая Маринке чашку с настоем каких-то пахучих трав.

        На вкус настой показался отваром ромашки и мяты. Хотя, конечно, Маринка не сильно разбиралась в травах и могла ошибиться.

        - «А кто это мы? С кем вы меня встретите?» — обратилась Марина с вопросом к бабе Варе, чувствуя, как быстро она начинает клониться в сон.

        - «Как это с кем? Ты что, про своего духа-помощника Егорку уже забыла? Ох и память у тебя, девичья!..» — засмеялась ведьма Варвара и Маринка окончательно провалилась в сон.

         

        Темнота перед глазами Марины исчезла, и она обнаружила себя стоящей на полу в той же комнате, где заснула. Мало того, она видела себя, лежащую и спящую на кровати. Рядом с кроватью, сидя в кресле, спала бабушка Варя.

        - «Мы здесь!» — за спиной Марины раздался немного насмешливый голос ведьмы Варвары.

        Маринка обернулась и обнаружила улыбающуюся бабу Варю, рядом с которой стоял маленький лохматый дед, которому на вид было лет за сто.

        - «Вот, Маринка, знакомься. Твой помощник, Егорка!» — ведьма Варвара улыбалась во весь рот: — «Ты не смотри, что он маленький и старый! Он парень хоть куда! Хоть туда, хоть оттуда!..» И Варвара громко захохотала, чем ввела Марину в краску смущения, а деда Егорку в хмурость.

        - «Ладно…» — отсмеявшись сказала баба Варя: — «Пора в дорогу… Видишь эту ветку?» Ведьма Варвара указала на ветку, лежащую на полу: — «Эта ветка не простая. Я сломила её у живого дерева. Под которым зарыты особые вещи и у которого я принесла особые жертвы. Я заговорила место слома на дереве и место слома на этой ветке. Это дерево живо и сейчас, но место слома на дереве не пустило новый побег. Там это просто засохший слом. Для всех это просто засохший слом. А для нас это духовные двери выйти в лесу. Вот в эту ветку, что на полу, мы войдем как в двери, а выйдем из дерева как из дверей. Это наш первый шаг и его не отследить и не перебить.»

        - «Но как же я войду в ветку как в двери? Она такая маленькая и я не вижу никакой там двери!» — удивления и волнения Марины было не скрыть.

        - «Для этого есть Егор! Он тебе и поможет. Однако, нужно поторапливаться. Давайте ребятки, вы первые!» — суетливо сказала ведьма Варвара.

         

        Дед Егор шагнул к Марине и пробасил: «Сознание твоей души пока скованно и управлять им ты не умеешь. Тебе нужны ключи. Например, нутрянка дерева, его корней и ветвей всегда открыта для воды и для любой жидкости. Что в материальном, что в не материальном виде. Это ключ. Тебе нужно стать как вода, как жидкость, и тогда ты войдешь в любое дерево, в любой сучок, в любую ветку. Они распахнут перед тобой свои двери!»

        - «Как же я могу стать как вода или жидкость?» — еще больше занервничала Марина.

        - «Ты сейчас здесь стоишь как душа, не как тело свое физическое, а как тело духовное, хоть и выглядишь в своем обычном человеческом виде. У души есть свои особенности и свои возможности. Например, если часть твоей души куда-то войдет, то и остальную твою душу туда тянуть начнет! Это тоже ключ, который используют как во благо, так и во вред! Но сейчас нам нужно только переместить тебя.» — с этими словами дед Егор подошел к Марине, взял её за ладонь и уколол её указательный палец невесть откуда взявшейся иглой.

        Марина ощутила боль и на пальце Маринки выступила алая бусинка капли крови.

        - «Быстро помажь этой каплей крови слом ветки!» — приказал дед Егор, протягивая Марине ветку.

        Когда Маринка увидела, как капля её крови впиталась в сухую сердцевину ветки, дед Егор положил ветку на пол и улыбнулся: — «Сейчас ты пройдешь!»

        Внезапно Маринка ощутила, что её тело начинает скручиваться и проворачиваться вокруг своей оси, при том что визуально она видела, как стоит на месте. Тело продолжило скручиваться и проворачиваться, одновременно вызывая паралич. Марина с ужасом увидела, как то, что секунду назад было её духовным телом, имеющим её обычный человеческий вид, начало всасываться в ветку, словно там был мощный пылесос, её тело состояло из дыма.

        Никаких болевых или иных ощущений она не испытывала, кроме скручивания и проворачивания. Она больше почувствовала, чем увидела, что её тело уже почти на половину всосалось в ветку. Вот уже скрылись плечи и осталась голова. Последнее, что Марина увидела в комнате — это были ухмыляющиеся баба Варя и дед Егор. Тьма накрыла Маринку с головой.

         

        - «Вставай, чего разлеглась!» — суровый голос ведьмы Варвары появился откуда-то из темноты: — «Зенки то раскрой, кисейная барышня! Спешить надо!»

        Марина осознала, что глаза у неё открыты, и попробовала их открыть. У неё получилось и она обнаружила себя лежащей на траве у какого-то дерева.

        Дед Егор помог Марине встать и буквально потащил её за руку быстрым шагом туда, куда почти бегом отправилась баба Варя.

        Несмотря на то, что Маринка была моложе и здоровее деда Егора, она чувствовала, что очень устала и еле передвигает ноги.

        - «Это у тебя с непривычки. Много сил ты отдала в первый свой переход!» — словно читая её чувства сказал дед Егор и взял Марину за руку еще крепче.

        Привыкшая за последнее время к послушанию, Маринка ничего на это не ответила, молча спеша туда, куда вели её дед Егор и баба Варя.

        Через некоторое время они вышли к лесному роднику. Он бил из щели небольшой, поросшей мхом, каменной горки. Щель была большой и вертикальной, а её темный провал словно уходил в потаенные недра земли. Родник бил только в нижней части щели.

        Ведьма Варвара приложила руку к верхней части щели и удовлетворенно хмыкнула, обратившись к Марине: — «Маринка приложи руку, чувствуешь?»

        Марина приложила руку и почувствовала, как руку словно прижало к щели, будто затягивая в неё. Опять у неё в голове пронеслось ассоциация с пылесосом. Неужели опять засасываться придется?! Марина невольно содрогнулась, вспоминая свой первый опыт с веткой.

        Словно читая её мысли ведьма Варвара рассмеялась: — «Не трусь, Маринка! Вспомни свои сказки, сейчас мы в сказку отправимся! Видишь этот камень, из которого бьет родник? Он не простой: когда-то давно ведьмы приносили здесь свои жертвы! Потом перестали. Нашли другие места. Забыли про него. Только я не забыла! И дверь в пограничные миры, которая в этом камне сокрыта, я оберегаю!»

        - «Маринка, слушай дальше внимательно! Сейчас я обернусь в вихрь и меня засосет в эту щель в камне! Ты такое делать не умеешь, поэтому тебя обернет в вихрь Егор! Он станет твоим вихрем! И ты вместе с ним последуешь за мной! Дальше ты окажешься в воздухе над рекой! Ты увидишь себя сидящей на черном волке! Этот волк твой помощник Егор! Он будет тебя везти, потому что ты сама пока толком ничего там не умеешь! Также ты увидишь черную ворону с зелеными глазами, не пугайся это буду я!..» — сказала ведьма Варвара и её тело начало словно покрываться туманом.

        Затем, Марина увидела сквозь туман, что тело бабушки Вари стало светиться разноцветными огоньками, словно оно сгорало изнутри, превращаясь в черный дым.

        Через секунду туман, окутывающий ведьму Варвару, превратился в черный вихрь, который сорвался с места и с ревом влетел в щель камня.

        Маринка ощутила, что её кто-то обнял сзади за пояс. Повернувшись, она обнаружила, что это дед Егор. Первое желание у Маринки было отстраниться, но дед Егор снова словно прочел её мысли и сердито пробасил: «Не балуй! Сейчас полетим!»

        Через несколько секунд Маринка ощутила, что её тело отрывается от земли. Деда Егора не было видно, вокруг Маринки клубился и ревел какой-то дым или потоки воздуха. Впрочем, сквозь это воздуховорот было возможно смотреть как сквозь окно. И через еще секунду Маринка с ревом ворвалась в какую-то тьму.

        Когда тьма рассеялась, Маринка увидела, что она сидит верхом на большом черном волке с горящими как угли глазами. Сначала она хотела закричать, но потом вспомнила, что говорила баба Варя, и поняла, что это её дух-помощник дед Егор.

        Оглядевшись по сторонам, Марина увидела в полутьме серые скалы, внизу которых шумела вода, словно там неслась, сшибая все на своем пути, быстрая река.

        - «Ну что, пришла в себя?» — над головой Маринки прозвучал суровый голос ведьмы Варвары.

        Подняв голову вверх, она замерла от ужаса: над Маринкой раскинув крылья неслышно на месте висела гигантская черная ворона, с размахом крыльев метров десять. Так почему-то подумалось Марине. Она понимала, что это и есть бабушка Варя, но все равно было жутко смотреть в эти огромные, горящие в полутьме какой-то нечеловеческой злобой, зеленые и совсем не вороньи глаза.

        - «Нам нужно торопиться! Не отставайте!» — и ворона махнув гиганскими крыльями понеслась вперед.

        Волк рванул с места, неся Маринку вслед за вороной. Они летели в полутьме мимо скал, расщелин, Марина видела бушующие внизу потоки воды. Чтобы не упасть, Марина вцепилась в шерсть волка сильнее, от чего тот, как показалось Марине, недовольно заворчал. Иногда волк делал крутые виражи в воздухе и Маринка закрывала глаза от ужаса.

        Вдруг волк замер в воздухе. Перед Мариной раскрылся вид: серые скалы раздвинулись по сторонам, а река превратилась в широкое озеро. Вдали, за озером, угадывался лес.

        - «Прознали мерзавки!» — каркнула ворона и горящие в полутьме её зеленые злые глаза еще более недобро сощурились: — «Ну ничего… Стойте здесь, пока не скажу, что можно лететь!»

        И гигантская черная ворона медленно полетела над гладью озера.

         

        Вдруг из воды вынырнула и выпрыгнула акула… Так во всяком случае сначала показалось Маринке. Но потом она присмотрелась и увидела, что акульего там была только голова, которая росла из вполне человеческого тела.

        Чудовище с телом человека и головой акулы неслось по воздуху в сторону вороны. Акулья пасть была раскрыта и чудовище явно было настроено отобедать вороной.

        Маринка от ужаса закрыла глаза. Через мгновение открыла их снова и увидела, что ворона по-прежнему медленно летает над озером, а чудовища с головой акулы нигде не видно.

        Вода озера вспенилась и оттуда начали выпрыгивать уже не одно чудовище. Вот уже три чудовища летят по воздуху к вороне… Нет пять, нет десять, нет двадцать… Марина сбилась со счета.

        Когда чудовища подлетели к вороне она начала хватать их своим огромным клювом и глотать! У Маринки прошла ассоциация с чайкой, которую она в детстве видела на море, и которая хватала рыбку и глотала её не жуя. В отличии от чайки, ворона глотала чудовищ не сразу: она сначала подбрасывала их так, чтобы они упали внутрь клюва, потом быстро сжимала клюв так сильно, что слышался хруст костей чудовища, и только уже потом проглатывала переломанное и недвижимое чудовище.

        Так продолжалось достаточно долго, во всяком случае Марина успела устать смотреть на бойню и перестала считать сколько чудовищ подлетало к вороне, прежде чем она их проглатывала. Наконец, все было кончено. Ворона еще полетала над озером и наконец каркнула, повернув клюв в сторону Маринки: «Дуйте сюда!»

        Пролетая на волке над озером, Марина опасливо смотрела в воду, страшась, что вот-вот из воды вынырнет чудовище с головой акулы и проглотит Маринку… Но ничего страшного не произошло.

         

        Поравнявшись с вороной, Маринка спросила дрожащим голосом: — «Вы их съели? Они теперь внутри вас?»

        - «Я их съела, но они уже не внутри меня! Они уже далеко! Душа ведьмы — это сложный организм! Поэтому я смогла перемолоть их атакующие тела, выжала их силу, но их духовные тела, которые остались после всего, я отправила дальше, туда где им самое место!» — как-то сыто икая прокаркала ворона Варвара.

        Гигантская ворона и волк с Маринкой опустились на поляне перед деревьями, за которыми угадывался дремучий лес.

        Ворона ударила клювом по земле и словно обернулась огромной зеленой змеей с ярко горящими зелеными глазами. Это не было похоже на постепенное превращение, Маринке показалось, что кто-то как будто выключил выключателем образ вороны и включил образ змеи. Хоть змея была огромна и страшна, но внутренне Марина уже понимала, что это тоже баба Варя.

        - «Дальше идем очень осторожно и тихо!» — прошипела змея Варвара и продолжила: — «Чую, что после потерь на озере, враги выслали за нами погоню. Нам нужно успеть на другой край леса. Там есть огромный сухой дуб, под ним нора! В той норе выход в мир людей, в то место, куда нам надо! Этот лес не большой, мы должны успеть!»

        И змея неслышно заскользила между деревьями. Марина вжалась в волка и он неслышными перебежками помчался за змеей.

        По началу все было без происшествий. Лес как лес. Где-то пели птицы. Сквозь ветви деревьев пыталось прорваться солнце. Зверья видно не было. Марина даже расслабилась, воспринимая все окружающее как мирную красивую природу.

        Внезапно волк остановился, повернулся к Марине и махнул мордой в сторону. Там, куда показывал волк, Маринка сначала ничего не увидела. Но потом, приглядевшись, она увидела в дали на лесном холме две точки: рыжую и белую. Внезапно зрение Маринки словно само по себе приблизило эту картинку, и она увидела огромного красивого тигра, перед которым, склонивши лапы, стоял огромный белый волк или волчица. Марина не слышала о чем говорили эти, источающие нечеловеческую силу, звери, но была уверена, что тигр давал поручение белому волку или волчице найти их: бабу Варю и Маринку.

        - «Поспешим!» — прошипела змея и с невероятной скоростью рванула в лесную чащобу. За ней, без лишних разговоров, рванул волк с Маринкой на спине.

        В глазах Марины деревья замелькали и слились в одну сплошную зеленую массу.

        Пробежав какое-то время, волк снова остановился. По бесшумному мановению головы змеи он тихо скользнул с Маринкой на спине за поваленный ствол дерева и затих там. Чувствуя жуткую опасность, Маринка вжалась в шкуру волка как можно сильнее. Гигантская змея подползла к волку с Маринкой и притаилась рядом.

        Сначала ничего не происходило. Лес был тих и даже чем-то торжественен. Но скоро послышался шорох и на лесную тропинку выскочил огромный белый волк или волчица, Маринка так и не разобралась в этом.

        Белый зверь не смотрел по сторонам. Он шел, опустив голову и нюхал след, который он взял. Все ближе и ближе он подходил к поваленному стволу дерева, за которым притаилась гигантская змея, волк и перепуганная девушка.

        Еще мгновение и белая зубастая пасть уткнулась в поваленный ствол дерева.

        Дальше все произошло очень быстро: гигантская змея вынырнула из-за ствола и плюнула в белую волчью морду чем-то зеленым и вязким! Белый волк или волчица дико завизжал. Было видно, что змеиная слюна прожгла нос и глаза белого зверя и он ослеп. Зверь истошно визжал и крутился на месте как юла.

