Архив рубрики: Заметки на полях

Чем Ведьма отличается от монашки?

 

57155008_2671063982934793_3915567752135311360_n

 

 

 

Чем Ведьма отличается от монашки, не в Силе, а в сути?
Тоже вера, тоже бесконечный бег слов в ритуалах и та же преданность своему Божеству.

 

Однако…

Ведьма следует своей Природе, монашка держит её в цепях.
Ведьма обнажает свои чувства, монашка держит их под покровом чёрных одежд.
Ведьма позволяет страсти быть, монашке позволена только кротость.
Ведьма легко легко примет образ монашки, монашка же никогда не посмеет даже прикоснуться к личине Ведьмы.

 

Как сладко людям думать, что они способны описать суть Ведьмы.

Сделать её понятной, подобно монашке.
Чтобы получить ясность и избавиться от тревоги в отношении чего-либо, это что-то придётся описать, задать ему рамки и поставить в ровный строй.
Заклеймить, придать форму, нарядить в плотные чёрные одежды и заставить себе служить.
Если точнее, обслуживать.

 

В конечном итоге, они обе Сосуды Духа, каким бы путём они не шли к познанию тайн.

Каждая из них — Святой Грааль, вместилище и прибежище, раздающие благодать и ведущие к жизни вечной.
Святые блудницы и непорочные девы, всегда готовые к зачатию и рождению то ли Зверя, то ли Спасителя.
А кто знает, что ещё придумает Божество, одной рукой уничтожающее целые народы, а другой раздающее дары? Божество, признающее и оставляющее за собой право на гнев и убийство. Божество, способное наставить на путь истинный, а потом заставляющее с него свернуть.
Божество, наполненное безграничной любовью и ровно такой же ненавистью и злостью.

 

Божество не проявит себя иначе, как через прохождение лоном Великой Матери. Переход можно совершить только через сосуд жизни, спрятанный в каждой из дев, а потому ее низменная натура неопровержима.

Чтобы появился великий, и не важно Зверь ли, Спаситель ли, женщина должна сначала родить человека. Обычного человека.
И низменность её натуры лишь в том, что Дух нисходит через неё в самые низшие и твёрдые слои бытия.

 

Что остаётся Ведьмам?

Стать подобными Божеству.
Признавая господство высшего разума над вульгарным, они никогда не отвергают низшее, ведь в нем вся соль Земли, ее плоть и кровь.
Они сами сделаны из плоти и крови, и с удовольствием запускают этот вечный круговорот от низшего к высшему и обратно.
И они знают, что именно на пике, в высших и низших точках, достигается экстаз.
Экстаз слияния с Божеством.
 

Елена Сибирякова


    Свои

    46513767_2362382993802895_3585863823153692672_n

    Свои всегда рядом.

    Даже если ты злишься, даже если ты не хочешь никого видеть, они будут стоять за стенкой и слушать стук твоего сердца.

    Свои знают, что тебе плохо, но они не будут сидеть и плакать вместе с тобой. Они сделают все, чтобы ты перестал плакать.

    Свои подставят плечо, если ты не можешь идти.

    Свои подадут руку, даже если ты по уши в дерьме. Они не боятся испачкаться.

    Со своими не бывает пустоты и неловких пауз. Со своими хорошо молчать и легко говорить.

    Свои не осуждают, но смогут вдохновить быть лучше и сильнее.

    Свои не уходят. Свои не бросают. Свои всегда возвращаются.

     

    Чужим этого не понять.

    Чужих надо отпускать.

     

    Елена Сибирякова


      Выбор

      77407992_3271095836264935_5717884261743198208_nСитуация, которая наверняка многим была знакома.
      Женщина переживает тяжёлое и мучительное расставание с партнером. Пусть даже по ее инициативе, но все очень непросто. Одолевают сомнения, тревога шкалит, душе покоя нет.
      И вдруг знакомство.
      Новый кавалер смотрит влюблёнными глазами, угождает и внутри уже что-то теплится, но непережитое вновь и вновь нагло стучится в двери.

      «- Знаешь, сижу как дура в этом прекрасном ресторане и не знаю что делать. Не то плакать, не то смеяться. Он мне говорит, а ты в Париж хочешь? Хочу, но без него. Делать то что мне?»

       

      Конечно надо ехать в Париж.

      Ехать одной.

      Гулять в одиночестве. Завтракать в одиночестве. Одной засыпать в большой кровати.

      Просыпаться, распахивать окна и дышать.

      Дышать до тех пор, пока не захочется открывать эти окна с кем-то вместе.

      Может быть не захочется никогда. А возможно прямо сейчас. Немедленно и навсегда.

      Но сначала глоток одиночества, который в этом случае равен освобождению.

      Елена Сибирякова