        - «Скорее! Не спать!» — прошипела змея и рванула в чащу леса. Волк с Маринкой на спине сорвался с места и старался не отставать.

        Наконец, через какое-то время, они выскочили на поляну, на которой рос огромный дуб. Он был очень старый и сухой. Огромные корни, словно каменные валуны, окаймляли его. И среди них Маринка смогла разглядеть темноту норы. Конец пути рядом!

        Когда гигантская змея и волк с Маринкой уже почти достигли дуба, где-то сбоку послышался оглушающе злой рык тигра. Марина повернула голову и увидела, как из леса им наперерез несется огромное рыжее чудовище, внешне очень похожее на тигра. Это и был тигр, только огромный. Его глаза горели черным злым светом, он жаждал расправы!

        - «Егор, ныряйте с Маринкой в нору. Я вас догоню!» — прошипела гигантская змея и свернулась словно пружина, ожидая приближение тигра. Это возымело действие, было видно, что тигр переключил свое внимание на змею.

        Волк с Мариной уже почти влетал в нору, когда огромный тигр настиг гигантскую зеленую змею.

        Марина обернулась и увидела следующую картину: огромный тигр прыгнул, раскрыв страшную зубастую пасть и выставив на лапах когти, которые были больше похожи на огромные ножи мясников, которые режут туши мяса на рынке. Еще мгновение и он вцепится в гигантскую зеленую змею.

        Но змея внезапно, как пружина выстрелила в сторону, пропуская мимо себя пролетающую тушу тигра, и, каким-то хитрым образом, в своем полете как хлыстом ударила хвостом тигра по морде, аккуратно в его правый глаз. Тигр взвыл, его правый глаз заплыл кровью, через всю морду тигра проходила красная кровавая полоса, которую оставил хвост гигантской змеи. Он попытался броситься на змею снова, но упал и стал тереть мордой о землю, так велика была его боль.

        - «Не дорос еще, тягаться со мной!» — прошипела змея и заскользила к дубу.

         

        Худощавый юноша по имени Антон сидел на берегу реки и ловил рыбу. Ему только недавно исполнилось 16 лет и его бабушка, верховная ведьма местного шабаша, разрешила ему поучаствовать в шабаше ведьм, который пройдет в ближайшее полнолуние.

        Антон усиленно готовился к этому дню, тренируясь в тех магических упражнениях, которые ему задала бабушка, и которые он должен был продемонстрировать ведьмам на шабаше.

        Вот и сейчас он не просто так сидел и ловил рыбу. Он пытался ловить рыбу на голый крючок, используя простейшие колдовские оморочки. Хоть и получалось у него с переменным успехом, тем не менее несколько карасей уже томились в ведерке с водой.

        Внезапно, Антон увидел, как зашумели деревья на противоположном берегу реки, их словно раздвинула невидимая сила и по воде в сторону Антона помчались два воздушных вихря, кружащихся и рычащих внутри себя словно смерчи.

        Достигнув берега неподалеку от Антона, вихри словно подплыли к нему по земле и замерли в двух шагах от юноши.

        Один вихрь был больше и выглядел устрашающе черным. Второй вихрь был светлее и явно уступал первому вихрю в мощи.

        Антон не особенно удивился. Он уже встречал духов, оседлавших ветер и гуляющих в виде вихрей или смерчей. Сейчас он бросит в середину вихря свой ножик, сила духа разрядится и вихри рассеются.

        Юноша неспешно достал перочинный ножик, разложил его и метнул в середину ближайшего кружащегося на месте вихря… Ножик исчез в середине вихря и через секунду вылетел оттуда назад, шлепнувшись к ногам Антона, словно его отшвырнула назад невидимая сила, сокрытая в воздушном вихре.

        Антон от удивления округлил глаза и открыл рот.

        - «Чего рот раззявил, малец? За бабушкой своей беги! Скажи Варвара её ожидает!» — очень четко раздался гневный женский голос из середины кружащегося на месте вихря.

         

        (Продолжение следует)

         

        Елена Сибирякова

         


          Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 4. Сердца трех. Продолжение.

          fon

           

          Виола Александровна Поросенец в свои 33 года была директором большого вино-водочного магазина. Начиная с должности секретаря директора местного вино-водочного завода, не имея высшего образования, Виола Александровна не брезговала возможностью служебных романов, включая директора завода, чтобы шагать по карьерной лестнице. Ни на кого в этой жизни она не могла положится, кроме как на себя любимую и на красное вино, которое всегда дарило ей хорошее настроение и стимул в жизни.

          Родители Виолы Александровны, почувствовавшие на себе все невзгоды репрессий сталинского режима, после освобождения, нашли себе душевное успокоение в закрытой от постороннего глаза секте баптистов. Маленькой Виолетте был не ясен такой странный выбор родителей, но жесткие нравы в семье не позволяли ей спорить. И она понимала, что в жизни у неё будет всего два пути: уйти тропой родителей в секту или пробиваться в жизни самостоятельно.

          Секта ей претила с самого начала и от бубнения странных молитв её тошнило. А чтобы пробиться в жизни самой Виоле нужны были возможности. Которых не было.

           

          Судьбу Виолы Александровны решил случай. Однажды, когда Виолетте было 18 лет, на свадьбе своей подружки она познакомилась с молодым, уже состоявшимся в жизни мужчиной. Не познакомиться с ним она не могла, так как играла на свадьбе роль дружки невесты, а молодой человек был шафером жениха.

          Это был директор одного из винодельческих совхозов Молдавии, Владимир Снегуряну, приехавший к другу на свадьбу.

          Приехал он не один, а со своей мамой. Явно строгой женщиной, с цыганскими чертами лица и одетой в темные одежды. Она гордо восседала за столом, ни с кем особенно не общаясь.

          А ее сын, Владимир, наоборот, болтал без умолку, подливал Виоле вино и рассказывал о себе, вине и бескрайних налитых солнцем молдавских виноградниках.

          Виолетта слушала, пила вино и понимала, что встретила свою судьбу.

          Больше самой себя Виола любила только вкусное вино. Это передалось ей от деда, который, как говорили, работал при царском режиме в ресторане, отвечая за приобретение и подачу в ресторане хороших вин. Иностранное слово «сомелье», как в те времена называли её деда, прочно засело в подсознании Виолы.

          И, через несколько месяцев, в одном из солнечных районов Молдавии отгремела пышная свадьба директора совхоза и юной Виолетты, которая решила, что словила удачу за хвост и теперь её жизнь будет сплошной мед с вином.

          Это было наивным заблуждением.

          Первое, с чем столкнулась Виола, оставшись жить с мужем, это была её свекровь.

          Жесткая сухая женщина с черными бездонными глазами, Аника Снегуряну, через неделю после свадьбы, в теплый воскресный день усадила Виолетту перед собой и сказала:

          - «Если ты думаешь, что тебя выбрал мой сын, то ошибаешься. Тебя выбрала я! Мой сын выполняет все, что скажу я! Захочу я и он тебя озолотит, захочу и сегодня же зарубит топором. Это я тебе говорю для того, чтобы ты понимала, что ты здесь зависишь только от меня. Я ведьма, одна из самых сильных в моем шабаше. Но я стара и скоро уйду на покой к моим Хозяевам. Мне нужна преемница и ты ею станешь! Или умрешь! Выбирай. И знай, что эти тайны я за порог дома не выношу. Мне проще тебя убить, чем решать последствия твоего длинного языка…» — Аника тихо засмеялась.

          Виолетта сидела не жива, не мертва. Она не знала как реагировать на слова свекрови. Первые мысли, которые родились у Виолы это, что свекровь сумасшедшая и нужно срочно поговорить с мужем.

          Словно прочитав мысли Виолетты, Аника изменилась в лице и зло прошипела:

          - «Считаешь меня сумасшедшей? Что ж, сейчас я тебе кое-что покажу. Это станет тебе уроком и началом твоего обучения.»

          С этими словами Аника встала и глянула Виоле прямо в глаза.

          Виолетта услышала шум в ушах, голову словно обложили ватой, а тело перестало слушаться, словно парализованное.

          Не сводя с неё глаз, Аника приказала Виоле раздеться до гола. Виолетта выполнила приказание свекрови, чувствуя себя деревянной куклой из кукольного театра, которую дергают за веревочки.

          Через некоторое время в комнату вошел муж Виолы, Владимир. Казалось, он не был удивлен тому, что происходило, и молча встал рядом с Виолеттой.

          - «Возьми её за руку!» — приказала сыну молдавская ведьма.

          Затем, она взяла со стола пустую эмалированную кружку и сунула её себе под юбку… До присутствующих в комнате донесся специфический журчащий звук, словно струя воды лилась в железную посудину.

          Несмотря на паралич тела и туманность сознания, Виола понимала, что это не струя воды, а моча. И от дурного предчувствия у Виолы начала кружится от тошноты голова.

          Ведьма вытащила из под своего платья кружку, полную желтой жидкости, и стала водить над нею рукой, что-то при этом приговаривая. На секунду Виоле показалось, что моча в чашке начала ходить водоворотом. Но через мгновение, в чашке снова все было спокойно.

          - «Пей!» — ухмыляясь сказала Аника, протягивая кружку Виолете. – «Не бойся, я три дня ничего не ела и пила только особенное вино. Пей. И мои бесы зайдут в тебя. Ты станешь их еще одним домом. А потом, когда я умру, ты станешь для них домом единственным и неповторимым. Пока, как и я, не найдешь себе преемницу.»

          Как бы внутренне не сопротивлялась Виола, как бы её не тошнило, но руки сами взяли кружку, механически поднесли к её рту и бабкина желтая жидкость проникла в Виолетту.

          - «Отныне моя печать и печати моих бесов на тебе! И отныне твое ведьминское имя будет Ника!» — торжествовала молдавская ведьма.

          Такого морального и физического насилия Виолетта в жизни еще не испытывала. Но это было только начало.

          После того, как Виола выпила содержимое кружки, молдавская ведьма приказала ей развернуться к мужу спиной и встать на пол на четвереньки. Затем, Аника приказала своему сыну, чтобы он вступил в половую связь со своей юной женой в «собачьей позиции» прямо перед наблюдающей за ними молдавской ведьмой.

          Это должна была стать первая в жизни Виолы половая связь. В ночь свадьбы и почти целую неделю после неё Владимир не смог выполнить свои обязанности супруга по причине не оканчивающегося алкогольного опьянения. И только сегодня, словно по мановению волшебной палочки, он встал утром практически трезвым и заявил, что празднование свадьбы завершено и он готов исполнять свои супружеские обязанности.

          - «Мне нужно закрепить доминирование моих бесов над тобой. Поэтому, через мою кровь, через моего сына, они возьмут тебя и будут доминировать над тобой!» — ухмыльнулась Аника.

          Виола не знала сколько прошло времени с момента, когда её муж, словно одержимый бешенный зверь, насиловал её в задней позиции. Когда она закрывала глаза, чтобы справиться с болью, перед её взором оказывались странные и страшные существа, внешне похожие на смесь горилл и гиганских (в рост человека) мохнатых ос, которые вместо мужа насиловали её как только было можно. Пол под Виолой был весь в крови, столь грубое лишение девственности вызвало у неё сильное кровотечение.

          Когда все было кончено, Аника подошла и стала собирать кровь Виолы с пола и размазывать её по телу юной изнасилованной преемницы молдавской ведьмы.

          - «Ты будешь теперь каждую неделю кормить своей кровью бесов. Размазывая её по своему телу. И мне все равно откуда ты будешь её брать: из разрезанных ран или из кровотечения женских дней.» — сказала Аника и, протянув Виолетте пустую кружку, добавила: — «Писай сюда. Сейчас.»

          Обессиленная Виола, выполняя роль послушной деревянной куклы какого-то страшного кукольного театра, без сопротивления справила малую нужду в кружку, уже предугадывая, что страшная ведьма потребует от Виолы выпить эту, уже её, мочу,

          Так и произошло. Когда, голая и измазанная кровью Виола, не чувствуя тела, пошатываясь как раб выпила свою мочу, Аника хлопнула в ладоши и сказала:

          - «Круг замкнулся. Отныне тебе из него только один выход: смерть.»

           

          Со временем, Виола привыкла к своей новой действительности. Свекровь учила её своей магии, учила работе с бесами, учила входить людям в их сны и менять их судьбы, учила воровать здоровье и блага, закрывать людям пути. Учила Виолу секретам проводить шабаши, правильно приносить жертвы, оборачиваться кем хочешь и наводить морок. И убивать, убивать магией не только людей, но и таких же ведьм, как и сама Аника. Платой за обучение и работу бесов была её кровь и обязанность раз в месяц, на полную Луну, выпивать стакан своей мочи.

          Виола не знала: можно было ли научиться магии по другому или такой отвратительный метод обучения был личным изобретением её свекрови. Но и никаких других примеров обучения магии она не знала. И, самое главное, у Виолы все получалось. Она оказалась одаренной ученицей и преемницей. Бесы выполняли её команды, все колдовские обряды реализовывались «на ура», а местные ведьмы, которые были слабее её, уважительно называли Виолу «дочь Дьявола». Со временем, Виолетта вошла во вкус и уже не представляла себя и свою жизнь без магии, которой её научила молдавская ведьма.

          А потом, ведьма Аника умерла. Бесы окончательно перешли к Виоле и первое, что она сделала, это убила быстрой порчей своего, уже ставшего к тому времени глубоко ненавистным, мужа. Вся боль совместной жизни выплеснулась в её гневе, когда он, директор совхоза, случайно заживо сгорел на внезапно вспыхнувшем пожаром винном складе. И то, что вместе с бесами к Виоле перешел дух мертвой Аники, не помешало Виолетте расправится с кровью Аники в виде её сына так, как она считала нужным.

          Став вдовой, Виола быстро продала дом и вернулась на родину. Совместных детей у неё с мужем не было и она чувствовала себя абсолютно свободной от каких-либо обязательств.

           

          Прибыв на родину, первое, что сделала Виола это поработила магией волю своих родителей и родственников. Никто и ничего больше не смел ей сказать поперек, слово Виолетты отныне стало в семье её родителей главным.

          Затем, Виола дождалась полнолуния, намазала себя своей кровью, достала метлу, сделанную из особого дерева на кладбище, надела на себя маску из особой белой ткани, призвала мертвых ведьм: свою наставницу Анику и её родовых мертвых наставниц, открыла окно и, обернув себя в фиолетового цвета балахон, который достался ей от Аники, изнутри подшитый заплатками из Бог знает каких саванов, исчезла из материального мира живых … Если бы кто-то находился в этот момент в комнате Виолы, то он бы увидел такую картину: вот Виола стоит в балахоне, вот на мгновение вместо неё смазанное черное пятно и вот уже в комнате никого нет.

          Но на самом деле она в комнате была, просто её никто не видел. Обернутая мертвыми ведьмами, поддерживаемая бесами, Виола легко вылетела на улицу сквозь окно на своей мертвой метле.

          Она летела на шабаш. Не на какой-то конкретный. Она летела на любой шабаш или любые шабаши, которые она встретит по пути в эту ночь. Виола хотела заявить о себе перед другими ведьмами и их Силами, показать себя и получить свои права ведьмы самого сильного шабаша, контролирующего территории, к которой относилась и та местность, где она теперь проживала.

          Ту ночь полнолуния запомнили многие шабаши ведьм. Когда из мрака ночи явилась молодая дерзкая ведьма и вызывала на статусный поединок многих матерых ведьм, главенствующих на их шабашах. Побеждая каждую главную ведьму на их шабашах или чувствуя себя равной ей по силе, Виола оставляла такой шабаш и летела дальше. Пока не оказалась на шабаше, где главенствовала ведьма такой силы, какую Виолетта в жизни еще не видела.

          Так она стала младшей ведьмой в шабаше из четырех ведьм. Оказалось, что этот шабаш был самым сильным не только в округе, но и далеко за его пределами. Потому что пределов магической силы королевы этого шабаша ни Виола, ни остальные ведьмы пока не видели.

          Получив статус в ведьминых кругах, Виолетта устроилась работать секретарем на вино-водочный завод. Конечно, это произошло не без помощи магии и Виоле пришлось убить порчей, реализованной через несчастный случай, работающую на заводе секретаршу. А дальше, со временем, Виола стала директором, а по сути хозяйкой, фирменного вино-водочного магазина от того самого завода, где она еще относительно недавно работала секретарем.

          Через этот магазин Виола не только обогащалась деньгами за счет продажи «левого» товара, но и выполняла разные важные поручения шабаша, связанного как с поставками вина для обрядов шабаша, так и с обработкой магией всей продукции магазина, которая поступала в продажу. Люди даже не догадывались, что употребляя заколдованные вина и водку, они открывали свои души и жизни этим ведьмам и их бесам, которые могли воспользоваться этими открытыми «дверями» для своих любых нужд, когда это было бы им необходимо.

          Параллельно всем колдовским делам, получив за взятки отдельную трехкомнатную квартиру, приобретя новенький автомобиль марки Москвич и купаясь во внимании разных богатых, важных, нужных и просто красивых мужчин, Виола почувствовала себя полноценной хозяйкой жизни.

          Правда, ненадолго. В их шабаш влилась еще одна молодая ведьма. Она стала пятой в их шабаше и, соответственно, младшей ведьмой. Новая ведьма оказалась прыткой и стала, практически, наступать Виоле на пятки, пытаясь её обойти и вернув Виолу в статус младшей ведьмы. Виолу, разумеется, это не устраивало. Может быть раньше ей и было бы все равно. Но не сейчас, когда она стала такой эффектной мадам.

           

          Итак, Виола Александровна находилась у себя дома и ждала особую гостью, чтобы её убить. Да, речь шла про ведьму Варвару.

          Виола сама инициировала передачу адреса своей квартиры колдуну Валерию и потом убила его порчей, реализованной через случайное убийство при задержании опасных преступников.

          Сделала она это по своей личной инициативе, не ставя в известность других ведьм своего шабаша. Она хотела преподнести королеве шабаша смерть ведьмы Варвары как дар, навсегда закрепив за собой статус старшей ведьмы.

          Когда колдун Валерий погиб и его душу привели в темницу мертвых душ шабаша, королева этого шабаша все поняла и быстро вышла на связь с Виолой.

          - «Ты сделала это без моего согласия. Тебе и нести ответственность. Если у тебя все получится, то ты станешь старшей ведьмой. А если нет, то посмотрим…» — сухо отозвалась в сознании Виолы королева шабаша.

          - «Как у меня может не получится? Наш шабаш самый сильный…» — начала было Виола, но королева шабаша перебила её:

          - «Шабаш здесь тебе помочь не может! Ты сделала это без моего согласия и запустила реализацию эпизода будущего так, как хочешь ты, а не шабаш! Вы, мои ведьмы, должны были навести на эту строптивую бабку моих новых демонов, а вместо этого ты самолично решила выпендриться! Шабаш может тебе помочь только если я дам на это согласие. А если я дам, то я тогда вынуждена буду согласиться с твоей волей, которая запустила этот процесс с колдуном Валерией. И это будет значить, что я теперь подчиняюсь твоей воле, а не ты моей, и что я больше не королева шабаша! Так что ты сама заварила эту кашу, сама теперь и расхлебывай! И победа и поражение теперь только в твоих руках!..»

          Когда голос королевы шабаша пропал из головы Виолы, она сказала сама себе, что справится и не подведет свою королеву.

          Однако, магия магией, порчи порчами, а приготовить дополнительные средства нападения в столкновении со старой, но опытной, ведьмой было бы не лишним. Виола это понимала.

          В прихожей она поставила банку обработанного магией раствора спирта с керосином и чем-то еще едким, чтобы первым делом вылить содержимое банки бабе Варе прямо в глаза. А потом, добить её уже исключительно магией.

          Под половичками вне квартиры и внутри квартиры Виолетта нарисовала смесью могильной земли и особой черной соли нужные ей магические печати, чтобы ослабить и парализовать любую ведьму, которая наступит на них ногой.

          Встречать старуху Виола решила в красивом длинном синем платье с пояском вокруг пояса, в который за спиной сунула свой видавший всякое колдовской нож. Нанизав на шею, уши и пальцы дорогие украшения, Виола хотела выглядеть эффектно во время своего триумфа.

          Что же, Виола готова, трепещи старая дрянь!

           

          Внезапно в дверь позвонили. Виолетта глянула ведьминым взором и поняла, что за дверью стоит неизвестная ей ведьма…

          Получилось! Бабка клюнула! Это она явно закрывается! Восторг близкой победы волной накрыл Виолу.

          Она протянула руку к двери и замок открываясь щелкнул.

          Ей бы посмотреть перед этим в глазок. Но Виола этого не сделала умышленно, считая, что ведьма Варвара может попытаться навести на неё морок, чтобы Виола не смогла видеть Варвару в реальности, а могла видеть только через глазок двери. Пришлось бы тогда вырывать глазок из двери, бегая как с ним в глазу как с моноклем, или ловить старуху сканируя пространство «ведьминым ощупом».

          Когда замок щелкнул дверь внезапно распахнулась и в Вилу, перепрыгивая через оба половичка, врезалась какая-то женщина, одетая в черное с ног до головы. Это была не ведьма Варвара…

          Виола не выдержала толчка и обе женщины упали на пол прихожей.

          Незнакомая женщина спохватилась первой и прямо на полу принялась душить Виолу, руки у неё оказались на удивление сильными.

          Хрепя от удушья Виола вытащила левой рукой свой нож из-за спины и ударила им незнакомку наугад в район печени.

          Связка женщин распалась. Они поднимались с пола тяжело дыша и с ненавистью смотря друг на друга.

          - «Кто ты такая?» — держась одной рукой за горло прохрипела Виола.

          - «Я ведьма Ольга. Жена колдуна Валеры, которого ты убила своей порчей. Его жизнь была под моей волей. Ты его убила, подавив мою волю. Теперь я убью тебя, чтобы вернуть свою власть над его душой, пусть и мертвой.» — прошипела женщина в черном, держась правой рукой за окровавленный бок.

          Внезапно ведьма Ольга махнула окровавленной рукой сначала в сторону банки с едким раствором и затем в сторону Виолы. Банка сорвалась с места и полетела прямо в голову Виоле, в полете разворачиваясь и грозя вылить содержимое ей на лицо. Без пяти минут старшая ведьма инстинктивно выставила вперед руку со своим ведьминым ножом и банка, ударившись о нож, лопнула, окатывая голову и лицо Виолы едкой жидкостью.

          Виолетта взвыла и, выронив нож, схватилась за лицо. В прихожей распространился специфический едкий запах паленой кожи, керосина и чего-то химического.

          Ведьма Ольга вынула из складок своего черного платья коробок спичек.

          - «Этим коробком Валера последний раз в жизни подкуривал, как раз на том проклятом последнем задании. Думаю, он не будет против.» — сказала Ольга и чиркнула спичкой о коробок…

          Без пяти минут старшая ведьма самого сильного шабаша в регионе, «дочь Дьявола» и просто молодая, но перспективная директор вино-водочного магазина, Виола Александровна Поросенец вспыхнула как сухая солома, в своем красивом синем платье и эффектных драгоценностях. Истошно крича и ударяясь о стены, она, словно живой факел, на ощупь выскочила из своей квартиры в открытую дверь и, ступив на ступеньки, кубарем покатилась вниз по лестнице, по пути ломая себе руки, выворачивая ноги, окончательно теряя сознание от болевого шока.

           

          Спустя два часа в больничную палату, где лежала Виола, вошла королева шабаша.   Разумеется, никто из больничного персонала её не видел, благодаря сильной оморочке.

          Виола выглядела очень плохо: её лицо и голова сильно обгорели, руки и ноги были в гипсе, а сама Виола пребывала в бреду.

          Королева шабаша в духе быстро нащупала душу и сознание своей подчиненной и задала в них вопрос:

          - «Где твое сердце? Я могу тебя исцелить, но мне нужно твое сердце. И ты навсегда останешься в нашем шабаше младшей ведьмой. Согласна?»

          - «Согласна!..» — донеслось из сознания Виолы и продолжилось: «Сердце осталось дома… В моем ноже!..»

           

          Ведьма Ольга, истекая кровью, в полуобморочном состоянии сидела рядом с железнодорожными рельсами. В метре от неё на рельсах лежал нож. Тот самый, в котором Виола на духовном уровне спрятала свое сердце. Ольга ждала, когда пройдет поезд и нож под весом его колес разломится. Тогда Виола умрет и Ольга победит, освободив душу Валеры. Тогда можно и умереть самой… Главное не умереть раньше, ведь тогда она и Виола окажутся в равных позициях в загробном мире, что было для ведьмы Ольги не желательно.

          Поезд появился неожиданно и как неминуемая судьба промчался мимо, шумно громыхая колесами по рельсам. Падая в забытье, ведьма Ольга успела увидеть как переломился надвое, лежащий на рельсах ведьмин нож. И где-то в больничной палате дико вскрикнув испустила дух без пяти минут старшая ведьма самого сильного шабаша в регионе, «дочь Дьявола» и просто молодая, но перспективная директор вино-водочного магазина Виола Александровна Поросенец.

          А старая, но все ещё сильная, черная ведьма Варвара открыла глаза и улыбнулась всему, что она смогла увидеть глазами ведьмы Ольги…

           

          (Продолжение следует)

           

          Елена Сибирякова


            Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 4. Сердца трех. Продолжение.

            1311371002_fire-demon-girl

             

             

            Резкий звонок в дверь разбудил ведьму Варвару, задремавшую в кресле.

            Медленно вставая, баба Варя автоматически глянула на часы: шесть утра. Однако, как же это она умудрилась уснуть в кресле и проспать «без задних ног» целых три часа в такой напряженной обстановке.

            Подходя к двери Варвара невольно остановилась. Она уже знала, кто за дверью. Ведь Духи, обслуживающие ведьму, работают по считыванию информации достаточно хорошо, даже если своей личной силой ведьма не может пробиться за стену чужого морока или магической защиты.

            И, тем не менее, баба Варя, словно перепроверяя полученную в духе невероятную и странную информацию, глянула в глазок. После чего, открыла дверь.

            На пороге стояла женщина лет 35, высокая статная брюнетка. Одета она была в черное платье почти до пят, на голове была повязана черная косынка. Лицо было бледным, губы сжаты в линию, а в зеленых глазах сверкало бешенное пламя.

            Это была ведьма Ольга, жена колдуна Валерика, занимавшего ответственный пост в УВД. Молодая и не очень опытная ведьма, которая, впрочем, имела прекрасный потенциал роста, а также быстро и успешно училась колдовскому ремеслу.

            Одного взгляда на Ольгу было достаточно, чтобы понять, что случилась беда. И для бабы Вари Ольга была нежданным гостем.

            Ведьма Варвара молча впустила брюнетку в прихожую и закрыла дверь.

            - «Он мертв. Убит в перестрелке с какими-то бандитами. Остальные его сотрудники живы. Сказали, что ему случайно пула попала в голову… Случайно… Я была на опознании…» — сухо и медленно проговорила Ольга и внезапно быстро продолжила: «Варвара, я не чувствую мертвую душу Валеры! Сначала я думала, что это твоих рук дело, но не нашла твоих следов в духе его мертвого тела. Зато нашла чужие следы, старые и новые, и они под сильным мороком, под сильной защитой! Ты знаешь в чем дело, скажи, кто его убил?»

            - «Бандит его убил, случайно. Ты ж сама сказала!» — так же сухо проговорила баба Варя.

            Ведьма Ольга медленно вытащила сложенный в четверо листок бумаги и протянула Варваре: «Там написано, что ты знаешь!»

            Баба Варя развернула листок, на котором непонятными для обычного человека буквами, больше похожими на кривых человечков и глумливые рожицы, было написано: «Если я внезапно умру, то Варвара знает!»

            Ведьма Варвара вернула Ольге листок, с надписью, исполненной тайной ведьминской грамотой, и сказала: «Пойдем пить чай!»

             

            Через четверть часа за кухонным столом сидели трое: черная ведьма Варвара, ведьма Ольга и полусонная совсем ещё не ведьма Маринка.

            Разлив всем чаю, ведьма Варвара мрачно обратилась к Маринке: «Послушай меня, деточка, у нас начались серьезные потери и я вынуждена ускорить твое обучение. Если, конечно, ты хочешь жить. Вопрос о том, заниматься тебе колдовским ремеслом или не заниматься, уже даже не стоит. Поняла?»

            - «П-поняла!» — заикаясь, выдавила из себя Марина.

            - «Теперь, ты …» — баба Варя повернулась к Ольге: «Разве ты не понимаешь, где его душа? У них она! У тех, кто колдовством убил твоего Валерика, чьи духи создали ему ситуацию в реальности, ввели его в эту ситуацию, в этой ситуации пулю направили ему прямо в голову и обеспечили его смерть от пули!»

            Выдержав паузу, Ольга сказала: «Валера был сильный колдун! Он честно служил свою колдовскую службу Хозяевам в мире людей и в мире духов! Как это так, что какие-то духи влезли в пространство Валеры, изменили его судьбу и убили его? Почему эти духи не испугались Хозяев? Почему Хозяева не защитили Валеру? Или Хозяева продали его кому-то?..» Ольга запнулась, глотая слезы.

            Тяжело вздохнув, ведьма Варвара посмотрела на Ольгу и Маринку, после чего монотонно начала: «Напоминаю тебе, Ольга. А ты, Маринка, слушай внимательно и запоминай. Когда ведьма убивает колдовством обычного человека, то его душа оказывается во власти ведьмы и её духов. И они распоряжаются тем, где будет эта мертвая душа и чем она будет заниматься дальше. То же самое происходит, когда обычного человека убивает обычным убийством другой обычный человек. Только обычный человек не видит мертвого убитого и не знает, что он рядом, от чего впоследствии у убийцы возникают проблемы. Когда ведьма убивает колдовством ведьму, с душой мертвой ведьмы происходит то же самое, что и с душой обычного человека, убитого ведьмой, она попадает в рабство к ведьме убийце и её духам. Исключение, если за мгновения до своей смерти умирающая ведьма или колдун успеет сказать особые слова, освобождающие от уз чужого рабства и передающие умирающую душу колдуна или ведьмы в распоряжение Хозяев, которым колдун или ведьма служили службу при жизни. Также, нужно помнить, что главная разница между колдовским убийством обычного человека и ведьмы заключается в том, что для убийства обычного человека достаточно согласия Хозяев, как Силы, которой служит службу ведьма. А для колдовского убийства ведьмы ведьмой нужно не только согласие Хозяев ведьмы, которая собралась убить другую ведьму. Но и сломить колдовскую волю и власть той другой ведьмы, которую убивают, а значит сломить волю и власть Сил той ведьмы, которую убивают! Хорошо, когда Силы и высшие Хозяева ведьм одинаковы или из одной духовно магической системы. Тогда идет только противостояние воли двух ведьм и их духов, в лоне одной духовно магической системы. А вот если Силы и высшие Хозяева обоих ведьм не просто разные, но и вообще из разных и даже конкурирующих между собой духовно магических систем, то идет противостояние не только воли двух ведьм и их духов, но и противостояние двух Сил и их духовных систем!»

            Баба Варя отхлебнула чая и продолжила, глядя на Ольгу: «Волю Валерика и его духов победил шабаш из трех сильных ведьм. Ты сама знаешь, какие бывают тройки шабашей. Поэтому, они и смогли изменить его судьбу и убить его, принеся в жертву Силам. Высшие Хозяева и Силы похоже у нас с ними одинаковые. Думаю, нужно сходить Вниз и …»

            - «Я ходила Вниз!» — перебила Ольга Варвару: «Его там нет! И никто санкций не давал на его умерщвление! Никто никаким нашим Силам и наших высшим Хозяевам Валеру в жертву не приносил! Он исчез! Это чужие, Варвара, чужие!» Ольга резко встала и подошла к окну, сложив руки на груди.

            - «Ну что же …» — баба Варя кряхтя повернулась к окну и Ольге: «Чужие значит! Интересно! Немцы что-ли? Фройляйн с Блоксберга?»

            - «Нет, я звонила Роберту Генриховичу. Говорила с ним и читала его в духе. У немецких ведьм другие следы!» — глядя в окно сдавленным голосом сказала ведьма Ольга.

            - «Ты видела, что у меня над моей дверью на потолке лестничной клетки?» — внезапно спросила Ольгу Варвара.

            - «Видела спящих духов в виде пауков и ход в бездну… Такой же ход, но без пауков я обнаружила над дверью нашей квартиры… Уже после того, как Валеры не стало. Ход не отслеживается, я пробовала.» — ответила Ольга, продолжая безучастно смотреть в окно.

            - «Валерик звонил мне в три часа ночи, сообщил адрес одной из ведьм шабаша. Только я думаю, что адрес подставной.» — холодно сказала баба Варя.

            - «И в четыре часа ночи его не стало… Варвара, дай мне этот адрес!» — Ольга взглядом, в котором безумно металось пламя ведьминской мести, впилась ведьме Варваре в глаза: «Ну и пусть адрес подставной, там же есть кто-то, кто ждет! А значит этот кто-то, кто там живет, знает тех троих, кто колдовством убил моего Валеру! Я выдавлю из того, кто там живет все, что он знает!»

            - «Это ловушка, Оля! Там могут быть подставные ведьмы или колдуны!» — Варвара нахмурилась: «Ты можешь там пострадать или даже погибнуть. Видишь, они убили Валерика! Зачем? А затем, что они убирают все возможные препятствия раз и навсегда! Они утверждают свою волю и волю своих Сил, и не хотят неожиданностей!»

            - «Дай мне адрес, Варвара! Что они мне могут быстро сделать? Гипнозу я не подчиняюсь. Быстрой порчи на меня им не навести, даже глаза в глаза. Разве что убийца будет там сидеть, так я знать об этом буду еще до того, как в дверь позвоню. И случайный кирпич на голову мне не упадет, я об этом позабочусь.» — Ольга сверлила бабу Варю огненным взглядом.

            - «Бабушка Варя, а почему нельзя честно поехать на тот адрес и честно поговорить с человеком, который там живет? Зачем так себя накручивать? Или взять крепких ребят, у меня есть знакомые самбисты, чтобы они по-мужски поговорили с тем, кто там живет? Не будут же убивать всех нас, если мы придем все вместе на тот адрес?!» — в разговор встряла Марина.

             

            Ведьма Варвара с удивлением обернулась к Марине и уставилась на неё как на тупой деревянный пенёк, который внезапно заговорил, а Ольга только печально улыбнулась наивности Маринки.

            - «Маринка, если бы все вопросы с ведьмами и конфликты между ведьмами можно было бы решить с помощью методов, обычных для простых людей, например: дать по голове, отрезать конечности, в конце концов убить физически своими руками, то это были бы не ведьмы!» — мрачно сказала баба Варя и продолжила: «Спалить ведьму на костре, застрелить её, отрезать ведьме голову, поломать руки ноги. А что дальше? Если в такой смерти ведьмы нет чужого колдовства, а просто ненависть обычных людей, то после такой смерти ведьма начнет жрать всех, кто её убивал. Потому, что её дух, по общему правилу, будет рядом с её убийцами и дух даже мертвой ведьмы будет сильнее чем души живых людей, которые её убивали. И потому, что такое окончание своей жизни ведьма будет считать волей и распоряжением её высших Сил и Хозяев! Понимаешь? Нельзя просто убить ведьму, просто по-человечески, и считать, что вопрос решен! Это не решение вопроса, потому что это не победа над ведьмой, воля ведьмы не будет сломлена. Нельзя просто убить ведьму, просто по-человечески, без участия колдовства, просто ещё и потому, что если такая смерть не согласована с высшими Силами ведьмы и её Хозяевами, то ведьма не умрет, как бы её не преследовали. Если конечно это ведьма, а не фокусница из цирка. Ведьму нужно убивать колдовством, и уже духи, которые принимают в этом колдовстве участие, выбирают как именно будет реализовываться порча на смерть, в том числе: через несчастный случай, через бандитский выстрел или удар ножом, через что угодно!..»

             

            - «Варвара, я хочу к своему Валере, где бы он ни был! И если я там погибну от колдовства тех ведьм, я все равно выиграю, потому что окажусь возле своего мужа… Пусть и вечном плену, зато рядом …» — Ольга перебила бабу Варю и замолчала.

            Тяжело вздохнув, ведьма Варвара запустила руку в карман халата и выудила оттуда листок с записанным адресом. Быстро прочтя адрес, Ольга вернула листок бабе Варе и пошла в коридор по направлению к входной двери. Баба Варя тяжело переваливаясь пошла за ней. Маринка, ошарашенная всем услышанным, боялась даже пошевелиться. Настолько все звучало страшно и одновременно невероятно.

            Остановившись у двери, ведьма Ольга обернулась к Варваре и сказала: «Спасибо тебе Варвара! Если я что-то узнаю, но буду умирать от их колдовства, я все скажу Мохнатычу, и умирая пришлю его к тебе. Он все тебе расскажет.»

            - «Ладно, Оля. Посмотрим. Удачной тебе охоты, черная лисица!» — голос ведьмы Варвары был ровным и Марине из кухни даже показались в нем нотки уважения бабы Вари к Ольге.

             

            Когда дверь за ведьмой Ольгой захлопнулась и баба Варя вернулась на кухню, Маринка спросила: «А кто такой Мохнатыч?»

            - «Это дух, помощник ведьмы. Их много, и они бывают разные. С одним из таких духов ты сейчас познакомишься. Мне нужно быстро научить тебя видеть то, чего не видят другие. Времени на долгое обучение у нас нет.» — мрачно сказала баба Варя.

            После чего, ведьма Варвара налила в чашку воды, проткнула иглой себе палец, прополоскала его в этой чашке с водой, после чего дала чашку Маринке и приказала пить.

            - «Но ведь это вода в которой ваша кровь?!» — попыталась начать разговор Маринка. Ей не очень хотелось пить воду с бабкиной кровью.

            - «Да, в ней моя кровь. Кровь ведьмы. Как еще я могу быстро передать тебе одного из моих духов помощников как не через свою кровь? Ты знаешь другой способ?» — холодно спросила Марину баба Варя.

            - «Нет, не знаю!» — выдавила из себя Марина.

            - «Тада, пей!» — рявкнула ведьма Варвара и Марина выпила воду залпом.

            Затем, баба Варя приказала Марине подойти к окну, смотреть в окно и если в окне или в голове Марины будет происходит что-то необычное, то Марина должна была сразу об этом говорить Варваре.

            Сначала ничего интересного ни в голове, ни в окне для Марины не происходило. За окном было обычное утро, виднелся двор хрущевки, туда-сюда сновали люди по своим делам, дети шли в школу, бабушки сплетницы уже собирались на свою любимую скамейку.

            Внезапно, Марина почувствовала, как по спине пробежала волна мурашек и волосы встали дыбом. Затем Марине показалось, что в волосах кото-то копошится. Она повернулась к бабе Варе, но та сидела за столом и внимательно смотрела на Марину. Взгляд Варвары говорил о том, что все идет как надо.

            Копошение в волосах Марины прекратилось и вдруг появилась странная легкость сознания, словно даже сознание стало тормозиться и раздваиваться.

            - «Я схожу с ума!» — подумала Марина.

            - «Не, это я устраиваюсь!» — в голове Маринки прозвучал мужской бас.

            От неожиданности Марина крикнула и одновременно подпрыгнула на месте, чуть не ударившись в окно.

            - «Кто ты? Ты кто? Ты где? Я сошла с ума!» — Маринка стала в истерике поворачиваться в разные стороны, словно пытаясь увидеть хозяина мужского голоса.

            Сильные руки ведьмы Варвары схватили Маринку за плечи и глядя Марине в глаза баба Варя сказала: «Марина, все хорошо. Ты не сошла с ума. Ты слышишь голос духа, который будет помогать тебе видеть то, чего не видят другие. Его зовут Егор. Можешь общаться с ним мысленно, необязательно орать вслух! Он услышит тебя и так. А теперь поворачивайся к окну и смотри в окно.»

            Под взглядом ведьмы Варвары Маринка успокоилась и повернулась к окну.

            Немного постояв у окна, Маринка мысленно задала вопрос невидимому Егору: «Егор, ты здесь?»

            - «А где ж мне еще быть то?» — пробасил голос в сознании Марины: «Ну что, будем потихоньку шторку твою открывать? Начнешь видеть, что сокрыто.»

            - «Будем» — мысленно сказала Марина и вдруг почувствовала, что у неё что-то происходит со зрением.

            Мир перед глазами Марины начал раздваиваться и на уже существующую материальную действительность стала накладываться странная, сначала прозрачная, а затем все более четкая картинка, наполненная удивительными вещами.

            Внезапно Марина увидела, что в чистом утреннем небе носятся странные существа, в самом небе были видны разной величины черные дырки черного цвета, какие-то линии, а внизу люди, которые спешат по своим делам, несли на своих спинах или плечах странных страшных человечков, которые сидели на людях с видом превосходства и гордости. Даже возле детей, которые шли в школу, крутились такие же страшные человечки, которых от детей отгоняли словно полупрозрачные люди. Марине показалось, нет она даже почему-то знала внутри себя, что эти полупрозрачные люди — это мертвые родственники этих детей.

             

            - «Прекрасно! Ты начинаешь понемногу видеть то, чего не видят обычные люди!» — довольным голосом над ухом Марины рявкнула баба Варя: «Тебе предстоит научиться отличать то, что реально отображено в духе, от чужого морока и галлюцинаций, наведенных чужой волей! Самое первое правило правдивости того, что ты видишь в духе, это дальнейшая реализация увиденного в реальной материальной жизни или привязка духовного к материальному. Например, смотри…»

            С этими словами Варвара показала Марине на цветок герани, стоящий на окне. Маринка присмотрелась и увидела, что вокруг цветка и листьев зеленоватым и розоватым цветами светились словно вторые полупрозрачные цветы и листья, только большего размера.

            Варвара взяла руку Марины и поднесла к цветку. Марина с удивлением обнаружила, что и вокруг её руки и кисти светится словно вторая полупрозрачная рука и кисть с пальцами.

            Баба Варя что-то прошептала и свечение второй полупрозрачной руки Маринки и светло серебристого стало окрашиваться в сначала в красный, затем в темный, а потом в черный цвет. Через мгновения вторая полупрозрачная рука Маринки была словно в черном густом тумане.

            - «Мягко ударь черным свечением своей руки по зеленоватому свечению листа герани.» — наставительно сказала Варвара.

            Маринка коснулась черным свечением своей руки зеленоватого свечения листа герани и увидела, что от этого прикосновения зеленоватое свечение листа закачалось, словно прикосновение было реальным. Но самое поразительное для Маринки было то, что от качания зеленоватого свечения листа закачался и сам материальный лист герани.

            - «Вот это простой пример видения привязки духовного к материальному, которое тебе показывает, что ты видишь не галлюцинацию.» — довольно прокомментировала эффект ведьма Варвара.

             

            На лесной поляне стояла женщина. Ветер мягко шевелил её темные, слегка вьющиеся волосы. Глаза на красивом лице были закрыты. Казалось она слушает шум леса, который нагоняет на неё спокойствие и умиротворение. При этом, женщина стояла на ногах крепко, расставив их на ширину плеч. Руки женщины были свободно опущены вниз, но ладони повернуты вперед.

            Так увидел бы эту картину любой обычный человек.

            Но те, кто умел видеть то, чего не видят обычные люди, увидел бы вокруг этой женщины совсем иную картину бытия.

            В духе вокруг женщины образовалась огромная воронка портал, внутри которой проступил другой лес, совсем другой лес, который еще называют джунгли.

            Теперь, женщина стояла как бы внутри джунглей. Да и облик женщины стал меняться, светлая кожа стала синеть, темные волосы стали чернее самой тьмы, глаза загорелись огнем, советская одежда исчезла и вот она стоит уже в каких-то звериных шкурах. Она закричала и крик этот был похож на рык зверя. И … между ног женщины появилось нечто ужасное и копошащееся, к ногам демоницы, в которую превратилась женщина, упала огромная сколопендра. За ней упала еще одна и еще … А демоница все кричала и кричала.

            Наконец, когда сколопендр было около дюжины, демоница перестала кричать и сложив руки на груди сказала: «Взываю к тебе, выходящему на призыв из вод, перенеси рожденных мною детей к месту, где стоит мой сосуд, моя носительница!»

            В духе вокруг демоницы огромная воронка портал закрутилась, джунгли исчезли, исчез и странный облик женщины.

            На лесной поляне просто стоит женщина. Ветер мягко шевелит её темные, слегка вьющиеся волосы. Глаза на красивом лице были закрыты.

            Прямо перед женщиной возник легкий быстрый вихрь и уложил ей под ноги горсть чего-то. Женщина открыла глаза и присела чтобы собрать то, что принес вихрь. Вскоре, на ладони женщины лежала кучка мертвых или спящих ос.

            Женщина улыбнулась и сказала: «Используйте этих новых демонов против строптивой старухи!»

            - «Будет исполнено!» — рядом с женщиной, словно появившись из ниоткуда, стояли 3 ведьмы в знакомых балахонах разного цвета…

             

            (Продолжение следует)

             

            Елена Сибирякова


              Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 3. Когда ты невеста, идущая по краю.

               

               

              539BF9CF-7912-4440-B867-4454D41FF141
              Марине казалось, что она падает в черной, липкой и теплой пустоте, оглушающей своей, словно мертвой, тишиной. Изредка из пустоты проступали какие-то смутные образы и видения. Но, не обретя четкости, они исчезали. Марина не знала, сколько она падает, ощущение времени исчезло, как и пропало напрочь возможность двигать руками и ногами. Ее мысли сонно блуждали в голове, сознание играло роль наблюдателя.

               

              Внезапно Марина ощутила, что стоит в какой-то комнате чужой квартиры. Пространство вокруг было окрашено в бело-серо-черные тона. Электрический свет в комнате отсутствовал и только свет Луны из единственного окна, освещал пустынность комнаты и свидетельствовал о том, что за окном ночь. Комната была обычной, советской, напоминала комнату коммуналки, но совершенно без мебели. Впрочем, Марину это не смущало, она чувствовала, что все так и должно быть. Ей даже казалось, что она здесь когда-то уже была.

               

              Марину сильно потянуло к окну, она ступила шаг, второй, движения были ватными и медленными, словно двигаться приходилось сквозь толщу воды.

              Двигаясь черепашьим темпом к окну, Марина краем глаза уловила белесое движение сбоку, повернула голову и увидела себя, свое отражение. На стене висело большое старинное зеркало, обрамленное подобно старинной картине в рамку с витиеватым узором. Марина смотрела на себя в зеркало и удивлялась: вместо своей одежды она была одета в пышное белое подвенечное платье, но без фаты на голове. Несмотря на отсутствие фаты, на голове Марина также обнаружила необычное, её волосы были черного цвета и спускались длинными прямыми и словно не живыми лентами по плечам, спине, ярко контрастируя с белым свадебным платьем.
              Еще некоторое время полюбовавшись своим отражением, Марина двинулась дальше к окну. Подойдя и взглянув в неожиданно чистые, прозрачные стекла старого окна, Марина увидела какой-то пустынный проспект, на другой стороне которого ютились стоящие в ряд дома-«хрущевки». Судя по тьме в окнах домов, тишине и отсутствию какого-либо движения на дороге проспекта, за окном была глухая ночь и свет полной Луны только дополнял общее ощущение, что город спит крепким сном.

               

              Неожиданно, Марина заметила вдалеке, на крыше одной из дальних «хрущевок», движение. Присмотревшись, она увидела кота гигантских размеров. Кот передвигался, мягко прыгая с крыши на крышу «хрущевок». Наконец кот приземлился на крышу «хрущевки», расположенную на противоположной стороне дороги от окна, из которого Марина смотрела на улицу. Теперь Марина смогла рассмотреть кота получше. Кот сидел и очень мило, словно по домашнему, умывал себя лапой. Кот был не просто огромным, по сравнению с общим внешним видом «хрущевки», его размер был примерно 1/3 от общего размера жилого здания.

              Внезапно, кот перестал умываться, сел, красиво выгнув грудь под свет полной Луны и периодически жмуря глаза, принялся, видимо, тихонько урчать. Хоть Марина не слышала никаких звуков, но она была уверена, что кот именно так и делал.
              Он был черным как уголь, с такими же черными и одновременно блестящими глазами. В свете полной Луны его шерсть словно искрилась. Но даже не это привлекло внимание Марины. На груди кота расположился огромный красивый бант темно-красного цвета. Шелковистая ткань богато возлежала на черной меховой груди милого черного гиганта. В середине банта находилась большая брошь из серебристого металла с блестящими камнями. Практически все камни были прозрачные, насыщенно красного цвета и располагались на броши россыпью, создавая какой-то необычный, но красивый узор, от краев завитками и спиралями подходя к середине броши, в центре которой тускло блестел огромный черный камень. Марина завороженно смотрела на эту картинку: гигантский черный кот с красным бантом и красивой брошью на груди.

               

              Кот повернул свою огромную пушистую голову в сторону Марины и посмотрел ей прямо в глаза. Марина вздрогнула, ей почудилось, что словно леденящий холодный ужас проник через глаза кота ей прямо в душу и поселился внутри Марины навсегда. Кот расширил свои черные и огромные, как колеса грузовика, глаза в удивлении и какой-то брезгливости, и широко мявкнул своей пастью. Марине показалось, что сделал он это как-то даже лениво, словно делал огромное одолжение. После чего, кот перепрыгнул на крышу другой «хрущевки» и словно растаял во мраке ночи.

               

              Потеряв кота из виду, Марина решила повернуться в комнату и осмотреть её получше. Но тут рука Марины коснулась какого-то предмета, стоявшего на подоконнике. Автоматически посмотрев вниз, она увидела старинный флакончик духов, слегка покрытый пылью. Любопытство Марины взяло верх и она открыла флакончик, приготовившись ощутить какой-нибудь необычный аромат. Вместо этого, в нос Марины шибанул резкий запах, все закружилось перед глазами и она … открыла глаза!

               

              - «Ну слава тебе господи, очухалась!» — Марина увидела перед собой обеспокоенное лицо бабушки Вари.

              Обнаружив себя лежащей на асфальте, Марина почувствовала, что все тело болит, голова раскалывает, но бабушка Варя крепко схватила Марину и помогла ей встать на ноги.
              - «А я значится вышла мусор выбросить, хоть ночью это плохая примета, но да смотрю ты прямо возле двери подъезда лежишь! Я к тебе, а ты без сознания! Я, значит, побежала домой за нашатырем… А что ты тут делала, да еще так поздно?» — скороговоркой выдала бабушка Варя, усадив Марину на лавку возле своего подъезда.
              - «Баб Варь, я к вам шла!» — медленно выдавила из себя Марина, вспоминая ночной сон с цыганкой, — «И здесь я упала не сама, меня цыганка загипнотизировала, та с базара! Наверное украсть что-то хотела или отомстить…»
              - «Ты это, Маринка, а ну-ка вставай, и пойдем ко мне чай пить с липовым медом. Расскажешь мне все подробно!» — с этими словами бабушка Варя кряхтя помогла Марине встать и поддерживая её повела к себе в квартиру.

               

              А тем временем, цыганка Чарген быстро шла по ночному городу. Её путь лежал на окраину, где город подпирали со всех сторон домики частного сектора. Там, в глубине лабиринтов улочек и переулков, в нескольких больших домах жили цыганские семьи. На улице была глухая ночь и почти все цыгане спали. Почти. В одном из цыганских домов, в крайнем окошке только тускло мерцал свет.

               

              Старая цыганка Ратри, могучая ведьма, в свое время не имевшая себе равных среди цыганских ведьм, давно зажгла толстую черную свечу и ждала, когда Чарген вернется, выполнив важное поручение. Старая цыганка узнала способ, как можно было вызволить мертвую мать Чарген из посмертного рабства ведьмы Варвары. Но он был очень кровавым и она никак не могла придумать, каким образом склонить Чарген исполнить кровавое дело. И тут удачно подвернулся случай с рынком, когда ведьма Варвара сама пришла к Чарген просить поиграть с её ученицей. Такой шанс упускать было нельзя.

               

              Суть способа заключалась в том, чтобы пресечь волю, власть и силу ведьмы в отношении важного ей человека путем его умерщвления. Убив важного для ведьмы человека, убийца пресекал волю, власть и силу ведьмы. Он становился победителем воли, власти и силы ведьмы. Ведь воля, власть и сила ведьмы не желали смерти важного для ведьмы человека, наоборот, как минимум охраняли его жизнь и блага.

              Старая цыганская ведьма все рассчитала, она знала, что Варвара вырвется из их чар и тогда Чарген окажется в очень опасной ситуации, ведьма Варвара может отомстить, не только не освободив покойную мать Чарген, но уничтожив саму Чарген с помощью своего колдовства, наслав покойную мать на свою еще живу дочь с быстрой порчей на смерть. И Чарген, осознав что произошло, согласилась на предложение старой Ратри. Получив от неё последние указания и особый нож, Чарген отправилась в ночь…

               

              Ратри понимала, что убив Марину Чарген сама не справится с дальнейшим использованием пресечения воли, власти и силы ведьмы Варвары. Поэтому, старая цыганская ведьма дала Чарген свой ведьмин нож, чтобы Ратри потом смогла самостоятельно пользоваться своим ведьминым ножом, впитавшего символизм оружия человекоубийства и пресечения чужой ведьминой силы, в своих магических целях.

              Готовясь к этому важному делу, старая цыганская ведьма пребывая в трансе увидела, что ведьма Варвара принудит Марину прийти, даже прибежать, к Варваре ночью. И этим нужно было воспользоваться…

              Однако, прошло уже достаточно времени и Чарген должна была уже вернуться. Внезапно, старая Ратри напряглась, духи покойников, служащие ей, зашептали ей в ухо, что по переулку кто-то идет, но кто идет, духи почему-то увидеть и опознать не смогли, словно человека что-то скрывало. Закрыв глаза, старая цыганская ведьма потребовала от духов покойников показать того кто идет их покойничьим взором. И духи мигом перенесли сознание старой Ратри в пространство ночного переулка, где в смутном видении она увидела Чарген, быстро идущую к дому, и открыла глаза.

               

              - «Разленились! Только жрать им подавай!» — вслух рявкнула цыганская ведьма адресуя реплики своим духам покойников, возмущаясь тем, что они не смогли определить человека, идущего по переулку, который старая Ратри считала своим. И не мудрено, ведь сколько жертвенной крови, на дороге, на углах домов и на перекрестках было ею вылито, сколько обрядов проведено. Этот переулок был пропитан магией цыганской ведьмы Ратри и никто не мог не то что пройти не замеченным, а сделать что-то не так, как возжелала бы старая цыганская ведьма.

               

              Дверь в комнату, где сидела Ратри, скрипнула и через пару мгновений в свете свечи показалось бледное лицо Чарген. Она стояла, словно пошатываясь, и тяжело дышала.

               

              - «Ну что? Ты сделала как я велела? Марина мертва?» — строго вопросила старая Ратри.

              - «Да, вот нож, на нем кровь!» — сухо проговорила Чарген и достала из складок копны своих юбок кривой ведьминский нож старой Ратри. Лезвие ножа тускло блеснуло в свете свечи перед лицом старой цыганки.
              - «Ты умница, Чарген. Ты …» — внезапно монолог старой цыганской ведьмы прервался и она захрипела. Дикая, удушающая боль пронзила её горло. Старая цыганка схватилась за горло и нащупала там нож. Свой нож, ведьмин нож, который держала за ручку Чарген…
              - «Привет, Ратри! Как дела?» — изо рта Чарген раздался мужской бас. – «Варвара тебе шлет свой привет и поклон!» — и Чарген захохотала мужским голосом. Она выдернула из горла старой цыганки нож и стала беспорядочно бить им в тело цыганской ведьмы, хрипевшей и бьющейся в конвульсиях, пока старая Ратри наконец не затихла.
              Затем, Чарген ватно наклонилась и перерезала острым кривым ведьминым ножом сухожилия на ногах и руках старой ведьмы. Конечным этапом страшного убийства старой цыганки стало её перерезанное горло.

               

              После убийства Ратри, Чарген подошла к старому комоду и долго рылась в нем. Наконец, цыганка выпрямилась и в руках у нее была веревка. Чарген быстро и умело смастерила петлю, закрепила веревку на крюке люстры, накинула петлю себе на шею и шагнула в пустоту…

               

              Бес, отзывающейся у ведьмы Варвары на имя Тимофей, вышел из уже начинающего коченеть висящего тела Чарген, словно из шкафа. Удовлетворенно осмотрев место последних событий, где он, через полностью подконтрольное тело и сознание Чарген, руками Чарген убил старую цыганскую ведьму и саму Чарген заставил совершить самоубийство, бес провел медитативный духовный просмотр пространства комнаты и быстро обнаружил души преставившихся Ратри и Чарген. Они были в растерянном и подавленном состоянии. В руках у беса появились кандалы с прилепленными к ним цепями, которые подобно живым змеям прыгнули из рук беса в сторону душ Ратри и Чарген. Во мгновение ока мертвые Ратри и Чарген был закованы в кандалы за шею, по рукам и ногам.

               

              Полюбовавшись на плененные души, бес подплыл к телу мертвой старой цыганской ведьмы. Над её мертвым телом образовалось словно темно красное облако. Подплыв к облаку бес начал словно шумно вдыхать, вдыхать это облако. Было видно, что бес не просто вдыхает, он словно насыщался тяжелой энергией остывающей ведьминой крови.

               

              Накушавшись, бес открыл в пространстве черную воронку, засасывающую в черную непроглядную тьму, и шагнул в нее, держа в руках цепи, тянущиеся к кандалам Ратри и Чарген, и исчез в воронке, словно в черной дыре. Цепи, ведущие к пленённым мертвым цыганским душам, натянулись, дернули плененных Ратри и Чарген, и они исчезли в воронке вслед за бесом. Воронка моментально растаяла, словно в пространстве ничего и не было, кроме начинающегося духовного разложения энергетических тел мертвых цыганок.

               

              Ведьма Варвара внимательно выслушав рассказ Марины про сон с гигантским котом и свадебным платьем, про сон со старой цыганкой, а также про то, как её усыпила молодая цыганка, осмотрела щеку Марины с царапиной, появившейся после сна, смачно отхлебнула чаю, облизнув последнюю ложку липового меда из банки, и сказала: «Так что ты от меня хочешь, Маринка? Я чего-то не пойму.»

              - «Помогите мне. Научите защититься от цыганского гипноза?» — пробормотала Марина.
              Баба Варя рассмеялась: «Я не могу научить тебя защититься от цыганского гипноза. Я могу попробовать научить тебя той науке, которой меня обучили на фронте, или не научить ничему! Но если учить, то учить всему, потому что научившись всему ты сама научишься и защите, и не защите! Того, кто научился всему и умел все, в древности сжигали на кострах, их не называли гипнотизерами, их называли ведьмами и колдунами!»
              - «Научите тогда вашей науке, научите всему!» — торопливо заговорила Марина, чувствуя, что баба Варя отказывает Марине и разговор потихоньку подходит к концу.
              - «Всему… Хочешь сгореть на костре?» — баба Варя ухмыльнулась, — «Тебе придется научиться принимать мир таким, какой он есть, а не таким каким ты его знаешь! Тот мир, каким ты его знаешь, не дает тебе силы, он дает тебе рамки и ограничения! Я не буду заставлять тебя верить в Бога или Бабу Ягу! Вера мне твоя не нужна! И тебе она не нужна! Тебе придется все познать самой, на себе и решить для себя самостоятельно, как называть то, что ты будешь видеть, что ты будешь чувствовать и воспринимать, с чем ты будешь работать. И не сойти при этом с ума! А чтобы не сойти с ума, тебе придется полностью мне подчиниться, и душой, и сознанием! Ты изменишься Марина, очень, внутренне уж точно!»
              - «Сейчас не жгут на кострах, не те времена! В это все сейчас не верят!..» — начало было отвечать Марина.
              Ведьма Варвара громко рассмеялась: «Марина, если будет нужно, то сожгут! Такие как я обладаем знанием и силой, которую очень страшатся те, кто их не имеет! Свой страх они прячут за неверием, атеизмом. Но когда люди сталкиваются с нашей силой в своей жизни, то у них исчезают неверие и атеизм, ими овладевает ужас и в панике они готовы на все, в том числе и сжечь на костре! Тебе это надо? Иди домой, Маринка, подумай! А за цыганок забудь, не тронут они тебя больше!»

               

              Маринка молча встала и на ватных ногах понурив голову двинулась к двери.

              - «Ну а если вдруг надумаешь, решишься, то вот тебе баночка из под меда. Там меда еще осталось немного, но ты мед не ешь и банку не мой. Возьми баночку с собой и помести её под кровать, на которой спишь. Аккурат под тем местом, где у тебя лежит голова. И пусть лежит у тебя под кроватью 3 дня. Вот если решишь, то принесешь банку мне спустя 3 дня. Ну а если решишь не учиться, то просто выброси эту банку спустя 3 дня на свалку и ни о чем не беспокойся!» — четко выговаривая каждое слово сказала баба Варя.
              - «А зачем это?» — спросила Марина, взяв банку в руки.
              - «Ну, если принесешь банку, то будешь с помощью нее учиться управлять своим телом, мозгом, сознанием! Эта банка станет двойником твоего тела, твоего мозга и сознания! Тело, с его органами и мозгом, это сосуд для Силы! Эта банка станет инструментом, чтобы ты смогла научиться управлять ими!» — лениво сказала бабушка Варя.

               

              Марина вышла из квартиры бабы Вари и вдруг обернулась: «Баб Варь, а почему во сне я была в свадебном платье и что то был за кот?»

              Но баба Варя широко зевнула и закрывая дверь сказала: «Не бери в голову Маринка, иди, потом поговорим! Спать хочу, не могу!»

               

              Конечно, то, что Марина была во сне в свадебно платье было не просто так. Здесь был играл роль символизм брачных отношений в мире мертвых.

              Ведьма Варвара готовила Марину к браку. К браку с Силой и её представителями, или же, если Марина откажется от ученичества, то к браку с её смертью от колдовства Варвары и работы её бесов-помощников.
              Благодаря бабе Варе Марина, сама того не подозревая, заимела статус невесты смерти или невесты новой жизни, тесно переплетенной со смертью. Невесты, идущей по краю и неведующей об этом…

               

              Представив Марину одному из верховных духовных представителей Силы, который явился Марине во сне в облике гигантского кота, ведьма Варвара подстраховала свои действия. Теперь, если Марина соскочит с обучения, и вдруг решит рассказать о Варваре и его «гипнозе» другим людям, то Марину очень быстро уничтожит Сила через канал судьбы. Пусть Марина в этом случае будет принесена в жертву Силе, и баба Варя ничего с Марины не съест, зато перед Силой все будет сделано правильно. Ну а если Марина все же решится на обучение, то первые шаги ведьмой Варварой в отношении Марины уже сделаны, в том числе с одним из верховных духовных представителей Силы.

               

              Баба Варя лукавила, когда передавала банку из под меда Марине и говорила, что в случае, если Марина решит не учиться, то она может просто выбросить банку на свалку и ни о чем не беспокоиться. На самом деле, выбрасывание банки, и особенно если бы банка при этом надкололась или разбилась, запустило бы колдовской механизм окончательного разрушения жизни и судьбы Марины.

               

              Спустя пару дней, пенсионерка в быту, бабушка Варя, известная в узких магических кругах, а также в среди бесов и духов мертвых, как ведьма Варвара, неспешно брела по залитой солнцем улице. В левой руке она держала пустое ведро и мерно раскачивала им в такт своих шагов. В правой руке баба Варя держала жменю жаренных семечек, которые она по очереди оправляла себе в рот пальцами той же правой руки, сплевывая скорлупки лущённых семечек в сторону. Внезапно свернув в сторону, баба Варя решила перейти неширокую автомобильную дорогу в неположенном месте, не по пешеходному переходу. Судя по всему, её внезапно заинтересовал гастроном, находившийся аккурат на другой стороне дороги. Возможно, она о чем-то вспомнила и что-то хотела там купить.

               

              Ступив на проезжую часть, баба Варя услышала визг тормозов и трехэтажный мат. Из автомобиля, белоснежных жигулей типа «копейка», выскочил мужчина средних лет в милицейской форме капитана и уже без мата закричал: «Гражданка, куда ты прешь под машину?! Глаза разуй!»

              - «Ой, извини гражданин начальник, что-то плохо мне стало, солнце в глаза засветило и не увидела я тебя! Теперя буду смотреть оченно внимательно! Спасибо, что не задавил! Ну, пойду я!» — с этими словами баба Варя вознамерилась развернуться и уйти.
              - «А ну стой! Куда пойду?! Документы!» — рявкнул мужчина в милицейской форме. – «Ах ты ж, японский городовой, ты еще и с пустым ведром мне перейти дорогу решила?! Так, а ну быстро гражданка садитесь в машину и поедем в отделение оформляться!» С этими словами милицейский капитан схватил бабу Варю за руку и потащил в машину.
              - «Да отпусти меня, идол!» — причитала баба Варя, — «Ведро, куда?!»
              - «На голову себе одень!» — рявкнул милиционер, усадив ведьму Варвару на переднее место пассажира и захлопнув дверь.
              Через минуту белоснежная милицейская копейка уже ехала по улице. Баба Варя обернулась назад, посмотрела по сторонам и ухмыльнувшись сказала, обращаясь к милиционеру: «Нету никого. Не смотрят. Принес?»
              - «Обижаете!» — крякнул капитан и, сунув руку под свое водительское сидение, извлек оттуда мешок. В мешке явно что-то было.
              Баба Варя взяла мешок и бросила его в свое пустое ведро. Машина остановилась и баба Варя медленно вылезла из машины.
              Закрывая дверь изнутри, милиционер поинтересовался – «Оплата как обычно?»
              - «Как обычно Валерий Степанович, как обычно! И благодарю вас нижайше!» — улыбнулась ведьма Варвара и сделала движение поклониться.
              - «Опять издеваешься?! Ох уж эти ведьмы!» -взвизгнув колесами, милицейская «копейка» умчалась по дороге, а баба Варя медленно побрела к себе домой.

               

              Придя домой, ведьма развязала мешок. В мешке лежали кривой цыганский нож, которым пару дней назад была убита цыганская ведьма Ратри, и висельная веревка, на которой на месте убийства повесилась цыганка Чарген… Орудия преступления, убийства и самоубийства, впоследствии получившие статус вещественных доказательств и хранимые в архиве вещдоков, вдруг оказались у ведьмы Варвары…

               

              Баба Варя мысленно улыбнулась, колдун Валерка, занимающий ответственный пост в городском УВД, никогда не подводил свою старую партнершу по колдовским делам!

              (продолжение следует)

              Елена Сибирякова

               


                Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 4. Сердца трех.

                79412135_1008349082876971_1204529642657021952_n

                 

                - «Банку принесла?» — баба Варя вопросительно посмотрела на хозяйственную сумку Маринки, которую она держала в руках.

                Неделю назад Маринка окончательно согласилась обучаться у ведьмы Варвары и теперь, спустя 3 ночи держания банки из под меда под кроватью, Маринка должна была принести эту банку своей наставнице.

                Конечно, ведьма Варвара и так знала, что банка в сумке. Но одно дело знать и совсем другое этим знанием связывать человека его же словами и ответами на вопросы.

                - «Д-да, конечно!» — нервничая ответила Маринка и передала бабе Варе банку.

                - «Ну-с, посмотрим, посмотрим…» — начала мурчать ведьма Варвара себе под нос.

                Она взяла банку, пошла на кухню и налила в банку немного воды из трехлитрового бутылька. Марина молча с любопытством наблюдала. Затем, Варвара бросила в банку горсть соли и еще горсть тоже вроде соли, но какой-то странной, словно опаленной, черной. После этого, она шмыгнула в коридор и принесла оттуда плотный мешок, в котором оказалась земля… Взяв щепотку земли, ведьма Варвара сыпанула её в банку.

                - «Сейчас смешаем и сделаешь 3 глотка!» — буднично сказала баба Варя, от чего у Марины начало вытягиваться лицо и к горлу начал медленно подступать комок.

                Мешать «раствор» ведьма Варвара начала крылышком летучей мыши! Марина протерла глаза, да-да, бабушка мешала в банке мутную смесь именно крылышком и именно летучей мыши. Марина как-то видела летучих мышей и их черные тельца с перепончатыми крыльями запомнились ей на всю жизнь. Намешав, баба Варя задумалась на мгновение и оставила крылышко летучей мыши внутри банки.

                - «Чой-то я забыла!» — обращаясь словно ни к кому, картинно остановилась ведьма Варвара, – «А-аа! Дай руку!» — с этими словами бабушка схватила левую руку Маринки и уколола её безымянный палец невесть откуда взявшейся иголкой. Марина не успела даже вскрикнуть, как на пальце уже набухла огромная темная капля крови. Схватив окровавленный палец, ведьма скапала с него в банку с мутной жидкостью несколько капель крови и удовлетворенно улыбнулась.

                Затем, баба Варя дала Маринке ватку, смоченную в перекиси водорода, чтобы она зажала ранку на пальце, и холодно смотря в глаза Марине приказала ей выпить из банки 3 глотка.

                Хоть тошнота и начала быстро подступать к горлу Маринки, но она свободной трясущейся рукой взяла банку. В голове мелькнула мысль, что наверное нужно все бросить и быстрее убежать отсюда. Но холодный взгляд глаз ведьмы Варвары не отпускал, мелькнувшая мысль также быстро пропала, как и появилась, и Марина закрыв глаза сделала три глотка.

                Отвратительно! На вкус это было ужасно отвратительно, словно она выпила нестиранные носки родного отца, которые он до этого целую неделю носил не снимая в дальней геологической экспедиции.

                Вернув бабе Варе банку, Марина приготовилась выбл…вать на пол содержимое своего желудка, но тут ведьма Варвара дала ей в руки приятно пахнущий травами и липой сладкий чай, несколько глотков которого вернули Марину в более-менее нормальное состояние.

                А тем временем, баба Варя взяла у Марины банку и поставила её на стол. Откуда-то в её руках появилась старая восковая свеча, почему-то темного, словно черного цвета, и, запалив огонь свечи, ведьма начала что-то шептать, капая в банку воск со свечи.

                Закончив эту процедуру, ведьма Варвара затушила свечу в жидкости внутри банки.

                - «Пойдем в комнату.» — приказным тоном сказала баба Варя и Марина беспрекословно, пошатываясь на ватных ногах, побрела за бабушкой.

                В комнате баба Варя приказала Марине лечь на кушетку и закрыть глаза. Банку с мутной смесью ведьма поставила на табуретку у головы Марины и положила свою руку Марине на лоб.

                - «Маринка, сейчас ты уснешь и увидишь сон, а может и сны. Ты их все запомнишь и расскажешь мне, когда проснешься! Банка стала двойником твоего тела, твоего мозга и сознания! Тело, с его органами и мозгом, это сосуд для Силы и теперь вы едины! Эта банка сейчас инструмент, чтобы ты смогла научиться управлять тем, что в тебе сокрыто от тебя самой! Соль земная и соль подземная свяжет и парализует чужой морок! Погостная земля его снимет с глаз твоих, как похоронный саван! Летучая мышь поможет тебе увидеть во тьме то, что было сокрыто от твоих глаз!» — ведьма Варвара не просила Марину, а словно отдавала ей приказание.

                Марина слушала приказание ведьмы и чувствовала, что потихоньку проваливается в сон. С последними словами бабы Вари сознание Марины отключилось и она обнаружила себя в вязкой, холодной, непроглядной мгле …

                 

                Ведьма Варвара страховалась. Она, как опытная «пастырь душ и жизней» людских понимала, что как бы не была вкусна и привлекательна добыча, как бы не казалось легко её добыть, всегда нужно перепроверять на ловушки! Вдруг кто-то более сильный решил сожрать тебя, пока ты будешь заглатывать живца как наживку!

                Поэтому, Варвара хотела выяснить, как так случилось, что она без особых трудностей получила Внизу «добро» на жизнь, судьбу и душу Маринки?! Почему не было препятствий или хотя-бы требований выкупа от покойников её рода?! Что будет с родителями Маринки, если она умрет?! Семья Маринки не была под проклятием и не сквозила грядущими разрушениями! Жизнь этой семьи текла, что называется «чинно и благородно». Все это рождало массу вопросов и тревожило бабу Варю.

                Внезапно Маринка выгнулась, её рот раскрылся в беззвучном крике. Банка, стоящая на табуретке возле головы Марины, вдруг сама собой треснула и из зазмеившейся трещины стала медленно просачиваться жидкость.

                - «Кричи Маринка, кричи! Куда кричишь, туда и смотри!» — стала приговаривать Варвара, гладя Марину по голове.

                 

                … Когда Марина оказалась в холодной тьме, её окутал страх, даже дикий ужас. Ей захотелось закричать и она закричала. Крик Марины был истошным и каким-то не человеческим. Маринка кричала, но страх не отпускал. Казалось она попала в невидимые нити самого страшного в мире ужаса.

                Внезапно, откуда-то сверху, послышались слова бабы Вари — «Кричи Маринка, кричи! Куда кричишь, туда и смотри!». Подчиняясь словам, Марина начала кричать и смотреть туда, куда кричала. Сначала она ничего не увидела и продолжала кричать. Крик получался как бы само собой, без остановки, как пульсирование. Но настолько при крике было в груди больно, что он получался истошным.

                Затем, Марина увидела, что мгла рассеивается и вот она уже обнаружила себя в автомобиле Волга на заднем пассажирском сиденье. За окном автомобиля проплывали улицы знакомого ей города. Судя по всему, она ехала в такси. Во всяком случае, водитель был одет в кожаную куртку и кожаную фуражку, которые носят таксисты и в жару и в холод.

                Внезапно машина свернула с дороги и остановилась у большого серого административного здания. Водитель сказал «Приехали!» и посмотрел на Марину взглядом, который безмолвно гласил: «Выходите!».

                - «Сколько я вам должна?» — спросила Марина водителя.

                Таксист ухмыльнулся и сказал: «За счет конторы! Заходите еще!»

                Марина вышла из машины и внутренне поняла, что ей нужно зайти в здание.

                Внутри здания никого не оказалось. Бродя по пустынным коридорам, Марина разглядывала таблички на дверях кабинетов: «Приемная», «Отдел сбыта», «Отдел реализаций», «Канцелярия»… За последней дверью Марина услышала шум и открыла её.

                Внутри располагалось с десяток столов, заваленных документами. Но на рабочих местах были всего 3 человека. Это были 3 женщины разного возраста. Одна была лет 55-60, другая лет 40-45 и третья была лет 25. Все три были стройными, странно похожими лицом друг на друга, с большими зелеными глазами и волосами, окрашенными в блонд, фактически отличаясь друг от друга только прическами и возрастом… Хотя, может быть Марине это только показалось.

                Старшая из 3-х мрачно посмотрела на Марину и брезгливо сказала, словно в никуда: «Кто пустил сюда эту гражданку?», а потом уже обращаясь к Марине: «Гражданка, у нас обед, вы что не видите! Выйдите и приходите после обеда!»

                Марина собралась было выходить, но тут внутри её словно что-то лопнуло, раздражение начало заливать грудь и слова, оформленные в холодный тон, полились из рта Марины сами собой: «У вас не написано, что обед! Я подавала заявление о себе и родителях, и мне сказали, что вы его не пропустили! Все необходимые документы под заявление были приложены согласно инструкции! Я пришла узнать в чем дело?»

                Старшая скривила на лице гримасу недовольства, спросила фамилию Марины и стала искать что-то в стопках документов. В это же время, младшая из 3-х решила пройтись по кабинету. Проходя мимо Марины она театрально воскликнула, обращаясь к третьей работнице: «Валя, ты глянь, гражданка то французскими духами надушилась, и еще заявления пишет, прибедняется! Вот народ наглый пошел, все им мало!» Она остановилась у окна, открыла форточку и достав сигарету стала курить.

                Марина хотела что-то дерзкое сказать в ответ, но внутри её что-то сдержало, она словно почувствовала, что нельзя поддаваться на провокации этих наглых теток.

                Старшая перестала рыться в бумагах и, сделав брезгливое лицо, скороговоркой выпалила: «Нет вашего заявления, ничего я не знаю! А раз заявления нет, то и рассмотрения нет! Хотите, жалуйтесь!» и уткнулась в свои бумаги.

                Марина поняла, что тут больше делать нечего. Старшая из 3-х делала вид, что разговор окончен и она очень занята. Младшая ухмылялась и курила. А третья демонстративно одела огромные солнцезащитные пляжные очки, явно по последней моде, и откинувшись на спинку стула заявила: «Хочу думать, будто я на пляже!» И все три тетки противно захохотали. Маринка вышла в коридор.

                Но, коридора уже не было, Марина находилась на улице, прямо перед домом, где жила. У подъезда дома стоял накрытый белой скатертью стол. На столе было много еды и вина. Что именно было из еды и какое это было вино Марина рассмотреть не смогла. Вокруг стола стояли 4 табуретки. На трех сидели уже знакомые ей блондинки из канцелярии… Они радостно смеялись, пили из бокалов вино и что-то ели. Мимо них ходили люди, живущие в доме, но, казалось, они почему-то не обращали внимание на пирующую за столом троицу! Внутренним чувством Марина поняла, что 4-я табуретка для неё. Подойдя к столу Марина села. Старшая протянула Марине бокал с вином, предлагая выпить.

                - «Что празднуем?» — Марина решила начать разговор первой.

                - «Новоселье твоих родителей и потом твое!» — сказала младшая и все три тетки залились противным смехом.

                - «Какое новоселье? Разве мои родители куда-то переезжают?!» — Марина была крайне удивлена. Нет, конечно от родителей, пропадающих в геологических экспедициях, всего можно было ожидать, но резкая смена квартиры вроде бы никогда не входила в их планы.

                - «Ага, скоро! Ладно, мы пошли, а ты посиди, выпей вина за новое место под солнцем!» — после этих слов старшей, три тетки снова рассмеялись, однако встали и что-то весело рассказывая друг другу начали не спеша удаляться от застолья.

                Марина посмотрела на стол и все начало плыть у неё перед глазами. Внезапно затошнило. Ком подобрался к гору, Марина глубоко вздохнула и … открыла глаза…

                Её шатало, тошнило, сны были настолько реальны, что резкий переход от этих снов к реальности вызвал у Маринки ощущение ступора.

                Кое-как, за чашкой травяного чая на кухне своей наставницы, Марина пришла в себя и рассказала содержание своих снов.

                Ведьма Варвара помрачнела. Борьба с чужим шабашем ведьм не входила в её планы. Зато, теперь было понятно, почему никому Внизу не было дела до Маринки. Тройку чужих ведьм интересовали её родители, которых они, судя по всему, собирались колдовством не просто убить, а съесть, со всей судьбой и благами их рода!

                А что Маринка? Наверняка готовится какой-то несчастный смертельный случай для родителей геологов, после которого, при учете пожирания ведьмами благ рода, Маринка скатится до уровня алкоголички, будет кормом для бесов тех ведьм и умрет где-то как бродячая собака, больная и никому не нужная.

                «Стара я стала, стара! Сразу очевидного не увидела, чуть не проглотила живца! Попалась бы на удочку чужого шабаша!» — стали вяло мелькать в голове ведьмы Варвары мысли. И захотелось бабе Варе быстрее выставить будущую чужую добычу из квартиры и забыть о ней, как о досадном недоразумении…

                - «Что за х…рня?!» — вдруг взревела баба Варя в пустоту так, что Марина подавилась чаем и стала кашлять. Варвара осознала, что те мысли были не её, они были чужими и что кто-то бесцеремонно транслировал их в старые мозги ведьмы.

                Ведьма кинулась к плите и поставила на огонь чайник. Как только он засвистел закипел, она схватила чайник и поднесла его парующим носиком к кухонному окну, бормоча какие-то непонятные слова. Стекло кухни сразу вспотело и … Марина не поверила своим глазам, на окне на мгновение вырисовывались узорами какие-то знаки, странные вычурные буквы и словно детьми нарисованные смешные рожицы.

                Лицо бабы Вари исказилось и, поставив чайник на стол, ведьма строго сказала Марине: «Сиди тута и никуда не выходь! Пока я не приду! Пей от вкусный чаек!» И вышла из кухни. Затем Марина услышала как хлопнула входная дверь.

                 

                Ведьма Варвара вышла на порог своей квартиры и осмотрелась. Все вроде бы как обычно. Все углы двери квартиры и специальные места на лестничной клетке фонили знакомой ей энергией и ничего чужого она не ощущала.

                Баба Варя хотела было уже двинуться вниз по ступенькам, как одна мысль обожгла её сознание. Медленно подняв голову, ведьма Варвара посмотрела на потолок лестничной клетки. На физическом уровне там ничего не было. Варвара пристальнее присмотрелась и на духовном уровне посреди потолка увидела зияющую огромную черную дыру, вокруг которой на потолке сидели огромные черные пауки с изображением могильных крестов на спинах. Они спали. Они ждали приказа. Чужого приказа. А над входной дверью баба Варя рассмотрела висящую огромную крепкую паутину, готовую по чужому приказу словно сеть упасть на голову старой ведьмы.

                Ватными ногами сойдя по ступенькам на промежуточный лестничный пролет, баба Варя выглянула на улицу в выбитое кем-то когда-то окошко. Все вроде бы было как обычно: люди, птицы, погода. Но вот внезапно от дома отъехала машина. Ведьма могла поклясться, что еще минуту назад её просто физически не было. Но вот, словно из ниоткуда, машина вынырнула и поехала.

                 

                Варвара вернулась в квартиру. Пройдя на кухню она села, мрачно посмотрела на Маринку и сказала: «Обложили, с…чки!»

                - «Кто обложил?» — испуганно и непонимающе спросила Марина.

                - «Кто-кто, три ведьмы твои, которых ты во сне увидела! Быстро же они меня в оборот взяли!» — раздраженно сказала баба Варя и увидела непонимающие глаза Марины.

                - «Чтобы быть сильнее мы ведьмы можем объединяться в шабаши! Самый простой круг ведьм, шабаш, это три ведьмы! Тысячи лет назад мы ведьмы заложили символ тройки во все символы, которые правят миром, во всех религиях, во всех мифах и сказках, даже в мирском бытии! Как тебе по-проще то объяснить на паре примеров?! Ты читала мифологию языческих времен? Слышала про трех богинь, которые плетут нити судьбы людей? А про богинь, которые имели по три облика? Про собаку о трех головах, что охраняет вход в царство мертвых? Нет? Ну про Змея Горыныча и трех богов православия ты уж точно должна была читать! И вон гляди, в народном суде у нас тройки людей сидят, суды рядят! Так что тройка ведьм это очень сильный шабаш, ведьмы в нем как боги, судьбы творящие, как судьи суды рядящие, как палачи приговоры исполняющие и как сторожа, приговоры охраняющие!» — ведьма Варвара остановила рассказ, прислушиваясь к чему-то.

                - «Эти ведьмы решили убить твоих родителей, прибрать блага твоего рода себе, а тебя пустить на корм!» — холодно проговорила Марине баба Варя, словно это было само собой разумеющееся.

                - «Какого рода?» — невнятно задала вопрос Марина, переваривая в голове информацию о том, что какие-то ведьмы хотят убить её родителей.

                - «Твоего. Их почему-то интересует твой род, все твои мертвые предки, на много поколений назад. Усмотрели они какое-то благо для себя, если приберут твой род к своим рукам, точнее зубам!» — мрачно продолжала ведьма Варвара, что-то рассматривая за кухонным окном.

                 

                За окном уже темнело и небо плавно наливалось темно-синей краской.

                Аккуратно напротив окна в воздухе висели 3 женщины верхом на метлах. Ни лиц, ни их фигур не было видно, так как каждая из женщин была одета в балахон с глубоким капюшоном. Правда, балахоны различались по цветам.

                Никто из проходящих по улице или смотрящих в окна не видел этих женщин. Сила этого шабаша ведьм была достаточна, чтобы первоклассно наводить оморочку на людей.

                - «Она точно нас не увидит?» — раздался скрежетащий, словно железом по стеклу, голос одной из «капюшонов».

                - «Точно. Она уже стара и ей не справиться с нами тремя! А девка просто корм, испуганное, слепое и тупое животное!» — такой же скрежетащий в другом капюшоне голос ответил вопрошающей.

                - «Ну что ты решила?» — внезапный вопрос бабы Вари поставил Марину в тупик.

                - «А что я должна решить?» — Марина непонимающе посмотрела на ведьму.

                - «Ты родителей и себя собираешься защищать? Или пойдешь ведьмам на убой?» — прошипела Варвара, глядя в глаза Марине пронизывающим взглядом.

                - «С-собираюсь…» — заикаясь пролепетала Марина, — «А что нужно делать?»

                Ведьма Варвара встала со стула и, наклонившись к уху Марины, горячо прошептала: «Узнать кто они и найти их сердца!»

                - «Чьи сердца?» — голос Марины продолжал заикаться.

                - «Сердца трех! Трех ведьм, что собрались съесть твоих родителей и блага твоего рода!» — выпрямившись и уже как-то буднично сказала баба Варя, — «Это станет очень сильной школой для тебя! Ведьмы хотели съесть тебя, твой род и, теперь уже и меня, а в результате их съедим мы!»

                Переварив услышанное, Марина решилась на вопрос: «Не понимаю, что значит найти сердца ведьм? Разве сердца ведьм не у них в груди?»

                Баба Варя посмотрела на Марину так, словно девушка сказала какую-то дичайшую на свете глупость, и произнесла: «Детонька. Наши тела, тела ведьм, лишь внешне похожи на такие же как у остальных людей. И то не всегда. На самом деле все органы ведьмы, особенно сердце и мозг, связаны с многими людьми, живыми и не живыми, а также с другими живыми и не живыми тварями. Они помогают ведьме быть тем, кем она есть, они питают ведьму, они, наконец, в себе прячут смерть ведьмы, которая могла бы произойти в нашем материальном мире… Помнишь как в сказке смерть Кощеева была в игле, которое в яйце, которое непойми где?! Вот так и здесь! Поняла?»

                Марина в ответ мотнула головой будто поняла, но на самом деле она не поняла еще больше.

                 

                В этот вечер баба Варя не отпустила Марину домой, заставив спать у неё. В три часа ночи в коридоре Варвары тихо зазвонил телефон. Старая ведьма сняла трубку и услышала на том конце провода: «Одну нашел! Адрес пишешь?»

                - «Всего одну? А остальные?» — разочарованно прошипела Варвара.

                - «Так за одну как за ниточку потянешь остальных! Я и то одну еле-еле нашел, по глупости засветилась, молодая еще!» — обиженно затараторила трубка.

                - «Ладно, прости Валерик» — вздохнула баба Варя, — «Сам видишь, нервируюся я с этих трех… Диктуй, пишу адрес!..»

                После разговора с колдуном Валерием, занимавшим ответственный пост в УВД, ведьма Варвара сидела в кресле, вертела листок с адресом младшей из той тройки ведьм и думала о том, что этот адрес ловушка, состряпанная тройкой ведьм специально для неё! Липа, преподнесенная самодовольному колдуну Валерику на тарелочке, чтобы он передал её Варваре. Потому что случайностей и глупых засветов у таких ведьм, как эта тройка, не бывает…

                 

                (Продолжение следует)

                Елена Сибирякова

                 


                  Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 2. Цыганкам в глаза не смотри. Продолжение.

                  27833728

                   

                   

                  Боль. Физическая боль всегда способна вернуть человека в сознание из обычного бессознательного сна или сна на яву, каким бы реальным он ни был. Будь-то щипок, удар или укус.

                   

                  Именно укус в левую ногу ощутила Марина, после чего острая боль в сознании молодой комсомолки пронзила тело от ноги до головы.

                  Марина глянула вниз, однако никого возле ноги не обнаружила. Подняв взгляд, она увидела, как окружающее пространство быстро менялось: одинаковые как близнецы что-то бормочущие цыганки исчезали, словно их изображение по очереди выключали. И вот перед взором Марины уже только одна пожилая цыганка, в левую ногу которой вцепилась какая-то бродячая собака.

                  Цыганка верещала на весь базар, пытаясь бить собаку рукой по голове, но собаку это только раззадоривало, она рычала и продолжала рвать ногу цыганки.

                  Боль в левой ноге не отпускала Марину, но никаких следов укуса на ноге она не обнаружила.

                  - Маринка, пойдем! – бабушка Варя схватила Марину за руку и потащила прочь.

                  - Нога, у меня болит нога. Наверное, та собака и меня укусила, только я не вижу где укус! – хромая на левую ногу ныла Марина.

                  - Не кусала тебя собака. Это другая сторона гипноза, под которым ты была. – каким-то чужим, словно металлическим, голосом сказала бабушка Варя, уводя молодую комсомолку с рынка.

                  Со стороны казалось, будто бабушка ведет внучку, которая плохо себя чувствует.

                  - Как это? Какая сторона? – глаза Марины от удивления расширились.

                  - Когда ты под чужим гипнозом, то ты и гипнотизер соединяетесь воедино. Словно один организм. Только сознание чужого человека стоит над твоим сознанием, его воля над твоей волей, его слово над твоим словом. Ты раба, он хозяин. Он может все чувствовать и видеть в тебе, управлять тобой. Но и ты, если бы была сильнее этого человека, смогла бы по обратной связи управлять им. А так, ты можешь только подчиняться ему и чувствовать то, что чувствует он физически. Например, боль, когда его укусит собака. – тщательно выговаривала каждое слово бабушка Варя «металлическим» голосом, все дальше увлекая Марину от рынка.

                   

                  Конечно, ведьма Варвара описывала уже не столько гипноз, сколько то, что стоит вне его рамок. Она описывала уже азы духовно-энергетического соединения ведьмы с человеком (клиентом, жертвой, врагом), на которого ведьма планирует колдовское воздействие. Но называть Марине вещи своими именами было еще рано.

                   

                  - Видишь? И боль твоя прошла! Потому что той цыганки, что держала тебя под гипнозом, уже нет рядом. Ваша связь прервана. Цыганка больше не смотрит тебе в глаза, а ты ей! – хмыкнула бабушка уже своим обычным голосом Варя.

                  Марина с удивлением обнаружила, что боль действительно исчезла, словно её никогда и не было.

                   

                  Остальной путь домой Марина и бабушка Варя прошли молча. Попрощавшись с бабушкой Варей у её дома, Марина поплелась домой, обнаружив насколько сильно она устала психологически и морально. Ощущение тревоги и давящей пустоты распространялось из груди по всему её телу.

                   

                  Ночью Марине приснился страшный сон, будто та пожилая цыганка с рынка противно улыбаясь подошла к ней с острым кривым ножом в руке. Марина стояла словно парализованная и не могла не только двигаться, но даже сказать хоть слово. Цыганка взмахнула ножом и провела лезвием по левой щеке Марины, сделав глубокий надрез. Улыбаясь цыганка сказала: «Сейчас срежу молодость с твоего лица и стану снова молодой, а ты как я — старой!» И засмеялась. Ужас сковал Марину и она чувствовала, как кровь со щеки струйкой течет на грудь. А страшная цыганка снова приблизила нож к лицу Марины.

                   

                  Проснувшись в холодном липком поту, Марина взглянула на будильник, который мирно тикал, показывая ровно 3 часа ночи, и пошла в ванную умыться.

                   

                  Каково же было её изумление, когда смотря на себя в зеркало Марина увидела четкий красный след на левой щеке, словно провели чем-то тонким и острым. Присмотревшись, Марина увидела, что след находится словно под кожей, а не на поверхности кожи.

                  Эти открытия привели Марину в дикий ужас и она, мало соображая зачем она это делает, дрожа словно в лихорадке быстро оделась и побежала на улицу, в глухую ночь. Путь её лежал к бабушке Варе.

                   

                  Ведьма Варвара не спала. Она сидела в своем любимом кресле в полумраке догорающей свечи и механически, словно робот, гладила своего черного кота Мурзика.

                  Ведьма медленно приходила в себя после работы со сном Марины, где она специально приняла образ престарелой цыганки. Расширенные зрачки, из-за размеров сделавшие чисто черными от природы зеленые радужные оболочки глаз ведьмы Варвары, возвращались в свое нормальное состояние черных точек. Раньше все было быстрее, но что поделать, года берут своё. В голове бабушки Вари лениво мелькнула мысль: «А может просто съесть Маринку?! Годков и здоровья себе добрать. Делов то!» Но, отогнав лукавую мысль, ведьма сосредоточилась на новой информации, входящей в её сознание. Бесы, охраняющие территорию ведьмы, транслировали Варваре картинку спешащей к ней Марины. Несколько раньше информации от бесов ведьма уловила мысли Марины, которая сбивчиво думала о ней, о бабушке Варе, и горела желанием к ней прийти.

                   

                  «Какая Маринка глупая и податливая. Сколько же с ней еще работы.» — думала бабушка Варя, разглядывая в окно приближающуюся к дому Марину. – «Не обратила внимания на то, откуда взялась собака, кусавшая цыганку. И была ли собака вообще в реальности, а не только в восприятии цыганки и Маринки. Уснула в моем гребне, облегчив работу со сном. И теперь бежит ко мне за помощью как к последней инстанции, несмотря на свои атеистические воззрения. Скоро я смогу вертеть её мыслями и волей как захочу.»

                   

                  Внезапно, задумчивое выражение ведьмы Варвары изменилось. Глаза стали стеклянными, словно смотрели в пустоту, в невидимое. Лицо мирной бабушки приобрело злые и хищные черты. Варвара резко развернулась от окна и со словами «Ах ты ж, зараза!» старенькая бабушка рванула в сторону двери с такой скоростью, какой позавидовал бы не один спринтер на беговой  дорожке.

                   

                  Марина вынырнула из тьмы ночи и вошла в тускло освещенный подъезд «хрущевки». Она не видела, как за ней из тьмы протянулась чья-то рука и схватила Марину за плечо. От неожиданности Марина обернулась и увидела перед собой ту самую молодую цыганку с рынка, которая украла у неё из сумки кошелек, превратив его в глазах Марины в ворону. Цыганка улыбнулась, посмотрела Марине прямо в глаза и сказала «Пора спать, красавица!», после чего у Марины все закружилось перед глазами и она провалилась во тьму…

                   

                  Продолжение следует.

                  Елена Сибирякова


                    Становление ведьмы: история одной из тьмы. Часть 2. Цыганкам в глаза не смотри.

                    1385128777_2

                     

                    Воскресное летнее утро выдалось приветливым и солнечным. Бабушка Варя уговорила Марину прогуляться с ней на рынок, где она собиралась купить мак для будущих сладких пирожков. Идя по улице к рынку, ведьма Варвара рассказывала Марине про цыганок воровок, всякий раз закачивая свои краткие истории напутствием: «Марина, цыганкам в глаза не смотри!» Но Марина слушала бабушку Варю в пол уха и просто наслаждалась интересными и уютными разговорами доброй старушки.
                    Рынок встретил их шумом, гамом, толчеёй, смехом, руганью, криками, воздухом, в котором смешались запахи овощей, жаренных пирожков, сырого мяса и рыбы.
                    Протискиваясь в торговых рядах между потоками людей за бабушкой Варей, Марина с любопытством глазела по сторонам. Она не часто бывала на рынке. Размер стипендии советского студента не позволял ей отовариваться в таких местах. Поэтому, когда нужны были овощи или мясо, Марина шла в овощной магазин и гастроном, в которых на её студенческие сбережения можно было что-то прикупить.
                    На секунду Марина засмотрелась на яркое летнее платье и этой секунды хватило, чтобы потерять бабушку Варю в бурлящем потоке людей.

                     

                    - «Ай, красавица, дай свою руку, погадаю тебе, всю правду скажу!» — рядом с Марининым лицом возникло лицо молодой цыганки с пронзительными красивыми глазами.
                    - «Не надо!» — Марина шарахнулась от цыганки в сторону. В пол уха наслушавшись историй от бабушки Вари, Марина ощутила как чувство опасности и неприязни к цыганке мгновенно сковали её голову.
                    Однако, цыганка улыбалась, дерзко схватила Марину за ладонь и глядя в неё затараторила: — «Ай, не надо бояться! Такая молодая, комсомолка, отличница! Смотри, а тебя парень бросил! Ради черной такой! Ага! Она богатая, но такая пустая и злая! Заманила она его! Не будет ему теперь счастливой доли! Только с тобой будет!»
                    В голове Марины ярко всплыл образ Паши, её парня, который два дня назад сказал, что уходит от неё к Лизе. Брюнетка Лиза была яркой девушкой на студенческом потоке, комсомолкой, отличницей, всегда с иголочки одета, родители торговые работники. Про неё болтали всякое. Дескать, раскрепощена и дает… И вот, её любовь, её милый Павел, ушел к этой вертихвостке. Знать об этом цыганка не могла, но как-то же увидела это все на её ладони. Страх и отвращение к цыганке сменились чувством надежды.
                    - «Я могу тебе помочь вернуть его! Но сначала, ты должна убить ворону, которую тебе в сумку подложила твоя соперница! Вот смотри, она там сидит!» — и цыганка показала пальцем на сумочку Марины.
                    Марина, словно автоматически, открыла сумочку и уставилась в её содержимое. Там молча сидела ворона… Ступор, в который вошла Марина, было не описать. Однако, сознание Марины словно согласилось с тем, что в сумке ворона. Словно это обычное явление «живая ворона в сумке». И даже возникла смутная мысль, догадка, воспоминание, когда именно Лиза могла подложить ворону в сумку.
                    - «Давай скорее сюда её! Я унесу подальше и оторву ей голову!» — с этими словами цыганка взяла ворону из сумки Марины.
                    Ворона грустно посмотрела на Марину черным глазом, курлыкнула что-то на прощанье и, находясь подмышкой у цыганки, вместе с цыганкой исчезла в толчее людей.

                     

                    - «Марина, что с тобой?» — в голову ворвался голос бабушки Вари. – «Я тут мака накупила! Гляжу, а тебя и нету! А почему у тебя сумка раскрыта? Там что-то было? Кошелек твой где?»
                    Кошелек?! Мысль о кошельке и деньгах в нём вернула Марину из ступора. Сумка была пуста. Кошелька в ней не было. Но где же он?! Неужели потеряла? Как? Мысли суматошно путались у Марины в голове.
                    - «Я только отдала цыганке ворону из своей сумочки, которую мне подложила Лиза, чтобы увести моего Пашу…» — невнятной скороговоркой выпалила Марина.
                    Лицо бабушки Вари от удивления вытянулось, глаза сначала округлились, а затем, превратились в щелки.
                    - «Ой, горе то какое! Глупенькая ты, деточка! Какая ворона?! Это ж цыганка оморочила тебя и утащила твой кошелек. Говорила я тебе: цыганкам в глаза не смотри! Не послушала ты бабушку! Быстрее надо её найти, твою цыганку, пока она в табор не убежала!» — бабушка схватила Марину и ринулась в толчею торговых рядов.
                    - «Как это оморочила?» — Марина семенила рядом, боязливо прижимая уже пустую сумочку к груди.
                    - «Это у вас у студентов по научному называется гипноз!» — на бегу ответила бабушка Варя.
                    - «А откуда вы знаете про гипноз?» — удивилась Марина.
                    - «Так я ж в начале войны санитаркой была, при профессоре одном. Ученый был большой, хирург. А также писал работу научную по психам. Он меня и научил этому вашему гипнозу. Да еще много чему научил, чему слов научных не подобрать. Я потом, под конец войны, помогала нашим особистам пленных немцев раскалывать с помощью этой вот науки! Только ты нигде не болтай об этом, я на фронте подписку давала. Тогда это военная тайна была.» — бабушка широко ухмыльнулась и во рту на солнце ярко блеснул её золотой зуб.
                    Такая информация накрыла Марину покрывалом неимоверного уважения и трепета к бабушке Варе, не только как к ветерану войны, но и как к медику, освоившему технику такого загадочного научного явления как гипноз, который оказывается на войне использовался и был военной тайной. Марина почувствовала внутри себя ответственность за то, что услышала от бабушки Вари. Конечно, она никому не расскажет!

                     

                    - «Эй, чавела, а ну иди сюда!» — бабушка Варя рявкнула почти басом на совершенно незаметно стоящую в сторонке цыганку средних лет.
                    Цыганка сделала удивленное лицо и спокойной походкой с наглой улыбкой во все чернобровое лицо направилась к подозвавшей её пенсионерке.
                    - «Это не она, баб Варь!» — шумно зашептала Марина бабушке Варе прямо в ухо.
                    - «Ща посмотрим!» — отмахнулась «санитарка-гипнотизер времен Второй мировой войны».
                    - «Ай, что нужно таким красивым женщинам? Ясно вижу погадать хотите! Ай, погадаю я вам славно, всю правду расскажу!..» — начало было цыганка.
                    Вместо ответа бабушка Варя схватила цыганку за подбородок и рванула рукой в сторону, словно срывала условную маску с цыганки, которая условно крепилась у неё на подбородке. У Марины от удивления отвисла челюсть: на мгновение лицо цыганки стало расплывчатым, а потом приняло черты именно той молодой цыганки с пронзительными глазами, которой Марина отдала ворону из своей сумочки.
                    - «Баб Варь, это она! Но как вы это сделали?» — Марине вдруг подурнело, начала кружиться голова.
                    Подурнело не только Марине. Цыганка стояла тоже в странном состоянии, с белым лицом и казалось она вот-вот упадет в обморок.
                    - «Так, чавела, кошелек девке отдай! Быстро! Тогда отпущу!» — надменным приказным голосом сказала ведьма Варвара.
                    Цыганка ватными руками стала рыться в складках копны своих юбок, выудила оттуда кошелек и медленно протянула Марине.
                    - «Маринка проверь твой? Деньги на месте?» — не поворачивая к Марине головы таким же приказным голосом сказала бабушка Варя.
                    - «Да-да, мой! Все на месте!» — торопливо просмотрев кошелек и его содержимое, выпалила Марина.
                    Бабушка Варя немного расслабилась. Цыганка пришла в себя. Марина торопливо спрятала кошелек в сумочку и еще сильнее прижала её к груди.
                    - «Все, чавела, гуляй вальсом! И больше не попадайся на глаза мне и моей внучке!» — с этими словами бабушка Варя ткнула указательным пальцем в сторону Марины.
                    Молодая цыганка, ничего не сказав, сверля их странным взглядом и улыбаясь, стала пятится спиной, пока не уперлась спиной в заднюю часть торговой лавки.

                     

                    - «Привет, Варвара! Вот мы и встретились!» — сзади Марины раздался скрежетащий старушечий голос.
                    Бабушка Варя и Марина почти синхронно повернулись на голос. Позади них стояла пожилая цыганка. Она смотрела бабушке Варе прямо в глаза, нагло улыбалась и что-то бормотала при этом себе под нос.
                    - «Ну привет, коль не шутишь!» — зло выдавила из себя ведьма Варвара.
                    - «Маринка, быстро крепко воткни себе в волосы этот гребень! Ихний гипноз и остальное не тронут твой ум!» — с этими словами бабушка Варя протянула Марине красивый старинный гребень с изображением на нем ласточки, что несла в своем клюве жемчужину.
                    Не мешкая и чувствуя опасное напряжение ситуации, Марина воткнула гребень себе в волосы. И… словно мир перед глазами Марины раскрылся, стал насыщеннее, четче и трезвее что ли, хотя она никогда особо не употребляла алкоголь.
                    То, что произошло дальше, никак не вписывалось в рамки научных объяснений материалистической действительности. Пожилая цыганка открыла рот и оттуда, словно рой, вылетела туча черных точек, которые очень сильно были похожи на обычных мух. Этот рой «мух», который ощущался Мариной даже кожей как плотный теплый поток, смерч, от которого вибрировал воздух, ринулся на бабу Варю.
                    Марина остолбенела и стала покрываться липким потом страха, даже ужаса.
                    Ведьма Варвара быстро вытащила из своей сумки жменю мака и бросила перед собой на землю, словно собиралась покормить невидимых голубей. Рой «мух» на подлете к бабушке Варе, круто завернул вниз, ударился в рассыпанный на земле мак и сгинул, словно никаких мух здесь никогда и не было.
                    Пожилая цыганка удивленно вытаращила глаза и… исчезла. Растаяла как наваждение. Но вдруг, Марина увидела, что на том же месте, где стояла одна пожилая цыганка, стоит уже две одинаковые пожилые цыганки, затем три, четыре, пять… Одинаковые как близнецы пожилые цыганки расходились в стороны и окружали бабу Варю с Мариной, заключая их в условный круг, улыбаясь и бормоча что-то себе под нос. Марине стало плохеть, стала кружиться голова. Интуитивно она схватилась рукой за гребень на голове и тошнота стала отступать понемногу.
                    - «Молодец Маринка! Смотри, какой они хоровод придумали! Щаз как закружат нас в свои кружева!» — оскалилась баба Варя.

                     

                    Для продолжения аккуратного подчинения себе атеистически и материалистически настроенного разума Марины, ведьма Варвара решила воспользоваться уже известным в среде советских атеистов и материалистов научным понятием «гипноз». Под этот термин ведьме было удобно начать объяснять Марине необъяснимое, показывать другую реальность, заставить поверить в реальность того, чего не видят другие люди, и при этом не дать Марине сойти с ума.
                    Для внедрения этой затеи, ведьма Варвара договорилась с местной профессионалкой «уличного гипноза» цыганкой Чарген подстроить ситуацию на рынке. Однако, под конец реализации плана что-то пошло не так. Откуда-то взялась пожилая ведьма цыганка, о которой ведьма Варвара похоже даже не догадывалась, и решила нарушить все планы бабушки Вари.
                    Тем не менее, «санитарка-гипнотизер времен Второй мировой войны» не растерялась, мало того, что заставила принять Марину заколдованный предмет, который теперь будет постоянно при ней, будет касаться головы и волос Марины, помогая бабушке Варе воздействовать на сознание Марины, так еще и смогла сбить первую атаку духов помощников пожилой ведьмы цыганки.
                    Продолжение следует…

                    Елена Сибирякова